Игорь Корнеев из того легиона российских футболистов, что по окончании карьеры не стали возвращаться на родину. Поиграв в ЦСКА, испанской «Барселоне» и голландском «Фейеноорде», Корнеев предпочел осесть в самом крупном порту мира - Роттердаме. О житье-бытье одного из самых ярких российских игроков начала 90-х и, разумеется, о перспективах вживления голландских микросхем в нашу футбольную сборную с Корнеевым рассказал в своем интервью газете «Известия, самые интересные выдержки из которого мы приводим для Вас.

- Чем вы занимаетесь в Голландии?

Я тренирую юношескую команду «Фейеноорда» до 19 лет. Довольно успешно: в последние два года мы поставили пять игроков в основной состав. Это по спортивной части. Попутно занимаюсь недвижимостью и владею солярием — достаточно большим, в самом центре Роттердама.

- Россия с особым интересом стала наблюдать за футбольной Голландией после того, как сборную возглавил Гуус Хиддинк. Вы каким-то образом участвовали в его приходе на российскую землю?

Нет, он со мной не связывался. Пока... Мы с ним последний раз общались в Испании. Я не думаю, что это человек, который обращается за советом. Он настолько опытный, что его нельзя чем-то испугать. Где бы он ни был, он приносит командам хорошую прибыль — не только клубам, но и сборным. Особенно тем, которые нуждаются в сильной руке.

- И что эта сильная рука может изменить?

У каждого игрока теперь будет стопроцентный шанс играть в сборной, а не так, как раньше, когда тем или иным футболистам отдавались непонятные предпочтения. Хиддинк принесет здоровую атмосферу в команду. С ней-то, с атмосферой, всегда были проблемы. Люди были заняты чем-то другим, но не футболом — премиальными, например. У голландцев все ясно за полгода: они узнают нужную им информацию и начинают думать только о том, как обыграть ближайшего соперника.

- Вы сами часто бываете в России?

Раз в два года. В большинстве случаев свое свободное время я трачу на поездки в Испанию — в Барселоне живет мой сын от первого брака. В принципе, у меня нет времени скучать по России, потому что моя мама часто бывает в Голландии. Да, там у меня остались друзья, которых мне не хватает, но в целом я доволен и тем общением, которое есть у меня в Нидерландах.

- С какими чувствами вы смотрите матчи сборной России?

Переживаю и болею, конечно. Если составлять рейтинг моих любимых команд, то Россия в нем первая. Вторая — Бразилия. И потом Италия — по своему практичному подходу. Думаю, итальянцы представляют собой лучший образец современного футбола — ставка на контратаки, пара острых игроков, которые их завершают, довольно ровные результаты. Может быть, это и скучно, но футбол — это тоже бизнес: на высшем уровне все решает только результат.

- ЦСКА?

Тоже видел пару матчей. Смотрел финал Кубка УЕФА против «Спортинга». В первом тайме я не понимал, как ЦСКА туда попал, во втором — таких вопросов уже не возникало.

- В Нидерландах у вас есть семья?

Я уже девять лет живу здесь с девушкой-англичанкой. У нас есть сын — ему два года и семь месяцев. Мой старший сын Кристиан говорит на всех языках: английском, испанском, каталанском французском и русском. Младший последует его примеру.