ХОККЕЙ

26 ноября исполнилось 50 лет заслуженному мастеру спорта, двукратному чемпиону мира и Европы Александру Николаевичу Голикову.

Александр Мальцев до переезда в Москву играл в Кирово-Чепецке, и первым тренером, приметившим талантливого паренька, был Николай Эпштейн, возглавлявший воскресенский «Химик». По пути в Воскресенск Мальцева перехватило «Динамо». Однако вскоре оптимист Эпштейн с восторгом рассказывал о том, что заприметил в Пензе «игрочищу», который не уступает в одаренности Мальцеву. Речь шла о юном Александре Голикове. На этот раз тренер «Химика» не упустил золотую рыбку, но она недолго плавала в воскресенском водоеме, через пять лет уплыв в… «Динамо», где Голикову сразу нашлось место в звене с Мальцевым.

— «Дизелист», в котором я дебютировал в 16 лет, занимал скромное место в классе Б, и только через год мы шагнули вверх, — рассказывает Александр Голиков. — Тогда меня и заметили тренеры команд класса А. Из нескольких приглашений я выбрал «Химик», куда, кстати, через два года перешел мой брат Владимир. У меня было немало тренеров, начиная с Моисеева, брата нынешнего главного тренера «Ак Барса» Юрия Ивановича, и кончая Владимиром Киселевым, который сначала пригласил меня в «Дизелист», а много лет спустя освободил из «Динамо». Наиболее яркий след оставили Николай Эпштейн и Владимир Юрзинов. Это были специалисты с разным пониманием хоккея, что во многом предопределялось не только их характерами, но и задачами «Химика» и «Динамо». Для воскресенцев 5-е место считалось успехом, а «Динамо» не удовлетворяло и второе. Отсюда постоянная нацеленность Юрзинова на победу, высокая требовательность, а у Эпштейна, наоборот, была возможность экспериментировать. Николай Семенович мог позволить в перерыве матча для психологической разгрузки поиграть с ребятами в… лото, а в Ленинграде однажды, неожиданно не только для соперников, но и для нас самих, защитников переквалифицировал в нападающих, а нас перевел в оборону.

— «Химик» любил играть от обороны, что не всем нравилось…

— Но мы и атаковали не хуже других. Недавно я разговаривал на эту тему с Петром Воробьевым, работающим в «Ладе», и поинтересовался, почему он, мол, проповедует оборонительную тактику. Петр Ильич добрым словом вспомнил «Химик» Эпштейна.

— Тем не менее вы ушли от Эпштейна в «Динамо».

— В 1976 году, когда окончил пединститут в Коломне, встал вопрос о службе в армии. Приглашали в «Динамо» и ЦСКА. Армейцы в те годы были непобедимыми, захотелось поиграть в команде, которая могла бы составить ЦСКА конкуренцию.

— Выходит, вы выбрали КГБ, который тогда курировал «Динамо».

— Да. Я послужил в ведомстве Андропова и ушел в отставку в звании подполковника.

— Играть вы закончили в 30 лет. Не рановато ли?

— Я мог выступать еще лет пять, но тогдашний тренер «Динамо» Киселев незадолго до отставки почему-то уволил меня. Поскольку я был офицером, перейти в другую команду не мог. Пришлось служить в одном из райсоветов «Динамо».

— Из сборной Тихонов освободил вас из-за каких-то личных проблем?

— В последнем сезоне в сборной я забросил больше всех, тем не менее на Кубок Канады меня не взяли. Хоккейный руководитель Валентин Сыч не раз говорил нам, что долгожителей не должно быть: тогда в сборную можно было набрать два-три равноценных состава. Потому ветеранов в команде долго не держали.

НАША СПРАВКА

Александр Голиков

Заслуженный мастер спорта. Родился 26 ноября 1952 года в Пензе. 1968 –1971 – «Дизелист» (Пенза). 1971–1976 – «Химик» (Воскресенск). 1976 –1983 – «Динамо» (Москва). Четырехкратный серебряный призер, трехкратный бронзовый призер чемпионатов СССР. В чемпионатах СССР сыграл 385 матчей, забросил 265 шайб. Двукратный чемпион мира и Европы, вице-чемпион Олимпиады-80. В чемпионатах мира, Европы, Олимпиадах сыграл 36 матчей, забросил 18 шайб. Работал главным тренером в юношеской, молодежной сборных России, «Молоте-Прикамье», «Химике».