После второго выигранного матча на «Ролан Гаррос» у американки Джилл Крейбас Мария Шарапова ответила на вопросы корреспондента «Комсомольской правды».

-  Мария, больное плечо вас больше не беспокоит?

- Еще как! Я чувствовала боль во время всего матча, хотя старалась об этом не думать. Одну неделю после травмы я вообще не могла ничего делать: из-за боли не поднималось и не опускалось  плечо. Но после этого целую неделю я работала в гимнастическом зале и на корте без теннисной ракетки по 4 часа в день. Похоже, мне этим стоит заняться вне сезона, где-нибудь в ноябре - декабре.

 - То есть тренировка без мяча добавила тебе силы и скорости?

- Не-а. Чувствую себя ужасно, как корова на льду, особенно на грунте. Особенно первые несколько дней в первых матчах.

 - Но в первых двух встречах ты просто вынесла своих соперниц. Теперь тебе предстоит сыграть с Аллой Кудрявцевой - знаешь что-нибудь о ней?

- Практически ничего. Я видела, как она сыграла несколько мячей против Дулко, как я сюда вошла. Поэтому познакомимся на корте.

- Когда было холодно, вы надели синие бриджи и сюртучок, теперь это платье с прозрачным шифоном? А будет жарко, что наденете?

- Только это платье, больше ничего нового. (Смеется.)

- Вы весной довольно долго не выходили на корт из-за травмы. Многим показалось, что вы за это время поправились...

- Мне все говорят: то я похудела, то поправилась. А я все та же и ем все подряд.

- У вас на гостевой трибуне появились два новых лица рядом с отцом. Это означает, что вы больше не работаете с тренером Майклом Джойсом?

- У Майкла несколько недель назад умерла мать, поэтому он остался с семьей дома. Я с ним говорю каждый день. Он сейчас еще больше от меня устает, потому что я с ним разговариваю в середине ночи, а он еще и смотрит мои матчи. Я работаю с его спарринг-напарником - это тот, который сидел рядом с моим папой, Эрик. Он друг Майкла, и я тоже знаю его с детства. Но Майкл приедет на мой следующий турнир в Бирмингем.

- Маша, вы впервые так долго жили дома, не выезжая на турниры?

- Да, это было удивительно. Я не знаю, хорошо это было для меня или плохо, потому что мне теперь начинает этого хотеться. Понимаете, не осознаешь, чего достигла в карьере, пока не появляется время для досуга. Удалось пожить, как все, занимаясь собой несколько недель: ходить в продуктовый магазин, готовить себе завтрак и обед.  Это было непривычно для меня, поскольку я либо на турнире, либо дома. Или моя мама приезжает и занимается всем хозяйством. Именно она идет в универсам и покупает, к примеру, туалетную бумагу. А тут обнаружилось, что бумага кончилась, и мне пришлось занимать ее у соседей, что для меня был совершенно новый опыт в жизни. Я знаю, что мне уже 20 лет и я взрослая,  но в каком-то смысле я пропустила много нормальных вещей, к которым, как выясняется, не готова.

- А как с готовкой?

- С готовкой ужасно. (Смеется.) Совсем плохо. Я всегда звоню моим друзьям, чтобы они мне помогли. Я никак не могу дождаться, когда все сварится или дожарится, и проверить, что оно уже не сырое внутри. Но обычно иду к друзьям и им помогаю готовить, что обычно сводится к резке овощей.

- Как вы пообщались с друзьями?

- Я говорила с ними за день до отъезда и сказала, что мне их будет не хватать следующие 8 недель, когда  буду играть. А они в ответ сказали, мол, хорошо, что  уезжаешь, - хлопот без меня меньше. Теперь они могут вернуться к работе, хоть денег заработать. Из-за меня они даже в офис не ходили, потому что мы редко видимся.