ТЕННИС
ИНТЕРВЬЮ В НОМЕР

Анна Чакветадзе продолжает сокрушать Америку. Как уже сообщал «Советский спорт», наша теннисистка выиграла за океаном второй турнир кряду, а уже на следующий день отправилась в Сан-Диего за очередным титулом. Останутся ли у шестой ракетки планеты после этого супермарафона силы на Открытый чемпионат США? На этот вопрос в беседе с нашим корреспондентом ответила сама Анна.

Правда, застать теннисистку в отеле «Лакост Резорт», где она остановилась вместе с мамой, оказалось непросто.

— Аня сейчас на интервью американским СМИ, – сообщила Анина мама, когда в Москве была полночь (в Сан-Диего час дня. – Прим. ред.). — Но вы позванивайте, она постоянно заходит в номер и тут же убегает.

В итоге Анну удалось застать в отеле через… девять часов пятнадцать минут.

МОЯ ЦЕЛЬ – ТОП-5

— Только пришла, но уже собираюсь спать, – пояснила Чакветадзе. — Сейчас вот отвечу на ваши вопросы и на боковую.

— Теннис, наверное, уже порядком поднадоел? Не успели выиграть в Цинциннати, а вас уже ждали в Стэнфорде. Победили там, и сразу пришлось ехать в Сан-Диего…

— Конечно, усталость чувствуется. Но я изначально предполагала, что так может быть. Поэтому, когда составляла календарь на этот сезон, решила пропустить последующие турниры в Лос-Анджелесе и Нью-Хэйвене. Что же касается состязаний в Сан-Диего, то, надеюсь, у меня хватит сил, чтобы добиться хорошего результата. Сегодняшний день отдыха должен помочь.

— Как его провели?

— На корт вообще не выходила. Просто не было сил взять в руки ракетку. Но за один день не должна разучиться играть в теннис! – смеется Анна. — В основном гуляла по городу, сходила в бассейн. Плюс дала интервью американским журналистам. А уже завтра (в среду утром. – Прим. ред.) предстоит сыграть в паре.

— В начале года вы бы поверили, если бы вам сказали, что будете шестой ракеткой мира?

— А почему нет? Я хочу быть лучшей в своем деле. И шестое место в рейтинге ВТА для меня не самоцель.

— И все же существует задача-минимум? Скажем, к концу года быть в пятерке лучших теннисисток планеты?

— Именно такую цель я и поставила перед собой. После победы на турнире в Хертогенбоше, когда поднялась на седьмую позицию в рейтинге, поняла, что это реально. Главное – защитить очки на турнире Торонто, на Открытом чемпионате США и Кубке Кремля.

— Зачастую триумфаторы американских турниров проваливаются на Открытом чемпионате США…

— Знаю, знаю… Но у меня перед глазами другой пример: Ким Клийстерс однажды выиграла три турнира в Америке, после чего победила и на Открытом чемпионате США. Надеюсь, получится повторить ее подвиг.

— Вы одна из немногих представительниц изящного, техничного тенниса. Вообще же ведущие игроки в большинстве своем предпочитают силовую манеру. За каким стилем, на ваш взгляд, будущее?

— Мне кажется, что оба они будут существовать еще очень долго. Хотя не могу не отметить, что за последние годы теннис заметно прибавил в скорости, стал гораздо более силовым. Но ведь есть предел человеческих возможностей. Как ни старайся, а сильнее сестер Уильямс все равно не ударишь по мячу. Это просто нереально. Потому-то и существует теннис, рассчитанный на технику. Как противоядие для силовиков.

ХОЧУ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ТРЕХ ШЕСТЕРОК

— Как-то легендарная в прошлом теннисистка Анна Дмитриева сказала: «Набрать бы Чакветадзе мощи, цены бы ей не было!».

— В чем-то я с ней согласна. Но свою конституцию не изменить. Порой мне нужно сыграть гораздо более агрессивно, мощно. А я смягчаю удары…

— А вам лично против какого стиля сложно играть: силового или техничного?

— Думаю, что силового. Хотя, может, это лишь потому, что теннисисток, его представляющих, подавляющее большинство.

— Вы часто тренируетесь вместе с более мощными соперницами. Насколько отличаются ваши занятия?

— Они вообще не отличаются. Просто одни вкладывают больше силы в удары, другие – меньше. Понятно, что у первых из-за этого страдает точность, но скорость полета мяча куда выше.

— Интересная деталь: после победы в Стэнфорде у вас, между прочим, совпали три шестерки: шестой финал, шестая победа и шестое место в рейтинге ВТА!

— Ой, точно! Хорошо, что я не суеверный человек. Но все равно попытаюсь изменить эти цифры уже в Сан-Диего.