Теннисный Лувр. Наш спецкор приглашает вас на экскурсию по «Теннизеуму» — парижскому теннисному музею - Советский спорт

Матч-центр

  • 16-й тур
    перерыв
    Эвертон
    Уотфорд
    1
    0
  • 15-й тур
    перерыв
    Атлетик Б
    Жирона
    0
    0
  • Теннис16 июня 2009 23:14Автор: Зильберт Александр

    Теннисный Лувр. Наш спецкор приглашает вас на экскурсию по «Теннизеуму» — парижскому теннисному музею

    Париж — город музеев. Франция – родина игры – прообраза современного тенниса. Не было сомнений, что «Теннизеум» – так называется местный теннисный музей – должен представлять собой нечто выдающееся. Чтобы проверить эти ожидания, на экскурсию туда отправился наш корреспондент.

    ТЕННИС
    СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ

    Париж — город музеев. Франция – родина игры – прообраза современного тенниса. Не было сомнений, что «Теннизеум» – так называется местный теннисный музей – должен представлять собой нечто выдающееся. Чтобы проверить эти ожидания, на экскурсию туда отправился наш корреспондент.

    Если войти на стадион «Ролан Гаррос» через Ворота мушкетеров, то сразу, по левую от вас руку, вы увидите вход в «Теннизеум». Он напоминает лаз в гигантскую нору, поскольку на поверхности находится лишь ресепшн, а все остальные музейные помещения – под землей. Этим он схож со своим знаменитым уимблдонским собратом (подробный материал о нем вы могли прочитать в «Советском спорте» 10 июля 2008 года. — Прим. ред.). Однако дальше между ними наблюдаются сплошные различия.

    Начнем с того, что посещение лондонского музея оплачивается зрителями дополнительно. В Париже, напротив, любой обладатель билета на теннисные соревнования может посетить музей бесплатно. Более того: он может присоединиться к гиду, который каждый час набирает новую группу на экскурсию. Тоже бесплатно. Предполагаю, что столь неожиданная для прижимистых французов щедрость объясняется тем, что начинка их музея лондонской в подметки не годится. Во-первых, сама площадь музея куда меньше. Во-вторых, уимблдонская экспозиция постоянна и включает в себя даже кинозал. Во Франции же, дабы наполнить музей достойным содержанием, пришлось открыть четыре временные экспозиции и разместить под землей библиотеку. Для контраста возьмем на заметку, что на Уимблдоне теннисная библиотека — совершенно отдельное заведение. Впрочем, к счастью, и в парижском музее есть уникальные экспонаты, ради которых не жалко часа, потраченного на его обход.

    КАФЕЛЬНИКОВ НА ВЕРХНЕЙ ПОЛКЕ

    Спускаясь в подземелье «теннисного Лувра», на первом лестничном пролете видишь фотогалерею, составленную из изображений всех победителей Открытого чемпионата Франции. Среди них, как и положено, фото исполняющего форхенд Евгения Кафельникова и выцветшая карточка бэкхенда в исполнении Анастасии Мыскиной.

    О Евгении напоминает и экспонат библиотеки, вобравшей в себя более трех тысяч книг на самых разных языках мира. На верхней полке в дальнем углу пылится фолиант Заирбека Мансурова с бесхитростным названием «Евгений Кафельников». Но прежде посетителя встречает стенд, повествующий собственно о персоне Ролана Гарроса. Как известно, главный теннисный турнир Франции назван в честь авиатора, участника Первой мировой, погибшего за один день до своего 30-летия 5 октября 1918 года. Летчик в годы своей учебы в Париже обожал посещать турнир, носивший тогда имя «Стад де Франс» по названию клуба, где он проходил (неудивительно, что нынешняя одноименная футбольная арена, на которой принимает соперников «ПСЖ», находится в шаговой доступности от теннисного стадиона. — Прим. ред.). Гаррос сам играл в теннис, хотя куда больше любил регби, был членом этого клуба. Теперь же его лик украшает здешний музей.

    Проследовав далее по коридору, мы видим первую из временных экспозиций — работы немца Конрада Клафека, автора официального постера «Ролан Гарроса-2009». Собственно, сам постер в натуральную величину и занимает центральное место на выставке. На нем уроженец Дюссельдорфа попытался изобразить знаменитый финальный матч Жана-Рене Лакоста и Анри Коше, тех самых теннисных мушкетеров, ради которых и выстроили в свое время нынешний спорткомплекс.

    Кстати, стадион «Ролан Гаррос» — самый ветхий из тех, где проводятся «Большие шлемы». Остальные если не капитально перестроены, то давно подверглись коренным инновациям. Уимблдон в этом году даже получил раздвижную крышу. «Ролан Гарросу» же о таких достижениях современного строительства остается только мечтать. Что он с удовольствием и делает, о чем свидетельствует очередная временная экспозиция.

    На подиуме расположен макет нового теннисного комплекса, который планируется построить рядышком с нынешним. Он включает в себя 15-тысячник с раздвижной крышей, а также два крытых корта – на 1500 и 750 зрителей. Подразумевается, что после открытия в 2013–2014 годах эти сооружения позволят не только принимать матчи Открытого чемпионата Франции, но и, скажем, финальные фазы Кубков Дэвиса и Федерации. О связанном с этим строительством светлом будущим «Ролан Гарроса» с экрана размером во всю стену вещает президент Федерации тенниса Франции и автор проекта Марк Мимрэм, обыгравший девять сотен архитекторов-конкурентов.

    Вокруг строительных макетов разбросаны уютные скамейки с персональными компьютерами. С помощью техники можно не только получить самую разнообразную информацию о «Ролан Гарросе», но и поучаствовать в викторине, проверяющей твои знания о турнире. За победу в ней, увы, ничего, кроме красивой заставки, не полагается — я проверял.

    Дальше в глубине зала можно увидеть массу исторических вещей: от древних теннисных ракеток и мячей до костюмов игроков начала прошлого века. Особенно привлекает внимание проржавевшая судейская вышка, на которой, видно, сиживал еще арбитр того самого поединка 1920-х годов Лакост — Коше.

    ВЕНУС УИЛЬЯМС В ОБРАЗЕ СЮЗАННЫ ЛЕНГЛЕН

    Добрую четверть музейного пространства, к моему сожалению, занимает временная экспозиция теннисных комиксов. Что может заинтересовать посетителя в рисованных персонажах бельгийских, японских и американских аниматоров, я, увы, так и не понял. Однако, к моей радости, разочарование от мультяшной части музея с лихвой компенсировала его фотографическая сторона. Фотовыставка «Венус глазами Кото Болофо» — главная, на мой взгляд, жемчужина коллекций «теннисного Лувра». Именно при осмотре павильона Болофо ты начинаешь понимать, почему фотографию причисляют к искусству.

    Впрочем, перед осмотром мы сперва пообщаемся вживую с самим южноафриканским фотохудожником. Благо такая возможность имеется: вот он на большом плоском экране как раз рассказывает о том, как он строил работу с мисс Уильямс. Надо только надеть любезно развешанные перед экраном наушники.

    — Вообще-то я не большой любитель фотографировать звезд, — признается Кото. – Они вечно опаздывают на съемку, потом вечно спешат. В итоге ты за час фотосессии получаешь лишь пару банальных улыбок и сто беспокойных взглядов на часы. Поэтому, когда мне предложили поработать с Уильямс, я сразу сказал: «Венус, либо ты становишься полноценным участником фотопроцесса, моим соавтором, либо у нас ничего не получится». Она согласилась. Только после этого я стал всерьез размышлять, какой образ я буду создавать из нее. Обычно из спортсменов лепят мускулистых монстров, этакие машины для побед. Но я увидел в Венус прежде всего женщину. Обаятельную, сексуальную…

    То, что фотомастер когда-то смог увидеть лишь в своем воображении, теперь видим и мы. И остается только поражаться его способности так здорово воплощать на фотобумаге свои фантазии. Чего только стоит серия фотографий, на которых Уильямс снята в образе Сюзанны Ленглен – французской теннисной королевы начала прошлого века! Когда видишь Венус, порхающую над кортом со стилизованной ретроракеткой, то очень сложно поверить, что эти черно-белые кадры сделаны в наши дни. Эти снимки лучше самых древних реликвий погружают тебя в атмосферу тех лет, когда «Ролан Гаррос» принимал свои самые первые международные чемпионаты.