Олимпийского чемпиона-1996, чемпиона мира в многоборье-1999 Николая Крюкова в российской команде справедливо называют «последним из могикан». И дело здесь не столько в возрасте - в ноябре спортсмену исполнится 28 лет, а в том, что фамилия Крюков у болельщиков ассоциируется с поколением гимнастов, которые ушли из большого спорта - Светланы Хоркиной и Алексея Немова. Крюков один из немногих отважился продолжить спортивную карьеру, несмотря на травмы, новые правила, перемены в тренерском штабе, словом, наперекор всему. Корреспондент «Времени новостей» Ольга Ермолина попыталась выяснить, что же удерживает Николая Крюкова на спортивном помосте.

- Николай, вы остались в гимнастике, чтобы на предстоящих Играх в Пекине громко заявить о себе?

- Для чего я остался в гимнастике? Боюсь, что сформулировать исчерпывающий ответ на этот вопрос, не смогу. Просто подумал, что в связи с уходом ребят кто-то должен поддерживать традиции команды, авторитет отечественной гимнастики. Ведь каждый успех, пусть даже маленький прорыв работают на положительный имидж сборной. Но если быть откровенным до конца, то немалую роль сыграл и финансовый аспект. Так что моя мотивация проста - безденежье.

- Можете по пунктам разложить, что необходимо вам для того, чтобы через год поехать и выступить в Пекине?

- Все очень банально. Первое - быть здоровым. Второе - чтобы хватило сил и нервов дожить до этого дня. Все остальное приложится, опыт и уверенность есть, а качество исполнения элементов и комбинаций нарабатывается. Я не случайно заговорил о здоровье, поскольку перед Играми в Афинах у меня уже был прецедент. За две недели до Олимпиады травмировался. Получил травму ноги, которая не позволила мне выступать на коронном снаряде, и меня отправили обратно в Москву. Если бы оставили, то собрал бы волю в кулак и показал бы все, на что готов. Но сейчас об этом поздно рассуждать. Те Олимпийские игры, несмотря на серьезную подготовку к ним, оказались вне моей спортивной карьеры.

- Тем не менее, несмотря на возраст, новые правила, вы удерживаетесь на плаву в спорте. Благодаря чему?

- Благодаря опыту и собственному подходу к тренировкам. Это пришло с годами. Раньше я тренировался по принципу «и вашим, и нашим». Старался выполнять абсолютно все требования тренеров, поскольку на тот момент в гимнастике был еще никем и знаний, которыми располагаю сегодня, не имел. В общем, работал по плану старшего тренера плюс своему собственному. В результате тренировался втрое больше, чем остальные. Сейчас ситуация изменилась. Поскольку в гимнастике я кое-чего достиг, то могу настоять на собственном графике подготовки, прислушиваясь к собственному самочувствию.

- Вы легко вписались в новое поколение гимнастов, которое пришло в сборную на волне новых правил?

- Да я и не вписываюсь туда никак. Сказывается разница в возрасте, и не только. У молодых ребят другие интересы. А я человек старой закалки со своими идеями, иным подходом ко всему. Скажем так: я все сделаю для нашей команды, но я не чувствую себя членом этой команды. Когда выступали Света Хоркина, Алексей Немов, другие ребята, мне было намного проще. Рядом с ними я чувствовал себя в своей тарелке, потому что знал, что в любой момент меня прикроют и подставят плечо.

- Сложившаяся ситуация выбивает вас из колеи?

- Я бы сказал так: эта ситуация заставляет меня по-другому настраиваться на соревнования. Рассчитывать только на себя самого, а не на чью-то поддержку.

- Однако главный наставник российской сборной Андрей Родионенко на днях заявил журналистам, что тренерский штаб будет стараться делать все, чтобы вас, ветерана команды, «поберечь до Олимпиады».

- Тогда я чего-то не понимаю. Если такие вещи открыто декларируются, то надо прислушиваться и к мнению самого спортсмена. Я не скрывал, что мне довольно непросто будет стартовать на этапе Кубка мира в Москве, поскольку это мой пятый старт за два месяца. По своему самочувствию я рассчитывал на три турнира. Но мне ответили: «Надо». Надо выступать на чемпионате Европы, на двух этапах Кубка мира... Но в Москве, на мой взгляд, такой необходимости не было. Я рассчитывал подлечиться, отдохнуть, в конце концов поработать над тем, чтобы усложнить свои комбинации.

- Насколько вам нужно усложнить свою программу на коне, чтобы иметь явное преимущество над соперниками?

- Пока это невозможно сделать, потому как помимо коня я делаю еще несколько снарядов. А соперники, с которыми борюсь, нарабатывают исключительно один вид.

- В таком случае почему бы вам не сосредоточиться только на этом виде?

- Потому что, повторю, я гимнаст старой закалки и привык работать не только на себя, но и на команду. Проще говоря, прикрывать дыры. Это мое кредо здесь. Всем известно, что если кого-то надо спасти, то Николай это сможет.

- До каких пор вы планируете оставаться в гимнастике?

- Трудный вопрос. Я хотел бы, чтобы исполнилась моя мечта: уйти из спорта на гребне волны. Уйти после того, как я бы сказал, что сделал все, на что способен.

- Пути для отступления продумали - бизнес, шоу?

 

- Шоу, безусловно, продлят спортивную жизнь, сделают этот переход не таким болезненным. Плюс это дополнительный заработок, возможность появиться лишний раз на публике, встретиться с друзьями. Зачем такое терять?

- А бизнес?

- Я не тот человек, который мог бы что-то в бизнесе провернуть. Скорее всего, свою дальнейшую жизнь я буду связывать с гимнастикой. Возможно, стану тренером. Но пока об этом рано говорить.