xЯндекс Новости:
Добавить в источники

Сергей Шишкарев: Будь моя воля – дал бы Трефилову звание Героя России

Президент ФГР Сергей Шишкарев пришел к нам в гости в тот день, когда женская сборная улетела во Францию – на турнир «Золотая лига».
Сергей Шишкарев: Будь моя воля – дал бы Трефилову звание Героя России
27 марта 2017 15:10
автор: Наталья Кузина

ПрезидентФедерации гандбола России (ФГР) СергейШишкарев пришел к нам в гости в тот день,когда женская сборная улетела во Францию– на турнир «Золотая лига». Пришел,конечно же, с подарками: вручил на памятьзолотую майку с автографами олимпийскихчемпионок Рио-де-Жанейро, а также книгу«Золото ручной работы» – великолепноеиздание, посвященное той победе.

– СергейНиколаевич, идея выпустить такую книгу– ваша?
– Нетолько. Мы задумали это вместе с СергеемПриголовкиным – нашим великолепнымкомментатором, журналистом, членомисполкома ФГР. Проделали огромную работув короткое время и к новому году мы ужеотпечатали все это великолепие. Оченьтщательно отбирали фото – детские,семейные, спортивные. Глядите, какаяполучилась красота. Вот Катюша Ильина...одна из лучших разыгрывающих и одна изсамых красивых гандболисток мира.Вот Влада Бобровникова, Анна Сень... Датут столько всего! Это одна из лучшихработ о спорте за последние 20 лет. Оченьяркая была победа и не менее яркаяполучилась книга. Мы очень этим гордимся.

– Сейчаскак дела у нашей женской сборной?
– Наканунетретьего этапа «Золотой лиги» я провелцелый вечер в Новогорске, где находиласькоманда. Прилетел вечером из Краснодараи сразу туда. Почти три часа мы беседовалис Евгением Васильевичем. Говорили опредстоящем турнире, о подготовке кстыковым матчам на чемпионат мира противкоманды Польши. Надо сказать, настроениеу Трефилова было слишком спокойное,может быть, это я перепрограммировалего, сказав, что для нас «Золотая лига»– проверочное мероприятие.

– Женскаясборная России на третьем этапе «Золотойлиги» выступала в заметно обновленномсоставе. Взят курс на омоложение?
– Знаете,во время нашей беседы перед «Золотойлигой» Евгений Васильевич коснулсятемы преждевременного ухода из спортамногих девчонок. Та же Татьяна Ерохинаили Оля Акопян (олимпийские чемпионкиРио – прим. ред) вполне могли продолжатьиграть. Исключение, пожалуй, тут толькоИрина Близнова, к сожалению, у нее быломного травм. Другие же могли еще блистать– не такие уж они старенькие, чтобпокидать спорт.

– Втурнире не принимала участие самыйценный игрок олимпийского турнира АннаВяхирева. По какой причине?
– Унее проблемы с ногой. Похоже, что отнеправильного сращения там образоваласькиста. Какое-то время назад она жаловаласьна боль – видимо, это была трещина. Ноона девчонка мужественная и волевая –терпела и продолжала играть. Потом сталосовсем невмоготу, Аня взяла паузу, чтобыпривести в порядок ногу. Ей сделалиоперацию в Германии – все прошло успешно.По прогнозам врачей, на восстановлениепотребуется от 3,5 до 4 месяцев. И все жемы надеемся, что к матчам со сборнойПольши она вернется в команду.

– Стеми, кто ушел из гандбола, вы поддерживаетесвязь?
– Безусловно. Считаю, что мы не имеем права оставлятьдевочек, даже если они завершили карьеруили их спортивное будущее под вопросом.Вот недавно была прооперирована ПолинаКузнецова, я посчитал своим долгомпомочь с операцией, поскольку сама онане может этого себе позволить. Бросатьлюдей на произволсудьбы я не имею права. Очень переживаюза всю олимпийскую команду и всех оченьлюблю. И мне очень хочется повторитьэтот успех с мужской сборной. Но тампока еще очень много работы.

–Естьли хоть какие-то предпосылки к тому, чтомужская сборная станет болееконкурентоспособной?
–Мужскаясборная России и сейчас достойнаякоманда. В коллективе собрано достаточноеколичество игроков высокого уровня,которые являются лидерами зарубежныхклубов. С этой точки зрения до сих поржаль, что мужская сборная России несмогла совершить прорыв на чемпионатемира. Хотя все предпосылки к этому были.Если бы не травмы Сергея Горбока и ПавлаАтьмана, а также безобразное судействов матче 1/8 финала с командой Словении,кто знает, может быть, мы как раз оказалисьбы на их месте, то есть, попали в тройкусильнейших команд чемпионата мира.

Однимсловом – не надо принижать нашу мужскуюсборную. Конечно, сейчас произойдетчастичное обновление состава. Но задачс нашей команды никто не снимал. СборнаяРоссии обязана пробиться на чемпионатЕвропы, на котором мы постараемсяоказаться как можно выше. Возможно, длянынешнего поколения игроков это будетпоследним шансом добиться в гандболедействительно весомого результата.

«Президентпереспросил: «А, это тот Шишкарев, которыйхотел заняться футболом?»

– Выпришли в гандбол, когда этот вид спортпереживал не лучшие времена. Вас непугало то количество проблем, котороепредстояло решить?
– Сложностименя не пугали. Я в своей жизни решилмного задач разного плана, начиная отбизнеса, завершая политикой. Были у меняи спортивные проекты. В гандболе большевсего пугала неизвестность – я никогдане корчил из себя великого знатока этоговида спорта. Люди рассказывают, чтоиграли в гандбол в школе, но мне этогоне приходилось делать. Я всегда былзакоренелым футболистом – до мозгакостей. Но сейчас регулярно играю вгандбол, езжу на тренировки. Правда,недавно пришлось сделать перерыв – уменя был перелом. Травму я получил нена площадке – просто оступился. Носейчас вернулся к тренировкам.

Возвращаяськ вопросу, скажу, что я больше испугалсяпотом, когда вник. Был просто ошарашеногромным количеством проблем, нерешенныхвопросов, а самое главное – отсутствиемстратегии развития вида спорта. Меняпоражало абсолютное забвение гандболана фоне тех достижений, которыми можетпохвастать наш вид спорта.

– Апути назад уже не было.
– Яи не пытался никуда сбежать. Ведь как яоказался в гандболе? Прежде всего потому,что меня активно агитировали заслуженныелюди. Во-первых, это Дмитрий ОлеговичРогозин, мой старший товарищ и друг, кслову – мастер спорта по гандболу. Длянего этот вид спорта – не пустой звук. Если бы он не стал большим политиком,то совершенно точно получил бы званиечемпиона мира.

Ещедо ухода в отставку моего предшественникаВладимира Нелюбина, который прекратилработу после неудачи мужской сборнойна ЧМ-2015 в Катаре, Дмитрий Олеговичпочувствовал, что моем мозгу естьсвободное пространство. В то время онуже год как был председателемпопечительского совета ФГР и регулярнорассказывал мне, какой это искрометныйвид спорта – видимо, готовил почву длябудущего предложения.

– Чтозначит «свободное пространство в мозгу»?Вам ведь и без гандбола было чем заняться.
– Вкакой-то момент я оказался вне политикии вне социальных проектов. До этого яведь был депутатом, потом воссоздавалпартию Родина, занимался проектом «Школабразильского футбола».

Рогозинне единственный, кто обратил мое вниманиена гандбол. Когда я был председателемкомитета Госдумы по транспорту, многоработал в связке с Игорем Левитиным,федеральным министром. Позже ИгорьЕвгеньевич стал отвечать в АдминистрацииПрезидента за спорт и однажды сказалмне: «А давай ты займешься гандболистами».Я ему: «Вы что – сговорились с Рогозиным?»«Да нет, – отвечает. – Почему ты такрешил? Ну ты все же давай, подумай».

Япошутил в ответ, мол, если будет указаниесверху, то я займусь. Через две неделиИгорь Евгеньевич мне сообщает: «Спрезидентом согласовано, он одобрилтвою кандидатуру».

– Тоесть Владимир Путин был уже о васнаслышан?
– Рассказывают,что Президент переспросил: «А, этоШишкарев, который хотел занятьсяфутболом?» Я ведь никогда не скрывал,что когда была «пересменка» междуФурсенко и Толстых, я отсылал своизаписки Президенту на предметконцептуального развития футбола и онипопали к нему на стол. Видимо, ВладимирВладимирович это запомнил и, как мнесообщали, сказал:«Сделает гандбол – отдадим ему футбол».В общем, перспектива была определена:вперед, на выборы.

– Скем еще кроме Рогозина и Левитина выобсуждали возможный приход в гандбол?
– Уменя давние дружеские отношения сАндреем Лавровым, который 6 лет былчленом Совета Федерации, представлялтам свой регион. Если кто не знает – ониз Краснодара, я из Новороссийска. Мыдолгое время вместе играли за парламентскуюсборную по футболу – я левый полузащитник,Андрей – бессменный вратарь.

Явходил в эту команду 6 лет, мы провели22 международных матча, из них 21 выиграли.Еще один матч свели к ничьей – видимо,по политическим соображениям, так какиграли с парламентом Белоруссии.

Явстретился с Андреем и сказал ему: «Естьтакое предложение, что думаешь? Онответил, что с удовольствием видел быменя президентом Федерации гандболаРоссии. Сам Андрей Иванович и тогда, исейчас – первый вице-президент Федерации.

«Победав Рио не сравнится ни с чем»

– Несмотряна сравнительно небольшое время, чтовы провели в гандбольной семье, она вамстала по-настоящему родной. Это любовь?
– Еслия берусь за какое-то дело, всегда отношуськ нему искренне, по-настоящему. Я жепонимаю, что мне нужно вести за собойкоманду – и спортсменов, и командууправленцев.

Еслия буду относиться к этому как к общественнойнагрузке – ничего путного не выйдет.Поэтому сначала у меня была внутренняяустановка – делать эту работу с душой.Но затем оказалось, что не влюбиться вэтот вид спорта невозможно.

– Чемгандбол так хорош?
– Ялюблю слова доктора Хасана Мустафы,нашего президента Международнойфедерации, над которыми поначалу яулыбался, но со временем понял, что таки есть. «Ты, – спрашивает, – можешьзаснуть на футболе? – «Конечно, могу».– «Ты можешь проспать довольно долго,потом проснешься, а ничего не изменилось.А на гандболе? Глаза закрыл–открыл, иуже все поменялось». Он это всем говорит,даже Зеппу Блаттеру. Когда тот былпрезидентом ФИФА. То есть прежде всегомы любим гандбол за его динамичность.Во-вторых, это высокоинтеллектуальнаяигра. А уж какая красивая! Какие финтыпроделываютвысококлассные спортсмены!

– Победуна Олимпийский играх-2016 вы считаете исвоей личной победой тоже?
– Этоотдельная история в моей жизни. По накалустрастей и эмоциям, которые я пережилза две с небольшим недели, это не сравнитсяни с чем. Не хочу ни превозносить себя,ни принижать, но ощущение сопричастностик этой великой победе – для меня оченьбольшое счастье. Удивительно, ноболее-менее спокойно прошел толькофинал – мы уже набрались наглости ибыли уверены, что победим. Все остальныеигры были на таких нервах!

Ивсе же мы выиграли там, где не зналипобед 36 лет. Это был апофеоз всей Олимпиады– последний финал в игровых видахспорта. Мы знали, что игру смотрит почтився страна. И это было так здорово.

– Сколькопоздравлений вы получили в тот день?
– Сообщенийи звонков было за триста. И я старательновсем отвечал. Последние ответы набросалуже в самолете: посчитал своим долгомпоблагодарить всех без исключения.

ЗвонитАлександр Дмитриевич Жуков: «Серега,я тебя поздравляю! Ты понимаешь, что тысделал?» «Нет, – говорю, – пока непонимаю». «Да вас Первый смотрел на«Первом»!» Ну, вы понимаете: речь оПрезиденте, который смотрел гандбол наПервом канале.

«Никогдане забуду, как Анька Вяхирева на весьмир кричала: «Мама, папа»!»

– Вампересматриваете ключевые олимпийскиематчи?
– Прошлоуже 9 месяцев, но я до сих пор не могупересмотреть матч с норвежками. Ну немогу! Взрослый мужчина, аэмоции – зашкаливают. Я рыдал вместе сдевчонками. Никогда не забуду этисчастливые лица, слезы, и то, как АнькаВяхирева на весь мир кричит: «Мама,папа…!»

Помню,перед полуфиналом мыпошли куда-то перекусить, и мне на сдачудали реал. Внутри серебряный, а по кругузолотой. Я еще брать не хотел – некудабыло положить. Но какая-то девчонка мнеговорит: «Возьмите его. На счастье».

Яего взял и держал весь матч. Потом разжалруку – у меня кровь, так сильно я сжималэту монету от волнения. Вообще, болел янеистово. Иногда мне даже говорили: «Тыже президент, веди себя прилично».

– Аведь существовала опасность, что сборнаяРоссии вообще не примет участия вОлимпиаде-2016. Как эту ситуацию пережилив гандболе?
– Ох,помню 27 июля. Сборная уже в Рио, а допускавсе еще нет. В то время я был с семьей вгорах, и в какой-то момент мне приходитsms от Хасана Мустафы: «Topurgent!Callmeimmediately!»(Сверхсрочно! Позвони мне немедленно!– англ). Я бегаю, ищу сигнал, связи нет.Прошло минут 15 – что я за это времяпережил! Наконец, удалось дозвонитьсяему в Аргентину и он басит в трубку:«Congratulations!(Поздравляю! – англ.) Передай своим,пусть готовятся, все нормально!». «Спасиботебе, Мустафа, родной! Но ты, – говорю,дорогой, не мог сразу написать, что все,мол, ок?!»

«Язнаю, что Трефилов устал»

– Вам,кроме гандбола удалось что-то в Риопосмотреть? Ходили на другие соревнования?
– Возможностьтакая было, но я не мог. Каждая наша игратак выматывала и отбирала столько сил,что мне нужно было восстанавливатьсявместе с девчонками. Ох, эти бедныедевочки… Нет, они, конечно, не бедные,а счастливые, но на тот момент им былоневероятно тяжело. Третий месяц внедома, вне семьи, у половины есть дети.Мы считали – на 15 игроков у нас 11 детишек.Все это в другом часовом поясе, в другомклимате, в другое время года… И ведьэто женщины! Организм должен бытьжелезным. Напряжение – безумное.Жесточайшие тренировки в Сочи и Москвеперед Играми, перелет, нагрузка, эмоции.Было всякое: плакали, скучали.

Тутя бы отметил роль капитана ИриныБлизновой. В хорошем смысле слова онабыла мамкой для всей команды – девчонкиперед каждым матчем сами собирались,без меня, без Трефилова, что называется,«терли» между собой. И что очень важно,Ирина не допускала каких-то разборок.Кто-то с кем-то когда сцепился на площадке,кто-то соперничает по клубам – она всеэти возможные конфликты четко пресекала.

Адля меня было важно – не позволитьТрефилову сорвать резьбу. Он ведь крутиттак, что может и переборщить…

– Ивсе-таки – Трефилов хороший мужик илиплохой?
– Начинаярассуждать о том, какой Трефилов мужик,нужно помнить главное: на данный моментиз действующих тренеров он самыйтитулованный во всем мире. Никто несравнится с ним по достижениям. Такихлюдей нужно пестовать. Он очень предансвоему делу человек, он перфекционист:не жалеет ни себя, ни других. Но у негоесть моральное право спрашивать, потомучто сам он пашет как никто другой.

Всели он делает правильно? Да, конечно, нет,особенно когда переходит на личности,когда у него появляется «слепая лошадь»или «дурная кобыла». Да, его нужнопоправлять – но не всем и не каждому.

Главное,не надо ему ничего говорить через двеминуты после окончания матча – важноподождать, пока он остынет, а уже потомвсе решать.

Помню,играли мы отбор с Данией на чемпионатЕвропы, выиграли, я радостно выбегаю наплощадку, беру Евгения Васильевича,чтобы сфотографироваться. И тут японимаю, что он даже не узнает меня. Онеще весь там, в игре, не отошел. Ему нужнодать время остыть после игры, прийти всебя.

– Ещедо вашего прихода сборная чуть ли не вполном составе написала письмо, в которомпотребовала убрать Трефилова из команды.Сейчас вы можете представить такуюситуацию?
– Такоеписьмо действительно было. Девочки, восновном ростовчанки, подписали отказноеписьмо, в котором сообщили, что не хотятбольше работать с Евгением Васильевичем.Я считаю, что в самом факте появленияэтого письма есть и вина федерации.Назревающий конфликт нужно увидеть ипредупредить. Я уверен, что сейчас такоеписьмо не появится, и не потому, что явсех зажал и никто пикнуть не может.Наоборот – мы среагируем на проблемугораздо раньше, чем она дойдет до точкиневозврата.

Славабогу, сейчас та страница перевернута,о ней никто не вспоминает. Девчонки доконца помирились с тренером. Помните,то знаменитое олимпийское видео, когдапосле победы все они подходили к ЕвгениюВасильевичу и целовали его? Так вот все,кто целовал, подписывали это письмо. Новсе эти обнимашки и целовашки были ужеабсолютно искренними. Теперь у нас всепо-другому.

– Трефиловне говорит: «Я устал, я ухожу»?
– Нет.Но я знаю, что он устал. Как президентфедерации я стараюсь максимально снятьс него напряжение. Заставить его сходитьк врачу – тоже считаю своим личнымдолгом. Он же совсем не бережет себя. Авсе эти эмоции, что его накрывают вовремя игр, даром не проходят. Этот человекзаслуживает особого отношения. Не надоего мерить общими стандартами. Естьлюди – герои. Будь моя воля – я бы далТрефилову звание Героя России. И нетолько за то, что он выиграл Олимпиаду.А за то, что он так пашет.

– Выможете приказать Трефилову включить вкоманду спортсменку А, а спортсменку Ботправить домой?
– Никогда!Не было такого случая, чтоб мы с нимспорили и зарубались по игрокам. Всерешения по составу принимают толькотренеры. Да, я знаю массу примеров вдругих видах спорта, когда у тренерскогоштаба бывает много советчиков – спонсоры,акционеры, президенты с их указаниями:этого ставь – этого не ставь. Мояпринципиальная позиция – если ты недоверяешь тренеру и считаешь, что онгде-то не прав, тогда, будь честен –поменяй тренера, найди того специалиста,которому ты будешь доверять. ЕвгениюВасильевичу я доверяю на 100 процентов.

«Набанкете в Госдуме пел не Кобзон, а я»

– Выэмоционально болеете, посвящаете сборнойпесни, поете для них со сцены – вамнравится быть таким необычным президентом?
– Ничегонеобычного – я такой на самом деле, адевочки для меня родные. Да, пою. Этатрадиция сложилась случайно. На чемпионатемира в Дании, где мы проиграли один мяч– один матч и не попали в финальнуюпульку, после турнира был прием. На тотмомент мне действительно хотелось бытьнеобычным президентом, расположить ксебе девчонок, ну и в конце концовпоказать: мы, русские, тут, хоть выступилине очень удачно.

Наэтом банкете была вся международнаягандбольная семья – игроки, тренеры,руководители – человек 500. Игралакакая-то музыкальная группа. Я спросилу доктора Мустафы: «А можно я спою?» Онговорит: «Давай». Я вышел на сцену,попросил оставить меня одного, сел засинтезатор и спел одну из своих самыхлюбимых песен – «Музыкант». Сейчас этуисторию вспоминают так: «А потом вышелШишкарев и как дал им на английском!»…

Когдамы выиграли астраханскую квалификацию,девчонки мне сказали: «Сергей Николаевич,ну все, без песни никуда!». Я опять спел.

Передолимпийским турниром, когда пятогоавгуста у нас было собрание, смотрюнастроение у всех совсем тревожное. Яуже и про бонусы сказал – все равносидят напряженные. Тогда я пообещал:«Выиграете – спою!» Заулыбались, наконец!

– Нужносказать, что вы отлично поете и играете.У вас есть музыкальное образование?
– Нуне консерватория, конечно. Я закончилмузыкальную школу по классу аккордеона.Как положено, был командиром музыкальнойбанды, играю на клавишных, на гитаре,пишу музыку, песни. У нас с ребятами естьнесколько альбомов. На Никитской, гдемой офис, внизу у меня музыкальнаястудия. И это моя отдушина. Стресс снимаюне только спортом, но и музыкой.

– Какаясамая серьезная площадка, на которойвам удалось выступить?
– Кремлевскийдворец! Я не шучу. Там был банкет поповоду тысячного заседания Государственнойдумы. И пел не Кобзон, а я.