Нападающий молодежного состава «Зенита» Евгений Стариков не стал скрывать, что в первую очередь его поразило в российской глубинке, рассказал о своей любви к Петербургу и признался, что бомбардирские подвиги куда менее важны, чем успехи команды.

– Вы приехали в Россию из США, чтобы достичь своей заветной цели – стать футболистом. Прошел год. Не разрушила ли вашу мечту действительность?

– Нет. В принципе я доволен тем, как прошло это время. По-прежнему уверен, что принял правильное решение, отправившись в Петербург. Конечно, мог бы сыграть чуть лучше, но помешала травма, из-за которой пришлось пропустить полтора месяца. Я изначально понимал, что будет трудно, и почти все сложилось, как и предполагал. Сейчас готов дальше продвигаться к своей цели. Возможность есть, все зависит только от меня самого. Я всегда хотел играть в футбол в Европе и, когда появился шанс в «Зените», просто не мог его упустить. Никогда бы себе не простил, если бы не попробовал.

– Вы отправлялись в неизвестность или уже имели представление об уровне российского футбола?

– Весьма отдаленно представлял себе, с чем придется столкнуться. Когда я улетал в Петербург, тренер мне посоветовал просто показать все, что могу, ничего не придумывать. В результате же оказалось, что мой стиль подходит под игру «Зенита». По крайней мере, мне так кажется.

– В США на спортивных каналах превалируют бейсбол и баскетбол. Почему у вас возник интерес к футболу?

– Мой отец играл в футбол еще в Одессе, выступал за «Черноморец», правда за дублирующий состав. Так что как только мне исполнилось пять лет, он сразу же отвел меня в местную футбольную команду. Мы жили в небольшом городке Палм Харбор (20 минут на автомобиле от Тампы), в котором не было своей команды, приходилось ездить тренироваться в соседний Клируотер. А вообще интерес к соккеру в США заметно растет, чему способствует приезд в MLS таких звезд, как Бекхэм.

– Наверное, после солнечной Флориды нелегко было привыкать к климату Петербурга?

– Честно говоря, для футбола в Питере не самые лучшие климатические условия. Сначала было трудно к ним приспособиться, а теперь надел шапку и перчатки – и вперед! Первое время ощущал себя очень неуютно, ведь зимы раньше никогда не видел. Нет, конечно, у нас тоже есть календарная зима. Это когда температура опускается до 23–24 градусов тепла. Но сами понимаете, это не одно и то же. Даже плюс пять – уже очень холодно.

– Еще весной вы хотели получить российское гражданство, но пока этого не произошло.

– Процесс идет, но потихонечку. Я на данный момент связываю свое будущее с Россией, с футболом. Так что заинтересован в том, чтобы получить гражданство страны, в которой собираюсь остаться. Мой контракт с «Зенитом» рассчитан еще на один год.

А знаете, что фамилия защитника «Рубина», после столкновения с которым вы получили травму, – Жестоков?

– Да, что-то об этом слышал. Жестоко все получилось. Я выпрыгнул и попытался сыграть головой, думал, что защитник уже опоздал. Но после того как я сделал скидку, он врезался в меня – лоб в лоб. Травма, по существу, разбила для меня сезон на две части. Но стараюсь не думать о том, что было, а двигаться дальше. Сейчас чувствую себя хорошо на все сто процентов. Готов помочь команде бороться за первое место. Для всех нас это чрезвычайно важно.

– Скоро чемпионат закончится, вы полетите во Флориду. О чем в первую очередь расскажете своим американским друзьям?

– Прежде всего, о том, что Петербург – потрясающе красивый город. Я успел увлечься и его архитектурой, и его историей. Кстати, ко мне уже прилетал друг, который также остался восхищен Питером.

– Петербург все же скорее европейский город. На выезды иногда приходится отправляться в российскую глубинку. Там ничего не шокировало?

– Иногда поражает, что едешь долго, а лес все не кончается. Кроме того, зачастую люди в небольших городах одеты как-то несовременно. Живут спокойно – что есть, то и хорошо, а больше ничего не надо.

– Перед началом сезона большинство форвардов устанавливают себе планку, сколько мячей надо забить. Вы весной занимались планированием?

– Хотелось начать с десяти голов. К концу первого круга шел по графику, но потом из-за травмы все сбилось. Тем не менее, до конца чемпионата есть еще время. В футболе все возможно. Но главное, еще раз повторю, победа команды в чемпионате.

– Какой самый необычный гол вы забили в своей игровой карьере?

– Незадолго до отъезда из США удалось отправить мяч в сетку ударом через себя после навеса с фланга. Тяжелый гол, но очень эффектный. Мне всегда нравилось забивать каким-нибудь необычным способом.

Связанные материалы: