В четверг, 22 декабря, состоятся выборы президента ОКР. Действующий президент Леонид Тягачев является одним из семи кандидатов на эту должность и рассчитывает остаться на этом посту в течение ближайших четырех лет. О предстоящих выборах и положении в ОКР Тягачев рассказал в интервью «Коммерсанту». Приводим самые интересные выдержки из этого материала. Отметим, что пресс-конференция с участием Леонида Тягачева, назначенная на вторник, была отменена.

– Выборы президента вам не кажутся несвоевременными? Ведь до Олимпиады в Турине остается слишком мало времени, сейчас – самый разгар подготовки к ним...

– А при чем тут это? Спортсмены продолжают готовиться к Играм по планам, которые разработаны специалистами ОКР, Росспорта, федерациями. Я думаю, условия для подготовки созданы нормальные. Нет, конечно, нужно оградить олимпийцев и тренеров от лишних волнений. Тут, конечно, немало зависит от нашей мудрости и в конечном итоге от такого качества, как патриотизм: нужно думать не о личных амбициях, а об интересах команды, страны.

– А вы волнуетесь перед Олимпийским собранием? Я имею в виду – за свой пост?

– Олимпийское собрание – это для меня в первую очередь возможность встретиться со всеми теми людьми, от которых зависят перспективы отечественного спорта. Что касается выборов, то жизнь в спорте приучила меня всегда настраиваться на победу – на собственную или на победу учеников, команды, страны. Полагаю, что четыре годы, в течение которых я руководил ОКР, позволяют мне надеяться на то, что делегаты вновь доверят мне этот пост. За четыре предыдущих года было сделано немало. И прежде всего в плане материального обеспечения и поднятия престижа спорта. Никогда у ОКР и у олимпийских команд не было такого количества спонсоров, значительно возросло внимание общественности и всех ветвей власти к спорту, к выступлениям сборных команд страны.

– На пост президента ОКР вместе с вами претендуют семь человек. Что вы можете сказать о ваших соперниках на выборах?

– Я к ним ко всем отношусь с уважением.

– У вас есть предвыборная программа?

– Конечно, хотя я не сторонник предвыборных обещаний. Делегаты Олимпийского собрания прекрасно знают мои возможности и основные направления моей работы. Вкратце могу так определить свою стратегию в случае избрания меня на пост президента ОКР. Уделять приоритетное внимание тренерскому корпусу. Для спортсменов в предыдущие годы мы сделали немало, я имею в виду прежде всего материальное обеспечение. Тренеры же остаются пока обделенными. Далее. Активнее помогать федерациям. Теснее нужно взаимодействовать с регионами и спортивными ведомствами. Было в советском спорте такое понятие – олимпийский резерв. У нас сейчас неважно обстоят дела со спортивной сменой и вообще с массовым спортом. Конечно, это в основном является заботой общегосударственной, возложенной на спортивный госорган, но ОКР в этой работе также занимает свое место. Пока же в этой сфере мы в большей степени занимаемся просветительской работой. Но есть и практические дела. Есть, например, идея создания детско-юношеских спортивных школ под эгидой ОКР.

– На все потребуются большие средства. Где ОКР намерен их брать?

– Есть традиционные источники – спонсорские контракты ОКР. Недавно подписан долгосрочный контракт на два олимпийских цикла с компанией Fedcom Media на общую сумму 110 миллионов долларов; он вступит в силу после Турина. В ближайшем будущем начнет функционировать олимпийская лотерея, что обещает поступления до 200 тысяч долларов ежемесячно. Совместно с партнерскими организациями планируется создание спортивно-оздоровительных и гостиничных комплексов. Мы начинаем сотрудничество с регионами, особенно в Южном федеральном округе, где появятся новые и будут реконструированы имеющиеся спортивные базы.

– Пока же один из основных тезисов ваших главных оппонентов звучит примерно так: деньги на спорт по-прежнему дает в основном Федеральное агентство по физкультуре и спорту, а значит, именно оно должно быть главным в стране руководящим спортивным органом.

– Есть Закон о спорте. ОКР как общественная организация никогда не снимал с себя обязательств перед массовым спортом, но, действуя по этому закону, считал основным делом развитие спорта высших достижений. Согласно этому же закону, государственный орган, в свою очередь, занимается финансированием спорта в целом, в том числе и сборных команд. В октябре 2001 года мы даже подписали договор о намерениях, который обозначал это разграничение полномочий. И основная задача сейчас – спустя четыре года – все-таки подписать соглашение между ОКР и Росспортом. Мы собираемся предложить Росспорту по примеру Общественной палаты создать общественную комиссию. Она должна осуществлять контроль за государственными деньгами, которые направляются в отрасль. 

– Вы разделяете мнение председателя Росспорта Вячеслава Фетисова, что руководящие должности в нашем спорте должны занимать олимпийские чемпионы, знаменитые спортсмены – такие, как ваш конкурент Ирина Роднина?

– Согласен с таким тезисом, но не безусловно. У великих спортсменов – огромный профессиональный опыт, знание людей, уважение общественности. Но все-таки требуется еще и желание, и способность заниматься повседневной рутинной работой, и умение выстраивать взаимоотношения по вертикали и по горизонтали. Это правильный путь. Но я бы не сбрасывал со счетов и тех профессиональных функционеров высокого ранга, которые не были выдающимися спортсменами. Понятие организаторского таланта тоже существует. Я против того, чтобы для некоторых звезд создавать какие-то исключительные условия для служебного и общественного продвижения, исходя лишь из личного отношения к ним какого-либо спортивного руководителя, а других великих спортсменов не замечать.

– Вот еще один упрек в ваш адрес: российский спорт утратил свои позиции в международных федерациях. Насколько это сказывается на результатах выступлений наших спортсменов на Олимпийских играх и в других крупных соревнованиях?

– У нас есть три представителя в Международном олимпийском комитете – Виталий Смирнов, Шамиль Тарпищев и Александр Попов. Это немало. Так что здесь наши позиции сильны хотя бы численно. ОКР совместно с МИД РФ провел два семинара-совещания, посвященных проблемам продвижения представителей России в международные спортивные союзы. Прогресс уже значителен: на сегодня у нас 128 человек представительствуют в международных федерациях на разных должностях – тоже внушительный показатель. Естественно, эти люди располагают ресурсом влияния на ситуации в своих видах спорта.