Россиянка Мария Шарапова, которая проиграла в полуфинале «Ролан Гаррос» Ане Иванович, заявила, что она сама виновата в своем выражении, сообщает «Евроспорт».

- Вы не ожидали от Иванович такой игры?

- Нет, я ожидала, Ана сыграла в свою игру. На протяжении всего турнира она демонстрировала очень качественный теннис. Тем не менее, у меня все равно осталось ощущение, что я позволила ей слишком много. Я часто оставляла для нее открытый корт, поэтому она владела инициативой. Но такое развитие событий, конечно, не входило в мои планы».

- Вы сегодня плохо подавали. Это был не Ваш день, или же сказалась старая травма плеча?

- Конечно, я бы хотела, чтобы моя подача была более эффективной и отдавала себе отчет, что для победы необходимо подавать с первого мяча или же, в крайнем случае, иметь хорошую вторую подачу. Но Иванович сегодня блестяще принимала, с ней было трудно бороться. Я очень долго входила в игру, однако у меня были шансы, но подвели невынужденных ошибки. К тому же сегодня не шли мои коронные удары.

- А плечо Вас еще беспокоит?

- Я по-прежнему испытываю некоторые неудобства, но с каждым матчем дискомфорт ощущается все меньше и меньше.

- Как Вы считаете, сможет ли Иванович победить в Париже?

- Да, почему бы и нет. Если она будет играть в решающем матче также как и сегодня, у нее будут очень хорошие шансы.

- Что для Вас важнее: сегодняшнее поражение или же то, что Вы впервые в своей карьере вышли в полуфинал «Ролан Гаррос»?

- Безусловно, второе. Несмотря на сегодняшний проигрыш, могу сказать, что эти две недели прошли для меня очень плодотворно. Особенно учитывая тот факт, что в нынешнем сезоне я долго не играла из-за травмы. Мне еще многому предстоит научиться в теннисе, и сегодняшнее поражение станет хорошим уроком.

- Что Вы чувствуете в преддверии Уимблдона?

- Начинается мое любимое время года, так как на траве я чувствую себя намного увереннее. С большим нетерпением жду конца июня, так как Уимблдон - мой самый любимый турнир. Я даже не могу передать словами, что чувствую. Каждый год уже в январе начинаю думать о том, что как бы мне подойти к этому турниру, который, несомненно, занимает в моем сердце особенное место, в оптимальной форме.