НАШ ЧЕЛОВЕК В НХЛ

23 февраля с некоторой долей иронии можно считать профессиональным праздником защитников. Поэтому актуально посвятить колонку игрокам обороны.

В современном хоккее игрок обороны должен уметь практически все, то есть быть универсалом. Скорость, силовая борьба, подключение к атаке и безошибочная работа в своей зоне. Если защитник теряется, когда отдает первый пас, ему сложно проявить себя на высоком уровне. Не скажу, что у него должен быть фетисовский первый пас, но следует дорожить шайбой и, даже находясь под давлением, принимать правильные решения. В лиге есть «стэйхоумы», иначе — «домоседы», которые могут не забивать в 50—100 матчах, но будут получать место в составе. У них амплуа другое, ценят их за работу в меньшинстве или силовую борьбу. Как ни крути, защитник в первую очередь должен обеспечить безопасность своих ворот. Если «граница на замке», никаких претензий к нему не возникнет.

Разделение по амплуа среди защитников достаточно условно. Нет такого, чтобы человека с детского возраста приучали к тому, что он будет привязан к своим воротам. Например, Сергей Гончар в «Динамо» забивал не много, больше внимания уделял силовой борьбе. В НХЛ же стал одним из лучших защитников-бомбардиров. Многое зависит от того, в какую команду ты попадешь: ведь у каждого тренера свое видение хоккея. В Суперлиге огромное внимание уделяют тактике. Команды играют в стратегический хоккей, используют много домашних заготовок, потому по сравнению с НХЛ в России меньше импровизации. За океаном идет более бесшабашная игра. Да, у каждой команды есть свои принципы построения защиты и нападения. Но, например, крайних форвардов стараются не загружать работой в обороне и дают им полную свободу действий, от чего игра становится зрелищнее. При контратаке от «краев» зачастую требуется лишь вернуться в зону и прикрыть своего защитника.

В НХЛ принято играть в шесть защитников, в России – в восемь. Происходит это потому, что в Америке издавна формируют состав из троек нападения и пар обороны, у нас же – из пятерок. То есть традиции разные. К тому же в лиге заявляют на игру 20 человек, из них – два вратаря. Как ни верти, а для четвертой пары защитников места не найдется. В НХЛ чаще тасуют состав, но поскольку жесткой тактики нет, постоянная смена партнеров проблем не вызывает. К тому же общие функции у всех схожи: один защитник, который страхует партнеров сзади, плюс два «освобожденных» крайних форварда. Недавно у нас получили травмы два игрока обороны, потому в двух последних матчах мы действовали вообще в пять защитников, меняясь по кругу. В частности, от этого мое игровое время возросло. Когда много выходишь на площадку, чувствуешь себя гораздо увереннее: не остываешь да и играть проще. Если же проводишь на льду больше 25 минут, то к концу матча немного «подседаешь». 20—25 минут – та норма, при которой в игре чувствуешь себя замечательно.

Нападающего, глядя на статистику, оценивают по голам и очкам, а вот самый объективный показатель для защитника – это плюс/минус. Для игрока обороны очки также важны, но результативность очень зависит от того, выходит ли он в большинстве. Хорошие голевые моменты в равных составах защитнику получить трудно: ты ведь постоянно сзади, чтобы подключиться к атаке, надо проехать всю «поляну». Вряд ли кого обгонишь, перед тобой будут все пять соперников, которых еще нужно пройти. Неудивительно, что в списке защитников-бомбардиров первые 20 человек регулярно выходят на реализацию численного преимущества. Что поражает, проработка игры в большинстве в НХЛ зачастую заканчивается в раздевалке. Так, с начала сезона было не больше 4—5 занятий, на которых мы тренировались в спецбригадах. Перед матчем просто напоминают, что надо делать, и игроки это выполняют с листа.

Из защитников НХЛ мне всегда импонировал Брайан Литч. Из представителей нашего хоккея не буду оригинальным, если назову Валерия Васильева. С детства восхищался, как Васильев умел подловить соперника на корпус или жестко встретить его у борта.