-->

Богатым и знаменитым на весь мир теннисисткам подчас приходится не только терпеть пристальное внимание к собственной персоне со стороны обычных законопослушных и, увы, любопытных граждан, но и отбиваться от атак настоящих маньяков, которые преследуют свои жертвы по всему земному шару.

ПЛАТА ЗА ПОБЕДУ

Американка Серена Уильямс, выигравшая в этом сезоне два турнира «Большого шлема», не успев как следует насладиться всеми благами, которые дают победы чемпионкам «Ролан Гаррос» и Уимблдона, уже пострадала от пристального внимания со стороны фанатов. Оказывается, в течение последних нескольких месяцев за Сереной по всей Европе следует некий Альбрехт Штромайер из Германии.

Впервые 33-летний Штромайер был замечен на Открытом чемпионате Германии, затем он отправился за теннисисткой в Италию, потом его видели в Париже и на Уимблдоне. Альбрехта арестовали после того, как при входе на один из кортов стадиона немец разбил видеокамеру, снимавшую то, что происходит на турнире. После разбирательства суд постановил, что теперь Штромайеру в течение года запрещено появляться вблизи английских кортов. «Я сильная, и преследования на меня не влияют, — заявила во время Уимблдона Серена Уильямс. — Но я хочу жить и поэтому намерена принять дополнительные меры по обеспечению своей безопасности». Кстати, в прошлом году Серена уже была замешана в одной весьма неприятной истории, когда за переодевавшейся американкой подглядывал немецкий студент.

По словам официального представителя Уимблдона, служба безопасности турнира в этом году находилась в тесном контакте с полицией, и, исходя из полученной информации, меры по обеспечению безопасности постоянно пересматривались. По его данным, с 1990 года число секьюрити на турнире увеличилось в четыре раза и достигло нескольких сотен человек.

ПОДРОСТКИ ПРОРВАЛИСЬ К КУРНИКОВОЙ

Но не все так гладко с безопасностью, как это выглядит на первый взгляд. Оказывается, беспрепятственно миновать все кордоны на Уимблдоне не составляло никакого труда. По словам английских подростков Стефана Проктера и Джона Джебре, они легко смогли проникнуть в комнату отдыха спортсменов. Самое интересное, что при этом их никто не спросил, что они там делают. Семнадцатилетние подростки осмотрели зал с тренажерами, посетили студию BBC, после чего спокойно покинули помещение. Не менее удачной оказалась экскурсия австралийца Шина Пайпера, который, по его словам, проскользнул в комнату отдыха и сфотографировался с самой Анной Курниковой.

Вообще же нашей Аннушке стоило бы быть более осторожной, учитывая недавние угрозы в ее адрес одного из членов неонацистской группировки «Комбат 18». Напомним, что год назад в одном из интервью Курникова ненароком обронила, что, дескать, известная британская актриса Элизабет Херли — «настоящая уродина». Прочитав об этом, один из поклонников Херли тут же написал гневное письмо в адрес Анны, пообещав отомстить россиянке. Полиция относится к таким угрозам вполне серьезно, тем более что эти ребята уже не раз нападали на спортсменов, нанося им подчас серьезные травмы. Лондонские детективы тут же связались с Курниковой и посоветовали ей сохранять максимальную бдительность.

Поводом для волнения ведущих теннисистов мира также стали заявления представителей Международного антидопингового комитета, которые заявили, что намерены брать кровь на анализ у спортсменов не только на стадионе, но и за его пределами. Услышав это, Венус Уильямс заявила, что ее дом — это ее крепость и что без ведома хозяйки на территорию особняка никто не проникнет. «Недавно ко мне в дом постучались люди, представившиеся работниками агентства по борьбе с допингом, и сказали, что пришли брать у меня анализы. Я не против допинг-контроля, но если кто-то еще раз ко мне придет без договоренности, у него будут серьезные проблемы».

После подобных сообщений представителям ITF ничего не оставалось делать, как только распространить заявление, в котором говорится, что Международная федерация тенниса будет всегда стоять на защите интересов своих спортсменов: «Теннисисты очень богатые и известные персоны, и мы не хотим, чтобы какие-нибудь ненормальные воспользовались этой ситуацией, чтобы доставить проблемы нашим спортсменам».

НА ОСТРИЕ НОЖА

Впервые же проблема обеспечения безопасности теннисистов возникла в 1993 году, когда в Гамбурге в перерыве матча между американкой Моникой Селеш и болгаркой Магдаленой Малеевой некий Гюнтер Пархе всадил Монике Селеш в спину 20-сантиметровый нож. Преступник оказался безработным из Тюрингии и при этом страстным поклонником Штеффи Граф.

Через полгода там же, в Гамбурге, при большом стечении публики и прессы суд над маньяком был завершен, но немецкая Фемида, как ни странно, оказалась весьма благосклонна к Пархе. Судья снял с Пархе обвинение в «покушении на убийство», заменив его на более легкое «нанесение травмы». В итоге потенциального убийцу приговорили лишь к двум годам условного заключения с обязательным медицинским контролем.

Действительно, рана, которую получила Моника Селеш, зажила быстро, а вот психика теннисистки пострадала гораздо сильнее. Два года Селеш жила затворницей на своей вилле в Сарасоте, практически не выходя на улицу. Все это время Моника страдала от постоянных приступов паники, и о продолжении спортивной карьеры, естественно, не могло быть и речи. Только в июне 1995 года Селеш смогла найти в себе силы вернуться в профессиональный теннис.

Впрочем, несмотря на то что с момента трагического происшествия в Гамбурге прошло уже почти 10 лет, Селеш нет-нет, да и вспомнит все ею пережитое. Год назад на Открытом чемпионате Австралии, играя в миксте с американцем Жаном-Мишелем Гамбиллом, в перерыве между геймами Моника присела на скамеечку передохнуть. Вдруг сзади кто-то ее схватил за плечо, и, не попытавшись даже понять, что случилось, Селеш тут же бросилась бежать куда глаза глядят. Оказалось, обычный болельщик просто хотел попросить автограф у звезды, но американке-то от этого не легче.

«ДРУГ» КЛИНТОНА ПРЕСЛЕДОВАЛ МАРТИНУ

Другая бывшая первая ракетка мира, Мартина Хингис, также перенесла настоящий стресс после попыток австралийца хорватского происхождения Дубравко Райчевича сблизиться с ней. Не выдержав преследований своего не в меру ретивого поклонника, швейцарка подала на Райчевича в суд.

Одержимый «манией Хингис», Райчевич в течение долгого времени засыпал швейцарку любовными письмами и беспокоил телефонными звонками, доведя тем самым ее, по утверждению самой Мартины, до нервного истощения.

Отвечая в суде Майами весной 2001 года на вопрос адвоката, действительно ли Райчевич так сильно докучал ей своими домогательствами, Мартина не только ответила утвердительно, но и подчеркнула, что просто боится этого человека. Бесконечные телефонные звонки, букеты и письма от маньяка вынудили ее нанять телохранителя. Сам же Дубравко в это время лучезарно улыбался и заявлял через каждое слово, что он близкий друг Билла Клинтона и что они с Хингис вообще собирались пожениться.

Психолог, обследовавший Райчевича, пришел к выводу, что тот вполне способен отвечать за свои действия, хотя и страдает некоторыми отклонениями. Поэтому суд США приговорил его к двум годам лишения свободы, взяв также слово с подсудимого, что после отсидки он никогда не предпримет попытки встретиться с Хингис. Райчевич с радостью согласился на это условие, сказав, что он уже разлюбил теннисистку и готов хоть сто лет с ней не встречаться. По словам Дубравко, он был очень обижен поведением швейцарки во время суда, когда она повела себя «безжалостно» по отношению к подсудимому и требовала наказать его по полной программе: «Для меня ее больше не существует», — заявил Райчевич. Надо полагать, Хингис, услышав эти слова, только вздохнула с облегчением.