ТЕННИС

Успехи российских теннисистов настолько впечатляют зарубежных специалистов, что многие уже заговорили о «грядущей русской революции». По словам Президента Федерации тенниса России Шамиля Анвяровича Тарпищева, удивляться здесь нечему, ведь последние четыре года по темпам развития тенниса наша страна удерживает первое место в мире.

БЕЗ САФИНА БЫЛИ ОБРЕЧЕНЫ

— Шамиль Анвярович, российские поклонники тенниса внимательно следили за поединком нашей сборной в 1/4 финала Кубка Дэвиса с командой Аргентины, но у многих остались вопросы. Что же все-таки произошло с прошлогодними обладателями «Серебряной салатницы» и был ли у нас шанс пройти южноамериканцев?

— Если бы играл Сафин, шанс выиграть, безусловно, был. Потому что на очень медленном грунтовом корте наш главный козырь именно он. Мы рассчитывали, что Марат даст как минимум два очка. Из чего это складывалось? Первое — личные встречи Сафина с Налбандяном, где он ни разу не проигрывал. И второе — если в поединке с Гаудио вопрос был еще пятьдесят на пятьдесят, то в паре с Кафельниковым наши ребята на земле выигрывали бы за счет мощной подачи Сафина в силу того, что всех остальных он превосходит в скорости полета мяча.

Ну, кроме того, все знают, что у ребят были травмы, и потеря в последний момент Сафина больно по нам ударила. Я считаю, что счет 0:5 не соответствует реалиям, потому что мы должны были сделать примерно то, что удалось Роджеру Федереру в матче с французами. У нас команда хорошая, но объективные причины, что все четверо были не в лучшей кондиции, повлияли на результат. И, кстати говоря, Сафин-то был в лучшей кондиции, чем те же Кафельников, Южный, Давыденко. Ситуация была такова, что мы могли как проиграть 2:3, так и 3:2 выиграть. Но, имея Сафина, победить было вполне реально.

— Бытует мнение, что россиянам в этом матче не хватило мотивации. Дескать, в поединке с чехами тоже отсутствовал Сафин, но там довлела неприятная перспектива играть квалификационные матчи.

— Я не согласен. Если бы не было мотивации, все бы ребята не приехали. Да и вообще, мы, наверное, впервые собрали сильнейший состав. Просто возникли определенные проблемы. Поэтому я думаю, что мотивация здесь ни при чем, потому что ребята знали, что если мы выиграем, то потом будем оба раза выступать дома, а значит, могли реально выиграть второй раз Кубок Дэвиса. И сам Марат был расстроен страшно. Да что тут говорить. Я считаю, одно то, что они все приехали, уже было хорошей мотивацией.

— Значит, теперь нам остается ждать жеребьевку на следующий сезон?

— Я тут в самолете делал «выжимки». Из 15 команд мы с девятью сыграли на выезде. С парой сборных мы не встречались после 1972 года, и следовательно, кто будет хозяином корта — определит жребий. Таким образом, остается где-то 2-3 команды, с которыми мы можем сыграть только на выезде — это Швейцария, Швеция и может быть еще одна-две. То есть реально мы почти все матчи играем дома. Но для меня больше всего даже опасно не это — с кем играть, а чтобы игроки пораньше оказались до матча в руках тренера, потому что только в этом случае можно целенаправленно готовиться и гарантировать, что к поединку ребята будут в хорошем состоянии.

МАРАТ СТАНЕТ ПЕРВЫМ КОГДА ЗАХОЧЕТ

— В этом сезоне появился четвертый командный игрок — Николай Давыденко. В этом смысле перспективы нашей сборной кажутся еще более серьезными.

— Да. Лет пять назад был один, потом стало два, сейчас четыре. То есть с позиции того, что у нас три игрока разместились в возрастном цензе 21-22-23 года, можно говорить о том, что в принципе уже есть команда и есть определенная скамейка. Хотя в случае с Аргентиной, когда все четверо оказались травмированы, надо иметь, наверное, в два раза больше игроков. Но об этом приходится только мечтать. Во всяком случае, наши юноши — чемпионы Европы. Будем ждать, пока они подрастут.

— Евгений Кафельников постоянно вспоминает свой возраст и говорит о том, что ему трудно играть пятисетовые матчи. Но есть же яркий пример Андре Агасси или Пита Сампраса, которые и после 30 лет выигрывают на «Больших шлемах».

— Я бы так сказал: все зависит от него самого. Потому что он вполне может играть и выигрывать в одиночке до 32-33 лет как минимум. А в паре, где он один из сильнейших игроков, он может выступать еще очень долго. Но повторю, это зависит от него, от его желания. А захочет ли он — это вопрос уже к нему.

— А что происходит с Маратом? Когда мы увидим его победы? Я так понимаю, что и здесь тоже должны совпадать его желания и возможности?

— Когда меня на Западе спрашивают, когда Марат будет первым, я отвечаю: «Когда захочет». Но в этом году его буквально замучили травмы. Я даже предположил, что это кто-то его сглазил. Потому что к его профессионализму в этом году я не могу предъявить никаких претензий — он делает все методически правильно. Но жизнь как бы проверяет Марата, я так думаю. Все травмы Сафина какие-то нелогичные и нелепые, а то, что он за последние восемь месяцев повзрослел и стал более требователен к себе, — несомненно. Пока я считаю что он потенциально на сегодня первый игрок в мире.

ТЕННИС УЖЕ НАРОДНАЯ ИГРА

— Этой зимой после победы нашей команды в Кубке Дэвиса вы много ездили по стране с «Серебряной салатницей». Как развивается теннис в глубинке?

— Здесь, наверное, надо привести статистику. Если в Советском Союзе было порядка 120 соревнований, которые проводил Госкомитет, и поэтому мы называли теннис камерным видом спорта, то сейчас Российский теннисный тур проводит 1018 турниров в 127 городах страны. В соревнованиях «до 14 лет» приняло участие порядка 12 тысяч детей. То есть теннис стал практически народной игрой. Причем соревнования проводятся на 378 крытых кортах. А общее количество занимающихся, а также теннисных кортов, несомненно, гораздо больше. И не случайно в 2002 году на Западе четыре события были выделены в мире спорта: «Формула-1», сборная Бразилии по футболу, мадридский «Реал» и сборная России в Кубке Дэвиса. По статистике Международной федерации тенниса 4 года подряд мы держим первое место по темпам развития тенниса. Если взять сегодняшнюю классификацию, то у нас 11 женщин в сотне лучших, четверо ребят. Поэтому развитие идет нормально, хотя проблем достаточно. Раньше, будучи камерным видом спорта, у нас были единицы среди сильных теннисистов. Тут еще нужно сказать, что мы обладаем, я считаю, лучшей методикой в мире для теннисистов до 14 лет. Вопрос только в том, что на сегодня мы реально можем содержать человек 20, а надо 200. Потому что талантливых очень много, и проблема, наверное, возникнет такая, что многие наши теннисисты скоро будут играть и представлять другие страны. Истоки этого лежат в том, что посредники и посреднические фирмы очень рано забирают детей, видя их таланты, и вывозят за рубеж, где дети формируются. И теперь нашими трудами пользуются другие. И я боюсь, что 70 процентов детей, которые «украдены» таким образом в футболе, хоккее, теннисе, фигурном катании или гимнастике, уже не будут такими патриотами, как были Фетисов, Буре и многие другие.

— Вы сказали, что у нас четверо мужчин в первой сотне, но за ними никого нет.

— Здесь проблема чисто финансовая. Девочек тренировать легче – это раз. И во-вторых, подготовка девочки на Западе стоит около 30 тысяч долларов в год, а для ребят эта сумма составляет 50 тысяч. Это без внутренних расходов — без тренеров, без массажистов, а только на сборы и подготовку. И еще у девочек текучесть большая. Если женщина в двадцатку не попадает, то, соответственно, бросает спорт, выходит замуж и так далее. А если парень играет, то он, соответственно, выступает до 32–33 лет. Плюс еще для девочек спарринг — это парень. А для парня — это взрослый мужчина, которого найти очень сложно. Вопрос состоит в том, чтобы сохранить поколение Красноруцкого, Беккера — наших чемпионов Европы до 16 лет. Чтобы теннисисты могли достичь высокого уровня, нужно думать о том, как сделать бюджет федерации без организации и проведения соревнований, таких, как Кубок Кремля, Кубок Дэвиса и Кубок Федерации, порядка 6 миллионов долларов в год. К сожалению, на сегодня мы такими деньгами не располагаем.

НЕ НАДО НЕДООЦЕНИВАТЬ ХОРВАТИЮ

— Если говорить о девочках, то впереди у нас большое событие — первый раунд Кубка Федерации. Как идет подготовка к матчу с Хорватией?

— У нас извечная проблема — чтобы теннисистки побыстрее вернулись в распоряжение тренеров с турниров, потому что Хорватия — та команда, которую недооценивать нельзя. Сильвия Талая, Ива Майоли — это те игроки, которые могут обыграть любого. Но впервые, наверное, мы приняли решение, чтобы никого из девочек не обижать, — взять в команду четырех лучших по классификации. Но в ситуации с Хорватией мы идем на определенный риск. С одной стороны, чтобы не обижать девочек, а с другой стороны, мы только подходим к той ситуации, чтобы на конкретный матч брать не по классификации, а по силе на данный момент. Поэтому на этот матч в команду попали Мыскина, Бовина, Дементьева и Панова. Договоренность такая, что после освобождения на турнирах в Америке они сразу прилетают сюда в распоряжение тренера на Кубке Федерации Ларисы Савченко-Нейланд и не позднее 20 апреля будут уже тренироваться на покрытии Taraflex в УСЗ «Дружба».

— Анастасия Мыскина недавно выиграла в Сарасоте свой 4-й турнир в карьере. Как вы считаете, может она закрепиться в десятке или даже продвинуться выше?

— Мыскина — соображающая и очень волевая спортсменка. В физическом плане она очень добавила за последние полтора года. Я думаю, ей реально занимать места с 5-го по 10-е. Очень тяжело бороться только против двух бельгиек и американок. А так Настя растет, и я думаю, что это еще не потолок для нее. Но следующее поколение по базисной основе подготовлено еще лучше. Имеются в виду Кузнецова, Сафина, Бовина… Ну как определить, насколько человек сможет продвинуться?

— Кузнецова и Звонарева рвутся в тридцатку. Это значит, что на «Большом шлеме», на «Ролан Гаррос» сразу несколько девочек будет в числе сеяных.

— Да, но с одной оговоркой. От молодых нельзя требовать стабильности. Потому что психика еще «танцует», физические кондиции тоже — проблемы восстановления и так далее существуют. Организм еще не до конца адаптировался. Так же как параметры внимания. Психологическая надежность — это количество ровно проведенных турниров плюс физические и функциональные качества, которые не лихорадит, которые формируются годами. Их результаты во многом зависят от того, с кем играют. Но «выстрелить» может любая. Понимая это, мы не расстраиваемся, когда у них провал. Мы знаем, что рано или поздно все стабилизируется и будут ровные результаты. Но потенциально они, конечно, двигаются вперед хорошо.

— Что бы вы хотели сказать нашим читателям в заключение нашей беседы?

— Теннис — такой вид спорта, что он идет, наверное, в нарушение всех методик спортивной тренировки. Это связано с тем, что спортсмен должен иметь 18 пиков в году, для того чтобы стоять очень высоко. По чему это определяется, причем одинаково для женщин и мужчин? Это девять турниров «супердевятки», четыре турнира «Большого шлема» плюс пять турниров Мировой серии. 18 турниров — это 24 недели. То есть практически это немыслимая нагрузка. И почему Агасси и Сампрас разумно, профессионально относятся к составлению своего турнирного графика? Ясно, что с возрастом «садятся» такие параметры, как внимание, быстрота и многие другие качества. А мировая система устроена так, что существуют три великие организации, которые имеют свой рынок, — это ITF, АТP и WTA Tour. Отсюда проблемы с календарем командных соревнований, а также с травмами, отсюда ущербные контрактные системы, которые влияют на здоровье игроков. Это с одной стороны. С другой стороны, часто в погоне за финансовым благосостоянием молодой теннисист пытается побыстрее заработать, играя турнир за турниром, а когда приходит время, уже нельзя исправить то, что ты набрал с позиции травм и психики. Поэтому оптимальность процессов, в принципе, требует концентрации сил молодых на 7-8 турнирах максимум. Остальное должно быть проходящим. А так я могу сказать, что теннис обречен на успех, невзирая на катаклизмы, потому что есть система, есть люди, много талантов.

НАША СПРАВКА

ТАРПИЩЕВ Шамиль Анвярович

Родился 7 марта 1948 года. Мастер спорта по теннису, заслуженный тренер СССР. Член Международного олимпийского комитета. Президент Федерации тенниса России. Капитан национальной команды в Кубке Дэвиса (1974–1992 и с 1997 года – по настоящее время). В 2002 году под руководством Тарпищева российские теннисисты завоевали Кубок Дэвиса. Всего в качестве капитана команды на Кубке Дэвиса провел 57 матчей. Капитан команды в Кубке Федерации (1978–1980 и с 2000 года – по настоящее время).