Мутко открывает огонь
26 января 23:38
автор: Алексей Фомин

Мутко открывает огонь

Совместное выступление президента ФИФА и президента РФС, как подсказывает опыт, всегда располагает к умиротворению и сдержанным оценкам. Но приезд на пресс-конференцию министра спорта России Виталия Мутко всколыхнул всех. Прозвучали беспрецедентно жесткие заявления о событиях вокруг Евгения Плющенко, Юлии Ефимовой, хоккейном «Спартаке». Не ушла и футбольная тема – благословлен новый контракт Фабио Капелло, охарактеризованы отношения с Николаем Толстых и указан дальний путь, по которому следует направиться тренеру по физподготовке Раймонду Верхейену.

Совместное выступление президента ФИФА и президента РФС, как подсказывает опыт, всегда располагает к умиротворению и сдержанным оценкам. Но приезд на пресс-конференцию министра спорта России Виталия Мутко всколыхнул всех. Прозвучали беспрецедентно жесткие заявления о событиях вокруг Евгения Плющенко, Юлии Ефимовой, хоккейном «Спартаке». Не ушла и футбольная тема – благословлен новый контракт Фабио Капелло, охарактеризованы отношения с Николаем Толстых и указан дальний путь, по которому следует направиться тренеру по физподготовке Раймонду Верхейену.


Изначально Мутко не значился в анонсе пресс-конференции, поэтому его появление в компании главы Оргкомитета ЧМ-2018 Алексея Сорокина удивляет журналистов. Выступив на официальной части, Мутко тут же пошел общаться со СМИ в неформальной обстановке, отвлекся, чтобы проводить улетающего из Петербурга Блаттера, а затем продолжил пламенную речь.

Осознанно опускаем вопросы, которые задавались министру. И без вопросов все ясно.

О том, как уговаривал Плющенко готовиться к ОИ

– Я лично попросил два года назад Женю и Алексея Николаевича Мишина готовиться к Олимпиаде. Спонтанно получилось: начал расти Максим Ковтун, он сделал за два года то, что нашим не удавалось очень давно, попав на Гран-при. И это в 19 лет! Но хватило бы ему психологической устойчивости в Сочи? Приоритеты расставлены. Мне же нужно отчитываться за результат, я же взял все на себя! Это ведь команда: один провалился – и все бесполезно. Я попросил, чтобы на Женю посмотрели независимые эксперты. Они говорят, что Плющенко готов и физически, и в техническом плане… Два четверных – это уровень. Женя надежен. А по Максу мы можем сказать, что он всех порвет в Сочи? Что лучше – просто поехать и достойно выступить или рискнуть и выпить шампанского?.. У Ковтуна этих стартов еще будет пруд пруди – успеет еще всех порвать.

О допинговом скандале, связанном с пловчихой Юлией Ефимовой

– В этой истории есть много нюансов, которые пока рано выносить в прессу. Но если бы я не знал Юлю много лет, то еще мог бы поверить, что она что-то намеренно принимала. Знаю, что с ее физиологией это просто бессмысленно – она и так способна бороться за медали. К сожалению, возник скандал. И я прекрасно знаю, как это делается. Журналист, давший про нее информацию, сказал: «Не я, так другие бы это опубликовали». И вот это – самое страшное…

О возможных преемниках Фабио Капелло в сборной России по футболу

– Нужно поднять институт юношеских и молодежных сборных. Они все разобщены, ими никто не рулит. Кто-то должен этим заняться. Сейчас этим займется Фабио, чтобы там были подобраны тренеры, чтобы команды готовились по одной системе и были подотчетны главному тренеру. Мы договорились, что в штаб войдут два российских специалиста. Мне бы хотелось, чтобы не торопились, тщательно подобрали именно тех, кто теоретически может в перспективе подхватить это знамя у Капелло и стать главным тренером. Не должны мы поскупиться на зарплаты этим помощникам. Может быть, Писарев станет или Кобелев. Мне вот сейчас нравится, как работает Черчесов. Привожу фамилии как пример.

О разграничении полномочий с Толстых

В декабре Мутко, недовольный атмосферой внутри российского футбола, заявил:

– Надо собрать специальную совместную с Толстых пресс-конференцию и определиться, где его, а где мое.

Когда вчера об этой фразе я напомнил Виталию Леонтьевичу, он посетовал, что его не так услышали.

– С Толстых все нормально – чего мне созывать пресс-конференцию? – парирует Мутко. – Он президент федерации, я – министр. Чего тут разграничивать полномочия? В закон заглянул – и разграничил. Вопрос не в этом. Я говорил о другом. О том, что пора заниматься футболом. Сейчас ситуация налаживается, как мне кажется.

– То есть до этого Толстых не занимался футболом?

– Да не в этом дело! Чего вы так сразу?! Просто я говорю о том, что надо расставить приоритеты. Приоритеты какие? Если вы приходите в юридическое лицо и видите, что у вас экономическая проблема, то что вы делаете в первую очередь? Когда человек больной, вы же не будете его заставлять спортом заниматься. Сперва вылечитесь, а потом спортом занимайтесь. Если вы приходите, а у вас зарплату нечем платить, на командировочные нет денег, так сядьте, займитесь экономикой для начала, а потом будете глобальные вещи решать. Вот о чем речь! Приоритеты расставьте! Когда вы поймете, как будете эту проблему решать, то уже можно заниматься системой «осень–весна», агентами, Прядкина будем сажать… Вы понимаете, о чем я?

– На пост сажать Прядкина? – пытается сгладить углы один из коллег.

– Ну да, повышать, – спокойно принимает подачу знакомого питерского журналиста Мутко. – Надо заниматься этим поэтапно. Я пришел в Министерство спорта: офиса нет, компьютера нет. Если ничего нет, то чего я буду распыляться? Я выбрал приоритет и работаю. Все охватить невозможно. А сейчас решаю многие вопросы, вплоть до того, как транслировать чемпионат мира по хоккею с мячом.

О Раймонде Верхейене

– Нужны грамотные специалисты, имеющие хотя бы теоретическую подготовку. Надо опираться на науку, на знания. Я вот сейчас изучаю тему среднегорья в лыжных гонках и биатлоне. Ну, некоторые просто не понимают, что такое гипоксия, как у человека организм в среднегорье ведет себя. Это же серьезные вещи! Потом человек идет на старт, пробегает 20 метров и умирает. Все эти вещи нужно знать – времена другие. Вспомните, как отработал специалист по физподготовке перед Евро-2008 (Раймонд Верхейен. – Прим. ред.). Он все объяснял: сделаете вот эту работу – получите вот это. А у нас в некоторых видах спорта после финиша кое-кто говорит: я не знаю, что со мной происходит, – вся такая загадочная. Потому что не понимает, что с ней самой происходит.

– Получается, вы подписываетесь под словами Верхейена, который критиковал российских тренеров за непрофессионализм? – напоминаю Мутко о прошлогоднем нашумевшем пассаже голландца об алкоголизме и отсталости российских тренеров.

– Да пошел он, честно говоря, подальше, этот Верхейен. Мы ему заплатили – пускай гуляет. Еще он будет оценки нам теперь раздавать.

О Газзаеве и игровых автоматах

– Вот «Алания» есть. Валерий Георгиевич (Газзаев – президент «Алании». – Прим. ред.) с сыном (Владимиром Газзаевым, главным тренером «Алании». – Прим. ред.) сели и уехали, оставив клуб. Там начали разбираться в бюджете. Как выходит? Я подхожу к игровому автомату, достану пятикопеечную монету и опущу ее, вы подойдете туда же и выберете музыкальную пластинку. Это нормально? Ненормально. А хоккейный «Спартак»? Я в шоке был, когда увидел их траты, хотя, казалось бы, в футболе насмотрелся этих чудес на всю оставшуюся жизнь. И как они хотят, чтобы я уговаривал инвесторов? Лучше уж вложить деньги в регби – в три копейки обойдется. В регби встречался с девчонками – все в татуировках «Не забуду мать родную»! Классные девчонки! Но у них ноль внимания. По телевизору всего пару раз на Универсиаде показали. А три копейки всего нужны.

Об объединенном чемпионате

– Что тут комментировать, если еще в прошлом году и Блаттер, и Платини уже высказались? Позиция ФИФА абсолютно ясна, ее и обсуждать нечего: ФИФА никогда не поддержит объединенный чемпионат. У нас некоторые товарищи заявляют, что им все равно, как относится к этой идее ФИФА, – видимо, у них есть другая организация. У нас – только ФИФА.

О финансировании спорта в стране

– Очень большая доля уходит сегодня на содержание игровых команд в регионах. Просто из бюджета тратится. Конечно, нам это не нравится. Ни в коем случае не должны деньги тратиться на гонорары, зарплату. Как совмещать частный бизнес и государственное финансирование в жизни клубов? Конечно, это дело каждой страны, экономики. У нас есть вопросы по содержанию игровых видов спорта, клубных. Надо, чтобы сегодня виды спорта сами зарабатывали, клубы. Есть более богатые клубы, остальные – не так богаты. В УЕФА сделали специальную программу открытости бюджета, финансовый fair play, он наступит. Наши клубы имеются в списке замечаний. Проведем Олимпиаду и будем возвращаться к этой теме.

О петардах и школе жизни

Министру напомнили об инциденте в 2012 году в Химках, когда была брошена петарда во вратаря Антона Шунина.
– Свои петарды мы должны… отбросать. Ничего другого не придумано. Англия через это прошла, Италия… Там мотоциклы затаскивали на верхний ярус и вниз сбрасывали. Ничего тут не поделаешь – это субкультура фанатская, у них такое представление о жизни. Страшно то, что мы отошли от иной манеры поведения – приходят новые поколения и приходят в это… И ведь я сам вытаскивал двух питерских ребят в Варшаве во время Евро-2012. Когда начал разбираться, увидел, что ребята нормальные и семьи у них хорошие. Но тут как в школе: ты приходишь и не куришь – становишься белой вороной. Я свое детство еще не забыл. Помню школу – если характер мелковатый, то такой дорогой и пойдешь. Но мне повезло: я все-таки ПТУ оканчивал! А ПТУ – школа мужества. Бывало, вечером дверь бух ногой – пришли старшие с танцев… Такая культура, но, когда я стал старшим курса, отказался от философии «нас гнобили, и мы будем гнобить». Мы от этого отошли, поэтому у меня получалось на общественных работах.

О предчувствиях перед Олимпиадой

– Я не боялся шквала критики перед Ванкувером, не боюсь и сейчас. Тем более что мы движемся в правильном направлении, результат приходит. Тогда многое сразу нужно было поменять, и мы запустили этот процесс. Он плоды начинает приносить. Я как министр вникал в суть дела, сейчас знаю каждую бобслеистку. Министр спорта должен работать лет пятнадцать, потому что это очень глубокая и тонкая работа.