Японцы и кореец перебегали Лобкова

Завершились олимпийские соревнования по бегу на 500 м. Чемпионом стал кореец Тае-Бум Мо, серебро у японца Кейичиро Нагашимы, бронза у его соотечественника Йойи Като. Лучший из наших — Дмитрий Лобков — с результатом 70.46 занял 14-е место, сообщает из Ричмонда наш корреспондент Александр Зильберт.
Японцы и кореец перебегали Лобкова
16 февраля 2010 07:50
автор: Александр Зильберт

Завершились олимпийские соревнования по бегу на 500 м. Чемпионом стал кореец Тае-Бум Мо, серебро у японца Кейичиро Нагашимы, бронза у его соотечественника Йойи Като. Лучший из наших — Дмитрий Лобков — с результатом 70.46 занял 14-е место.

Первые 10 забегов до заливки льда прошли без сюрпризов. Если только таковым не считать результат россиянина Дмитрия Лобкова: его 35.13 могли оказаться вполне конкурентоспособными. Но и впрямь: должно же было когда-то, наконец, прорвать 29-летнего ветерана сборной, которому уже устали выдавать бесконечные авансы.

Таким образом Дмитрий захватил лидерство после десяти забегов — и это было надолго. Дело в том, что во время заливки льда произошел казус: заливочная машина заглохла и из нее вытекло избыточное количество жидкости. Чтобы высушить одну часть жидкости и превратить в лед другую, потребовался целый час! Заливочные машины наматывали круги по катку, а зрители и специалисты гадали: кому на пользу пойдет такой перерыв? Казалось, что именно Лобкову, поскольку, во-первых, его соперники из-за затянувшейся паузы могут перегореть, а во-вторых, потому что второй забег он проведет куда более отдохнувшим, нежели другие лидеры.

Наконец, после личного вмешательства президента Международного союза конькобежцев Оттавио Чинкванты, который вынужден был спуститься с ВИП-трибуны на биржу, состязания продолжились. Продолжились — с фальстарта канадского спортсмена, что все-таки свидетельствовало в пользу версии о нервозности во второй группе выступавших. Однако основные фавориты все-таки сохранили самообладание. Когда по окончании первого раунда забегов Дмитрий Лобков оказался лишь восьмым, стало ясно, что медали ему не видать.