Платок для мамы. Как «Белые тигры» делали подарок своим самым любимым женщинам - Советский спорт

Матч-центр

  • 10окончен
  • Хоккей14 октября 2013 22:54Автор: Бегишев Сергей

    Платок для мамы. Как «Белые тигры» делали подарок своим самым любимым женщинам

    Для большинства игроков «Белых тигров» Оренбург – город не родной. Команда пока комплектуется приезжими ребятами – доморощенных талантов здесь ждут только года через два-три. Но именно иногородним хоккеистам здесь и сейчас защищать честь города. А чтобы им было проще прикипеть к Оренбургу и грызть лед за местных болельщиков, «Советский спорт» решил ознакомить ребят с главной звездой города – знаменитым на весь мир пуховым платком. А уж как приятно будет получить такой подарок их мамам…

    Для большинства игроков «Белых тигров» Оренбург – город не родной. Команда пока комплектуется приезжими ребятами – доморощенных талантов здесь ждут только года через два-три. Но именно иногородним хоккеистам здесь и сейчас защищать честь города. А чтобы им было проще прикипеть к Оренбургу и грызть лед за местных болельщиков, «Советский спорт» решил ознакомить ребят с главной звездой города – знаменитым на весь мир пуховым платком. А уж как приятно будет получить такой подарок их мамам…

    ДВОРЕЦ «ЗВЕЗДНЫЙ» – МАГАЗИН. КАК ОВЕЧКИН ВЗРЫВАЛ ИНТЕРНЕТ

    «Белые тигры» – последняя команда, которая обыграла в плей-офф МХЛ «Омских ястребов». Было это еще весной 2011 года. Затем омичи дважды стали чемпионами, а «тигры» забыли, что такое кубковый раунд.

    Да и нынешний сезон команда начала не ахти... В общем, надо «тиграм» сделать что-то красивое, доброе, чистое. Глядишь, после этого удача и пересмотрит свое отношение к ним…

    На «доброе и чистое» вызвались три «тигра»-москвича – форварды Леонид Овечкин и Александр Николишин, а также защитник Александр Поздняк. Познакомимся с ребятами.

    19‑летний Саша Николишин – старший сын известного 40‑летнего нападающего Андрея Николишина. Того самого, который летом хотел вернуться в большой хоккей и даже прошел с московским «Динамо» сбор в Пинске.

    – Жаль, что у папы не срослось, – вздыхает Саша. – Но он не опускает рук, ищет новую команду. Зачем ему это надо? Так ведь он не скрывает, что хочет сыграть с сыновьями в одной тройке.

    Что ж, Саша уже не подходе к ВХЛ и КХЛ, а младший сын – 17‑летний Иван – сейчас проходит хоккейные университеты в Америке. Ждать Андрею осталось недолго…

    Леонид Овечкин прошлой осенью взорвал Интернет, когда подписал контракт с «молодежкой» «Спартака».

    – Да уж, прославился на всю страну! – смеется Овечкин. – Это было как раз накануне локаута в НХЛ. И меня сразу предупредили, что все СМИ выйдут с заголовками без моего имени, зато с фамилией. Сделают клики на Саше…

    – А насколько тяжело в России быть хоккеистом с такой фамилией?

    – Так это ж моя фамилия ровно настолько же, насколько и Сашина! Так что я играю за себя, а не за кого-то. Да и кумир у меня совсем не Ови, а Матс Сундин. Знаменитый шведский центрфорвард.

    А вот у Саши Поздняка своя история – у него нет звездных родственников и однофамильцев.

    – Главное, чтобы моим потомкам задавали в интервью вопросы о звездном предке, – надеется на лучшее Саша.

    …Меж тем мы добираемся до магазина платков. И сразу же оказываемся в королевстве пуховых изделий.

    – Неудивительно, что в Оренбурге гордятся такой красотой, – осматривает круглыми глазами экспонаты Поздняк. – Все такое мягкое, теплое…

    – Самый знаменитый вид нашего платка – «паутинка», – рассказывает продавец во время экскурсии для ребят в расположенном здесь же музее «Сказ о летающем узоре». – Ручная работа. Смотрится эффектно и при этом теплая вещь. Любая «паутинка» легко может пройти через обручальное кольцо.

    – Серьезно?! – не верят ребята. Продавцу приходится продемонстрировать.

    – Весь пух в платках – пропаренный, так что стирать его нужно, как тонкий трикотаж, – продолжает продавец.

    – Это надо запомнить и рассказать маме, – подмечает важную информацию Овечкин.

    – А вот наш знаменитый экземпляр – платок с вшитым бисером, – указывает продавец на угол музея. – Очень тяжелая работа. Не зря у нас говорят, что шаль спрясть – то же самое, что погреб выкопать. На него мастер затратила 365 часов...

    – Это пара-тройка наших матчей, если брать «грязное» время, – посчитал Николишин, не обратив внимания на ключевое слово «часы».

    Нет, Саша, побольше. В 60 раз…

    МАГАЗИН – ПОЧТА. ОХ УЖ ЭТИ МОЛДАВАНЕ…

    – Я маме уже дарил один платок – белый, в команде-то второй год, – рассказывает Николишин уже у кассы. – Поэтому сейчас хочу выбрать какой-нибудь другой.

    – Как вам цвета гжель? – интересуется продавец.

    – То, что надо!

    – А мне как раз нравится белый, – указывает на выбранный платок Поздняк.

    А Овечкин тем временем присмотрел еще и белые пуховые варежки.

    – Мягкие, красивые. Думаю, маме понравятся, – говорит Леонид. – Это же теплый подарок.

    …Мне, кстати, шепнули, в чем секрет этой мягкости местного козьего пуха. В перепадах температуры. Зимой в Оренбурге стоит мороз под минус 40, а летом жара – под плюс 40. Когда коз перевезли в Голландию, такого эффекта пух уже не давал…

    Упаковываем платки в коробочки, которые легко уместятся в бандерольку, и отправляемся на почту. А по дороге задаю ребятам главный вопрос оренбургских болельщиков: «Где победы?».

    – Может, кто-то не понимает, для чего мы здесь собраны и что деньги не просто так платят, – вздыхает Николишин. – Но если мы снова не выйдем в плей-офф при том, что туда отберутся 16 команд конференции из 20, это будет позором…

    – А пока действительно даже страшно смотреть на таблицу, – поддакивает Поздняк.

    – Послушайте, у нас еще есть время все отыграть, – оптимистичен Овечкин. – У нас выдался тяжелый календарь в начале сезона, но раскочегарились же…

    …Через пару часов я сидел в кабинете у генерального директора «тигров» Сергея Сошникова. И он дал исчерпывающий ответ о провале в начале сезона.

    – Мы недобрали в предсезонке несколько матчей, – объяснил Сошников. – Почему это произошло? Турнир в Молдавии, на который мы рассчитывали в конце августа, оказался организован плохо. Пришлось покинуть его после первого же матча. А потом как ком: побед нет, появилась паника, а из-за нее начали дарить очки даже тем, кого обязаны обыгрывать. Но, уверен, мы выправим положение, а вот вопрос, который меня мучит второй год, без вас, увы, не решить…

    – Что за вопрос?

    – Почему нет матчей между командами с Запада и Востока. Да, перелеты и их расстояния увеличатся, но нам как самостоятельному клубу интересно принимать гостей из Москвы и Европы. Почему? Да потому что зритель идет на них охотнее. Мы чувствуем, что, играя с одними и теми же соперниками, теряем болельщика. Неужели это никому не важно?

    ПОЧТА – ДВОРЕЦ «ЗВЕЗДНЫЙ». «СВЕТА – НЕ ЗВЕЗДА ЮТЬЮБА…»

    …На почте Овечкин и Поздняк вдруг обнаруживают, что Николишин оставил свой платок в машине.

    – Ко мне приезжают родители, лучше маме лично подарок сделаю, – объясняет Саша. И помогает Леониду заполнить почтовый бланк.

    – Дай бог, к Новому году посылка до Москвы дойдет… – хохмит Овечкин.

    Поздняк меж тем занимает место в очереди и очень удивляется, что она еле движется, хотя в зале работают четыре кассира. Вернее, «работают» – это громкое слово: на кассе только одна девушка, остальные перебирают какие-то журналы выпуска прошлого века...

    – Не видите, мы заняты! – обрубают малейшие попытки Саши задать им вопрос женщины.

    – Ох, не случайно я нечастый гость на почте, – улыбается Поздняк. – Пока посылку отправишь, из возраста МХЛ вырастешь…

    – А потом вы, наверное, видео в Интернет выложите? – единственный работающий кассир вдруг замечает в моей руке камеру.

    – Ну, вы же не Люба, чтобы быть звездой Ютьюба, а Света, – стихами отвечает ей Овечкин. – Очень приятно, Леонид!

    – Скажите, Леонид, в какой конверт вы хотите упаковать свою посылку? – поддерживает беседу девушка. – В этот? Тогда вам придется туда еще что-то добавить, иначе коробка будет болтаться.

    – Добавь палку колбасы, – подкалывает товарища Поздняк и обращается ко мне: – Шутки шутками, а одному из наших ребят родители по почте сало присылают…

    …Через какой-то час посылки упакованы и подписаны: платки оказались весом меньше 300 граммов. Вот уж действительно паутинки…

    – Теперь главное – маме не проболтаться, – замечает Овечкин. – Пусть сюрпризом будет.

    Рассчитываю на сюрприз и я. В 2011‑м один из игроков «Белых тигров» проболтался, что в раздевалке перед матчами команда слушает песню «Каблучки и макияж» из рекламы средств женской гигиены. Может, и сейчас есть что-нибудь забавное?

    – Ту историю мы знаем, – смеются в один голос ребята. – Теперь она в команде из уст в уста передается. Но у нас своей песни пока нет. Ищем…

    …Эх, лукавили ребята! После добытой вечером победы из раздевалки громко звучали слова: «А у нас все пучком! Там, где прямо не пролезем, мы пройдем бочком!» – из песни Потапа и Насти Каменских. Под нее Николишин и преподнес маме свой платок, чем растрогал ее почти до слез. А мне бросилось в глаза, насколько же он похож на отца.

    – Я старался! – схохмил мне в ответ Андрей…