Сергей Галицкий: Почему отпустили Мовсисяна? Нам не нужен дисбаланс в зарплатах - Советский спорт

Матч-центр

  • 17-й тур
    перерыв
    Ахмат
    Арсенал
    1
    0
  • 16-й тур
    начало в 23:00
    Эвертон
    Уотфорд
    0
    0
  • 15-й тур
    начало в 23:00
    Атлетик Б
    Жирона
    0
    0
  • Футбол28 мая 2013 23:53Источник: ТК ДождьАвтор: Груздева Наталья

    Сергей Галицкий: Почему отпустили Мовсисяна? Нам не нужен дисбаланс в зарплатах

    Президент «Краснодара» Сергей Галицкий в эфире телеканала «Дождь» рассказал о любви к футболу и политике «Краснодара».

    Президент «Краснодара» Сергей Галицкий в эфире телеканала «Дождь» рассказал о любви к футболу и политике «Краснодара».

    - Когда из-за Сочи Краснодар не получил чемпионат мира, это был один из худших моментов в вашей жизни?

    - ЧМ - это три игры. Для нас важнее, чтобы город жил и болел футболом. Три игры - это гордость для страны. Я не могу сказать, что меня это убило.

    Краснодар - это футбольный город. Ну решили, значит, решили.

    - Вы по-разному ведете себя в бизнесе и футболе. Вы смеренно принимаете место «Краснодара» в середине таблицы. Как это сочетается?

    - Я люблю футбол и получаю удовольствие просто от футбола. Я считаю, не очень правильно оглушать какими-то трансферами. Мы тратим средства на детскую академию, начали строительство стадиона.

    (о Мовсисяне)

    - Мы отпустили Мовсисяна потому, что нам не нужен дисбаланс в зарплатах. Если у него есть возможность играть в более именитом клубе, то мы не имеем права его держать. Век футболиста не долог. Но мы отпустили его только тогда, когда нашли замену.

    Я не могу приглашать на чужой стадион каких-то звезд, я должен подготовить инфраструктуру для этого. И все-таки я нацелен на то, чтобы в команде играли ребята из нашего края.

    (об инциденте с Гогниевым)

    - То, что случилось с Гогниевым, это безобразие. Но мы живем в стране, где люди разные. Должны начаться программы в школе, которые будут сближать людей. Иногда реакция на слово на Кавказе бывает страшнее, чем на действие. А мы это игнорируем.