Главный арбитр матча «Спартак» - «Жилина» Мартин Ханссон: Я расплакался, увидев руку Анри…

Предлагаем вашему вниманию интервью арбитра Мартина Ханссона, который будет судить матч «Спартак» - «Жилина».
Главный арбитр матча «Спартак» - «Жилина» Мартин Ханссон: Я расплакался, увидев руку Анри…
28 сентября 2010 15:06
автор: Иван Тарасенко

Предлагаем вашему вниманию интервью арбитра Мартина Ханссона, который будет судить матч «Спартак» - «Жилина». Еще во время чемпионата мира-2010 коорреспондент «Советского спорта» пообщался со шведом, которого всегда будут помнить как рефери, не заметившего игру рукой Тьерри Анри.

«ЗНАЮ, ЧТО ЧУВСТВУЮТ ЛАРРИОНДА И РОЗЕТТИ»

Хорхе Ларрионда и Роберто Розетти не пожелали рассказывать прессе о собственных промахах. А вот Мартин Ханссон уже не прячется от прессы. Швед вместе со своими помощниками тренируется вместе со всеми судьями, но так до сих пор и не получил назначения ни на один матч чемпионата мира.

В понедельник поздно вечером ФИФА отправила Ханссона домой — в числе других судей, которые не будут претендовать на работу в самых ответственных матчах плей-офф. Когда мы встретились с Ханссоном, он еще не знал об этом решении ФИФА. Но, конечно же, догадывался о нем.

— Мистер Ханссон, плей-офф уже в разгаре, а вы до сих пор остаетесь без работы. И все же есть ли у вас шанс получить назначение на один из матчей?

— Вообще-то я по натуре оптимист.

— Возможно, это наказание ФИФА за ту историю с парижским матчем?

— Не знаю, — после паузы произнес Ханссон. – Вам лучше спросить об этом ФИФА.

— Что вы думаете об ошибках Хорхе Ларрионды и Роберто Розетти?

— Я знаю, что чувствуют эти парни. Могу понять, почему они не пришли сюда. На протяжении нескольких лет ты судишь, тебя многие хвалят. Потом одна ошибка портит всю карьеру.

«ДУМАЛ, ЧТО АНРИ СЫГРАЛ ПЛЕЧОМ ИЛИ ГОЛОВОЙ»

— Не хотите посоветовать Ларрионде и Розетти, чтобы они перестали прятаться?

— Мы все их поддерживаем. Но я не хочу им ничего советовать. Считаю, судьи не должны чересчур много общаться с прессой, особенно после матчей. Во время игры мы переживаем большое нервное напряжение. Наверное, даже большее, чем игроки. Так что после матчей можем не справиться с нервами — мы бываем слишком эмоциональны. Наверное, если бы арбитры давали комментарии после игры, они слишком много критиковали бы игроков, не желая признавать собственные ошибки. Тем более, если судья совершил серьезную ошибку, он не всегда сразу понимает, каков ее масштаб. Так было, например, со мной. Только вернувшись в свой отель и включив запись матча Франция – Ирландия, я понял, что натворил.

— Как же все-таки объясните ту оплошность?

— Понимаете, судья в современном футболе принимает около 10 решений за минуту игры. Итого за матч получается 900 решений. Ни один человек не сможет добиться того, чтобы все 900 решений за 90 минут матча были правильными. Ошибки неизбежны.

— Но ваш просчет стал роковым. Он случился в самый ответственный момент.

— Это правда. Мы просто не заметили игру рукой. Тут ничего не сделаешь. Я был уверен, что Анри сыграл плечом или головой. Более того, даже сразу после матча я был на сто процентов уверен в своей правоте. Но, как говорят в Англии, дерьмо случается. Я был судьей 20 лет. Десять лет работаю в ФИФА. И если бы мне представилась возможность исправить всего одну ошибку, которую я допустил за всю карьеру, я бы выбрал именно эту.

— Правда ли, что вы расплакались после того, как впервые увидели запись?

— Да.

«Я ЛЮБЛЮ ИРЛАНДЦЕВ»

— Что вам сказали в ФИФА после того матча?

— Конечно, меня критиковали: и журналисты, и футбольные люди, и чиновники. Было тяжело. Легче стало только после того, как специальная комиссия ФИФА провела анализ видеозаписи и постановила, что мой обзор был перекрыт и я не мог увидеть, что мяч попал в руку Анри.

— После этого инцидента вы когда-нибудь поедете в Ирландию?

— Почему нет? Я люблю ирландцев. Они приятные люди. Ирландское пиво тоже люблю. Надеюсь, в следующий раз они все же не будут припоминать мне игру с Францией.

— Вам приходили угрозы?

— По почте я получил несколько писем. Они совсем не похожи на те, что я обычно получаю на Рождество, — Ханссон вновь грустно улыбнулся. – А еще журналисты приезжали в деревню, где живут мои родители, фотографировали их дом, стучались в дверь соседям посреди ночи. Для моей семьи это было очень сложное время. Но, конечно, все это часть моей работы. Сейчас понимаю, нужно проще к подобному относиться.

— Вы решили, что все-таки стоит?

— Да. Просто футбол – очень эмоциональная игра. Ты должен быть готов к любому повороту событий. Когда вся эта история улеглась, еще раз пересмотрел тот матч. И, знаете, я понял, что до той роковой ошибки судил идеально. Это мой лучший матч в карьере! Там была куча очень сложных эпизодов, и во всех я разобрался правильно. Кроме одного.

«СУДЬИ ЛИШИЛИСЬ ДОВЕРИЯ»

— «Руки Анри» не случилось бы, имей ваш помощник возможность использовать видеоповтор.

— Наверное, в этом случае да. Но я не стал бы говорить, что использование видео – панацея от всех бед. А если эпизод более сложный? Тогда нужно время, чтобы подобрать запись с подходящей камеры. Если игра прерывается надолго, это не пойдет на пользу.

— Да, но ведь, согласитесь, судьям нужна помощь?

— Введение видеоповторов может оказать и негативное действие на работу арбитра. Он будет понимать, что в любом случае можно посмотреть повтор. Рефери может стать менее внимательным.

— Значит, вы против видеоповторов?

— Нет. Надо признать, что болельщики нам уже не так доверяют, как прежде. Это — серьезная проблема, и ее надо решать. Я за любые меры. Если внедрение видеоповторов поможет решить хотя бы часть этой проблемы, я за.

«ИГРОКОВ НУЖНО НАКАЗЫВАТЬ ЗА ОБМАН»

— Что еще может вам облегчить работу?

— Думаю, проблему можно решить и без внедрения технологий. Мне кажется, игроки должны чувствовать куда большую ответственность за свои поступки на поле, чем сейчас. С футболистами надо провести подробную разъяснительную работу, потому что они сами мешают нам принимать верные решения.

— Вы предлагаете ужесточить наказания за симуляцию?

— Наверное, это был бы выход. Вот смотрите: игрок на протяжении целого матча толкается, симулирует, ругает судью, кривляется в его сторону, протестует. А потом забивает гол, поднимает футболку и демонстрирует болельщикам надпись на майке: «Я люблю Иисуса». Вы представляете себе такое? А ведь это происходит сплошь и рядом. Если ты такой религиозный человек, почему обманываешь арбитра, хамишь ему? Это ведь грех! Честно говоря, не понимаю таких игроков.

Все любят футбол. Судьи тоже любят футбол. Они хотят принимать верные решения. Но футболисты мешают им это делать. Симуляции и апелляции к арбитру должны караться строже, чем сейчас.