СКАНДАЛ

Дело Алимжана Тохтахунова (Тайванчика) и якобы подкупленных им французского и российского судей по фигурному катанию на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити продолжается.

  Вчера разгорающемуся скандалу была посвящена пресс- конференция, организованная Федерацией спортивных журналистов России совместно с национальной Федерацией фигурного катания. В ней приняли участие первый вице-президент ОКР Владимир Васин, ряд ведущих тренеров и арбитров страны.

Кроме того, после полуторачасового разговора эксклюзивное интервью для «Советского спорта» дали судья международной категории Алла Шеховцева, входившая в бригаду арбитров по танцам на льду в Солт-Лейк-Сити, и Тамара Москвина, наставница Бережной — Сихарулидзе. Обе дамы категорически отрицают свое знакомство с Тайванчиком.

АНИСИНОЙ — ПЕЙЗЕРА ПРЕДРЕКАЛИ ПРОИГРЫШ

— Насколько я знаю, личность собеседника криминального авторитета не установлена, — говорит Шеховцева. — Им мог быть кто угодно. Мы понятия не имеем, на каких основаниях и кто ему дал право говорить за нас. В первую очередь, если бы это был ответственный человек, который мог бы решить какие-то проблемы, я бы как судья об этом знала. То, что нас обвиняют в сговоре и обмене медалями, — абсурд! Я с полной ответственностью заявляю, что это — ложь. И о каком сговоре может идти речь, если в нем участвовала одна сторона: Ле Гунь отдала первое место россиянам, а я французам — второе.

В начале минувшего сезона мы имели факт отсутствия лидеров в танцах и до Олимпиады не знали, кто будет первенствовать. Наблюдалась борьба пяти равных по силам дуэтов. И в этой схватке кто победил, тот и победил. И согласна я с этим или нет, это мое личное мнение. Я его высказала своими судейскими оценками, отдав голос в пользу Ирины Лобачевой и Ильи Авербуха.

  Впрочем, кое-кто заранее предрекал Анисиной — Пейзера проигрыш, поскольку судья из Франции не попал в танцевальную олимпийскую бригаду. Я действительно об этом слышала, равно как и о том, что победят Барбара Фузар-Поли с Маурицио Маргальо из Италии. Но у них был не очень удачный сезон. «Технические» проблемы, преследовавшие партнера, были выставлены на всеобщее обозрение в произвольном танце, поэтому итальянцы никак не могли выиграть.

С другой стороны, накануне Олимпийских игр все специалисты, как один, даже те, кто недооценил Лобачеву — Авербуха на предыдущих стартах, заявили, что у россиян потрясающая программа. Это шаг и прорыв в будущее. Россияне продемонстрировали танцы, наиболее насыщенные «ультра-си», где нет пустот, пауз, а идет канва хитросплетений шагами, жестами, эмоциями и так далее.

На мой взгляд, постановка Анисиной — Пейзера имела недостатки. Допустим, на протяжении последних четырех лет я видела пусть классно исполненные, но одни и те же трюковые элементы в различных интерпретациях. А я люблю новизну и риск. Но прокат прошел на высоком уровне, и арбитры, отдавшие французам первое место, безусловно, имели на это право.

— Вы в курсе, что Анисина знакома с Тайванчиком?

— Она неоднократно подчеркивала, что он оказывал им спонсорскую помощь в пошиве костюмов и постановке программ.

— Теоретически можно представить, что преступный авторитет в состоянии вершить судьбы спортсменов?

— Мы не можем говорить, что такие ситуации полностью исключены. Но они маловероятны.

— Интересно, какую «зарплату» судьи получают от ИСУ?

— Судейство оплачивается в размере трехсот американских долларов за этапы «Гран-при», чемпионаты Европы и мира. В финале «Гран-при» сумма удваивается. А на Олимпийских играх несколько другая система финансирования — выплачиваются суточные, как любым командировочным.

— Триста долларов не бог весть какие деньги. То есть искушение согласиться на взятку велико?

— В принципе искушение может быть у любого человека. Но я за свою долгую практику не слышала, чтобы подобные факты могли иметь место.

— Кому, по-вашему, выгоден этот скандал?

— Знаете, МОК пошел на очень недальновидный поступок: вручить в Солт-Лейк-Сити вторые золотые медали канадцам. И, видимо, у кого-то появилось желание заработать еще раз. Я уверена, что эта ситуация попросту спровоцирована: один раз такое прошло, так почему бы не попробовать еще раз? Не забывайте, что на Западе, и особенно в Северной Америке, фигурное катание — большой бизнес. И продолжение скандальной истории на руку определенным группировкам магнатов, крупным газетам, подогревающим интерес к своим публикациям. По-видимому, это игра, в которую мы втянуты поневоле.

СФАБРИКОВАННОЕ ФОТО

— Бережная и Сихарулидзе не имели никаких контактов с представителями криминальных кругов, — утверждает Москвина. — И поэтому нам нет необходимости защищаться от чьих-то нападок.

— Между тем по каналам телевидения распространили фото, на котором Сихарулидзе запечатлен вместе с Тохтахуновым.

— Это компьютерные и телевизионные ухищрения — компиляция из двух снимков. На самом деле, уверяю, я впервые увидела Тайванчика, не могу выговорить его настоящую фамилию, в программе новостей. И если бы раньше знала, что такие люди готовы оказывать помощь фигуристам, то попросила бы у него денег на подготовку, а не разгребала бы сейчас этот инцидент.

Более того, ФБР, как мне известно, не упоминает имен моих учеников. Телефонные переговоры касаются только французской танцевальной пары. И уже другие силы связали ее с русской парой и, соответственно, с этим узбекским товарищем. А связи никакой не было! Мы-то тут при чем? Но создается впечатление, что сегодня про французов забыли, а в центре внимания исключительно Бережная и Сихарулидзе.

Повторю, мы никогда и не слышали про Тайванчика. Русские пары доминировали на олимпийской арене с 1964 года. Разумеется, как и в любой другой области, такая монополия была приятна далеко не всем. Мы это признаем и были готовы достойно выступить в Солт-Лейк-Сити. Даже во время разминки перед произвольной программой Антон не смог изменить себе, совершив благородный поступок: поднял со льда врезавшуюся в него конкурентку Джейми Сале (фото на обложке. — Прим. авт.). И чем нам ответили канадцы?

МНЕНИЯ

Владимир ВАСИН, первый вице-президент ОКР:

— МОК поручил комиссии по этике разобраться в случившемся и представить свои суждения на Исполкоме, который состоится 28—29 августа. В любом случае в истории Олимпиад не было такого, чтобы результаты состязаний пересматривались, если, конечно, не возникало прецедентов с употреблением допинга.

Валентин ПИСЕЕВ, президент Федерации фигурного катания России:

— Информация о том, что на нас оказывал воздействие какой-то Тайванчик, шокировала нас! Вроде бы он вступал в переговоры с российскими официальными лицами по фигурному катанию. Но на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити в их качестве выступили Сергей Кононыхин, Сергей Свиридов и я. Мы и в глаза не видели этого субъекта. Может быть, кто-то с ним и разговаривал. Только мы об этом не знаем. И почему мы, спрашивается, не должны были бороться за золото в танцах — виде фигурного катания, где мы находимся на лидирующих позициях в течение трех десятилетий? Тем более что программы у Лобачевой и Авербуха были чемпионскими.

Елена ЧАЙКОВСКАЯ, заслуженный тренер страны:

– Как специалист с многолетним стажем могу со всей ответственностью заявить, что Бережная – Сихарулидзе были на голову выше канадцев. У Сихарулидзе в произвольной программе был малюсенький сбой, но это никак не могло повлиять на расстановку сил. Что касается давления на Ле Гунь, то при мне бывший председатель техкома ИСУ по фигурному катанию Салли-Энн Стэплфорд (в июне 2002 года на перевыборах Международного союза конькобежцев ее сняли с должности. – Прим. авт.) в лифте отеля пыталась воздействовать на нее. Та первые пять минут что-то возражала ей, а потом принялась рыдать. Следующим утром поступило сообщение, что француженка призналась в том, что ее «заангажировали».

Марина САНАЯ, судья международной категории, входившая в Солт-Лейк-Сити в бригаду арбитров в парном катании:

– На нас было оказано психологическое воздействие со стороны рефери состязаний американца Рональда Пфеннинга. Перед короткой программой он предупредил нас о том, что паре, выступавшей под третьим номером — Бережной и Сихарулидзе мы не должны ставить оценки выше 5,8, чтобы не «закрывать двери» для других пар.

  Далее, по правилам, короткая композиция должна длиться не более 2 минут 40 секунд. За каждые лишние 10 секунд со спортсменов снимается 0,1 балла. Канадцы Сале — Пеллетье упали в конце программы, после чего электронное табло вдруг остановилось. Но ведь за спиной у рефери обязательно стоит ассистент с механическим секундомером. Иными словами, можно запросто сосчитать время проката. Однако когда на традиционных судейских разборках я спросила Пфеннинга, сколько минут выступала канадская пара, он ушел от этого вопроса. Позже мы узнали, что ее выступление заняло 2 минуты 53 секунды, то есть у спортсменов из первой и второй оценки должны были вычесть по 0,2 балла. С таким результатом они должны были стать четвертыми.

Восемнадцатого апреля я подала апелляцию в Апелляционную комиссию ИСУ, которая была отклонена и передана в техком Международного союза конькобежцев. Пфеннинг как раз входит в этот техком и будет сам рассматривать эту жалобу.