КУБОК ТАМПЕРЕ-2002

  Вчера лучший бомбардир двух последних чемпионатов Словакии Рихард Шехны провел свой первый полный матч за «Нефтехимик». Как знать, быть может, поединок против шведского «МоДо» на Кубке Тампере в Финляндии окажется для нижнекамцев и их нового форварда знаковым.

ДЕБЮТ ИЗ «БРИЛЛИАНТОВОЙ РУКИ»

Впрочем, дебют Шехны в «Нефтехимике», если его можно так назвать, прошел на месяц раньше. В стартовом поединке Кубка Паюлахти против «Лады» в той самой Финляндии (вот, заметьте, странное для игрока и клуба обстоятельство) новичок смог сыграть… лишь две неполные смены. На 4-й минуте того поединка Шехны, пытаясь припечатать к борту одного из оппонентов, сам неудачно ударился коленом о борт и выбыл из состава на три недели. Диагноз ему поставили неутешительный – надрыв связок колена. В общем, упал, очнулся, гипс – все, как в знаменитой комедии Леонида Гайдая. Хорошо хоть мениск оказался неповрежденным. Рихард специально ездил в Словакию на обследование к знакомым докторам. Теперь, после 10 дней тренировок на льду, Шехны вновь в строю. Правда, пока он еще не полностью восстановился после травмы. Не может бегать и упражняться со штангой. Однако к началу чемпионата Рихард обещает быть в полной боеспособности. В клубе из Татарстана на центрального нападающего возлагают действительно большие надежды.

– Рихард, так как же вы оказались в России? Зная, что за вами охотился не один клуб Старого Света, трудно понять, почему вы выбрали именно «Нефтехимик», о котором в Европе пока наслышаны немного.

– Вот-вот, именно пока немного. Уверен, что по окончании нынешнего Кубка Тампере, одного из самых престижных в Европе предсезонных турниров, у многих мнение о нашей команде изменится. Почему? Да потому, что мы заставим всех себя уважать. Пусть нас пока мало знают… Что касается моего выбора, то он во многом был предопределен еще три года назад, когда мы познакомились с Владимиром Крикуновым. Он тогда со своим «Ак Барсом» выступал в финале Континентального кубка в Берлине, там за «Зволен» играл и я. После того турнира Крикунов настойчиво добивался, чтобы я перешел к нему в Казань. Но у меня был контракт, который хозяева словацкого клуба не хотели разрывать (зачем, если я забивал у них больше всех?). Теперь, когда в апреле у меня завершилось соглашение, отказывать Крикунову я больше не мог, да и не хотел. Ведь в России, что там говорить, уровень хоккея гораздо выше, нежели в Словакии. Там за чемпионство мы, по сути, состязались втроем: наш «Зволен», «Слован» и «Кошице».

– Откуда у словака такой патриотизм по отношению к российскому клубу?

– Во-первых, мы в Словакии с большим уважением относимся к россиянам. У нас с вами даже государственные флаги почти одинаковые. Кстати, особенно приятно мне было наблюдать, как в финале недавнего ЧМ в Швеции, когда встречались наши сборные, трибуны облачились в бело-сине-красные тона. Жаль, что мне по воле случая не удалось тогда оказаться в обойме нашей сборной. А вот на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити я играл. Правда, там неважно выглядел не только я, но и вся наша команда. Энхаэловцы приезжали из своих клубов уставшими, менялись чередой один за другим, и настоящего командного духа у нас не чувствовалось. Уж лучше б мы создали сборную из тех, кто играет только в Европе, как сделали те же немцы, которые выступили на Олимпиаде блестяще. Думаю, тогда мы могли бы рассчитывать на иной результат, а так избежать провала не удалось.

БОНДРА ПЕРЕШЕЛ ДОРОГУ

– Насколько я помню, вы играли и на ЧМ в Германии-2001, и в Норвегии-99?

– Да, точно. Вот только тогда у нас было не так много энхаэловцев. На ЧМ-99, когда именно наша сборная не пустила российскую в полуфинал, завершив важную для вас встречу вничью 2:2, у нас была пятерка их НХЛ. А вот когда из Америки приехало много энхаэловцев, как недавно на ЧМ в Швецию, места мне, увы, не досталось. Наш наставник Ян Филц предпочел сделать ставку на известных за океаном мастеров, и, выходит, не просчитался, раз команда впервые привезла в Словакию золото. Хотя, думаю, я не испортил бы погоды в сборной. Не случайно ведь два года подряд становился лучшим бомбардиром словацкого чемпионата. Кстати, год назад меня признали абсолютно лучшим нападающим в Словакии. Должны были и в этом сезоне (смеется), но слишком уж здорово на ЧМ сыграл Бондра, ему и отдали этот приз.

– Расскажите о своей судьбе. Где начинался путь будущего голеадора?

– Родился и вырос я в словацком городе Прешове, где живу вместе с супругой Марьяной до сих пор. Растет у меня дочка Вероника, ей восемь лет. В Прешове с шести лет и начал свой путь на льду. В свое время восхищался советской первой пятеркой во главе с Фетисовым и Касатоновым. Они были для меня настоящими кумирами. Два года отслужил, выступая за клуб второго чехословацкого дивизиона «Дукла» (Михаловец). Затем пять лет играл в «Кошице», из них четыре бок о бок с моим нынешним партнером по «Нефтехимику» защитником Станой Ясечко. Ну а потом перешел в «Зволен».

– Можете ли вы сказать, что составите конкуренцию российским зубрам в споре лучших бомбардиров Суперлиги?

– Очень хотелось бы. Однако, думаю, такие монстры, как Коваленко или Сушинский, вряд ли предоставят мне возможность спокойно восседать на троне суперснайпера. Конечно, я постараюсь, но, видимо, сразу стать самым-самым будет тяжело. Все-таки в Словакии мы подчас встречались с откровенно слабыми клубами, а здесь, видимо, таких матчей не будет. Если честно, мне очень хочется с «Нефтехимиком» попасть в плей-офф. Мы тут прикидывали, семь клубов уже сейчас могут безбоязненно заказывать себе туда путевку. А вот за восьмое место мы вполне можем и побороться.

ДОСЛОВНО

Станислав Ясечко, защитник «Нефтехимика» из Словакии:

– Еще в Словакии Рихарда Шехны за габариты (рост – 198 см, вес – 104 кг), голевое чутье и неуступчивость в силовой борьбе прозвали словацким Линдросом. Думаю, не подкачает мой напарник и в России. Жаль только, что от нас уехал Петер Шламиер, оказавшийся в клубе лишним иностранцем.