29 августа 22:30
автор: Александр Левит

Николай Валуев: Для начала надо разобраться с Руисом!

Сегодня на ринге берлинского «Макс-Шмелинг-Халле» Николай Валуев будет драться за титул временного чемпиона мира по версии WBA с американцем Джоном Руисом. А незадолго до боя корреспондент «Советского спорта» два дня гостил у Валуева на олимпийской базе в Кинбауме под Берлином, смотрел, как российский супертяж готовится к важнейшему поединку, мешал этой подготовке своими вопросами и, конечно же, поздравил Николая с 35-летием.

БОКС. ВАЛУЕВ (РОССИЯ) – РУИС (США)
БОЙ ЗА ТИТУЛ ВРЕМЕННОГО ЧЕМПИОНА МИРА ПО ВЕРСИИ WBA

Сегодня на ринге берлинского «Макс-Шмелинг-Халле» Николай Валуев будет драться за титул временного чемпиона мира по версии WBA с американцем Джоном Руисом. А незадолго до боя корреспондент «Советского спорта» два дня гостил у Валуева на олимпийской базе в Кинбауме под Берлином, смотрел, как российский супертяж готовится к важнейшему поединку, мешал этой подготовке своими вопросами и, конечно же, поздравил Николая с 35-летием.

Первое впечатление от главной базы немецких олимпийцев – тишина и покой. И воздух – такой густой и такой свежий, что кажется, его можно ложкой зачерпывать. Неудивительно – «Спортцентрум Кинбаум» расположен хоть и неподалеку от немецкой столицы, всего в какой-то полусотне километров, но кажется, ты попал в самую глубину необъятной тайги. А потом за деревьями начинает мелькать неширокое, но извилисто-длинное и явно глубокое темное озеро. На берегу, прямо в лесу, ровненькими рядами возникают уютные двухэтажные коттеджи, за ними, уже куда крупнее, спортзалы...

Первый раз в этом спортивном раю мне довелось побывать еще в мае. Но тогда он раем, по крайней мере для Валуева, точно не был. Николай, только что узнав о переносе боя с Русланом Чагаевым, собирал вещи и был зол на весь мир. Сейчас – совсем другое дело. Вот он, здоровенный, сидит на низенькой скамеечке у входа в коттедж, второй этаж которого полностью закреплен за командой боксера, и кормит хлебом бездельников-лебедей. Птицы эти тут на правах всеобщих любимцев – перекормлены, от черной корочки воротят клювы, сдобную белую булку принимают нехотя, будто делая одолжение. И так и пытаются цапнуть Николая за пальцы, но с реакцией у боксера все в порядке.

– Отличная разрядка, – смеется Валуев, здороваясь. – Подумать о чем-нибудь, кроме своих персон, эти наглецы просто не дают. И это здорово – между тренировками надо расслабиться, отдохнуть. Сейчас пойду вздремну – и на спарринги. А поговорим после ужина, хорошо?

КАК БЫ БЕЗ УЖИНА НЕ ОСТАТЬСЯ

Ровно в пять у дверей моего коттеджа тормозит минивэн «Рено» с Валуевым за рулем. От коттеджей до спорткомплексов чуть меньше километра, но тренер Александр Зимин считает, что добираться до зала пешком на заключительном этапе подготовки – непозволительная роскошь.

– Нельзя забивать ноги, разогретые специальной работой, – объясняет он. – Да и вообще на тренировке Коля затрачивает столько энергии, что ее остатки грех расходовать на дорогу. Ну да сами увидите.

Вижу. Вместе с десятком любопытствующих немецких спортсменов и тренеров наблюдаю за тем, как Валуев разминается, – иному уже эта разминка была бы полноценной тренировкой. Смотрю, как он спаррингует: сначала четыре раунда с одним партнером, потом без особого перерыва еще четыре с другим. Спаррингует бодро, в быстром темпе, задания Зимина – а они на каждый раунд разные – выполняет четко. Партнеры тоже разные – один работает «первым номером», помогая Николаю отрабатывать защиту от быстрых серийных атак, другой – ну вылитый Руис – то и дело сжимает Валуева в борцовских объятиях, пихается, вяжет Николаю руки.

– Слава у нас – борец, – улыбаясь, представляет одного из спарринг-партнеров Зимин. – Создает на ринге обстановку, приближенную к реальной.

Улыбается и Николай. Улыбается, утирает пот – и идет работать дальше. Бедная груша – как же ей достается от увесистых и, что особенно приятно видеть, непривычно резких ударов боксера.

А потом, когда, кажется, тренировке уже конец, Зимин просит зрителей освободить зал и начинается работа на лапах – работа над тактикой боя. И снова пот льется рекой. Да, прав Зимин – после такой тренировки пешком до дома можно и не дойти!

Мало того – пешком можно и без ужина остаться! Казалось, тренировка проходит на едином дыхании, а уже больше двух часов минуло. И в ресторане мы появляемся последними. Именно в ресторане – назвать столовой то место, где кормят в Кинбауме спортсменов, язык не повернется. А уж о качестве и разнообразии блюд и говорить не хочется, чтобы у читателей слюнки не потекли.

«РУИС ЛЮБИТ ПОБОРОТЬСЯ»

Не хочется ни о чем говорить и Валуеву. Но он привык к работе – в том числе и чужой – относиться с уважением. А потому мы усаживаемся на скамеечке возле дома – и я включаю диктофон.

– Николай, вам предстоит бой со старым знакомым – ведь именно победив Руиса, вы в свое время впервые стали чемпионом мира. И американец до сих пор кричит на всех углах, что тогда судьи у него «украли победу без пистолета».

– Говорить можно все что угодно. Да, я тогда дрался фактически одной рукой и, может быть, перевеса добился не слишком убедительного. Но ведь добился! И вообще не зря говорят, что ход боя забывается, а результат остается. А результат был в мою пользу. А вообще я, честно говоря, не слежу за тем, что говорят мои соперники. Жалко терять на это время.

– Но заявление Руиса о том, что в поединке с вами он будет совсем другим, покажет новую манеру боя, вы наверняка слышали.

– А как же, слышал. Ну что тут сказать. В боксе все возможно. Но только проявляется все не в словах, а на деле.

– Ваш тренер Александр Зимин назвал манеру Руиса «бей-беги-хватай-кусай»...

– Александр Васильевич вообще богат на образные определения, умеет двумя-тремя словами точно и емко выразить то, что другие люди объясняют долго и витиевато. И этот случай – не исключение.

– Слова словами, но манера Руиса вести бой и в самом деле не слишком приятна и для соперников не слишком удобна. Вам наверняка пришлось вырабатывать какое-то противоядие. Один из ваших спарринг-партнеров – не боксер, а борец. Вы его приглашали специально, чтобы он «держал-хватал»?

– Вообще-то Слава Губанов – не столько борец, сколько боксер. Правда, любитель, но хороший. А в последнее время он борьбой занялся – как говорит, для себя. И в нашем случае это было очень хорошо. Потому что Руис любит побороться. А Слава еще и габаритами с американцем во многом схож, так что в подготовке он нам здорово помог. Да и вообще спарринг-партнеры отработали на славу. Кстати, один из них, американец, был на Руиса еще больше похож.

– Словом, будущий бой вы моделировали по-настоящему.

– А как же! Было бы глупо этого не делать.

– И что в итоге? Выработали какую-то специальную тактику?

– Конечно. Да вы, наверное, и сами в зале кое-что увидели. А вот подробности давайте оставим за кадром. Кулаками махать не стоит не только после драки, но и перед дракой.

– А вот ваш соперник «машет». Говорит о том, что заставит Валуева бегать по рингу, израсходовать силы – а потом нокаутирует его.

– Израсходовать силы? Ну-ну. Сегодня я дрался с двумя партнерами – так мы уже сбрасываем нагрузки, раньше работал и с тремя, и с четырьмя. Руис, конечно, боксер выносливый, но и мы готовимся к 12 раундам. А вообще я в последнее время о предстоящем бое наговорил слишком много – давайте сменим тему, хорошо?

«МНЕ ЛЕГЧЕ, КОГДА СЕМЬЯ РЯДОМ»

– Хорошо, сменим. Расскажите, этим летом, омраченным нервотрепкой с переносами боя и сменой соперника, отдохнуть удалось?

– По большому счету не удалось. Съездили на неделю в Италию – было здорово, но мало.

– Загореть-то успели?

– У меня лично пляж был очень дозированным. Немного рано утром, немного вечером, когда солнце садится.

– От солнечных ожогов береглись?

– Да не в ожогах дело! У нас был небольшой домик, вот возле него на травке я под солнышком валялся сколько угодно. А пляж – нереальное дело... Столько фанатов, и русских, и немецких, что получался не отдых, а автограф-сессия. Так что мы быстренько в воду – и плавали. Подолгу – по часу и больше.

– Отдыхали всей семьей?

– С женой и друзьями – еще одной семейной парой.

– Вы в последнее время и к боям готовились в окружении близких. А в Кинбаум приехали в гордом одиночестве...

– Мне легче, когда семья рядом. Я бы и на этот раз взял с собой и Галю, и детей. Но ребята сейчас на даче, вырывать их из детского коллектива не хотелось. Иришка недавно пошла, заговорила – ей сейчас быть среди ребятишек куда важнее и полезнее. То же самое у Гриши – там куча сверстников, с утра до вечера велосипед, футбол... И зачем я буду детей из этого чудесного мира выдергивать? Да и привыкать надо: Грине скоро в школу. И Галя, понятное дело, не сможет надолго от ребят отрываться. Вот и теперь она приедет только перед самым боем.

В тот вечер, пообещав продолжить разговор на следующий день, Валуев был твердо уверен, что не увидит любимую жену еще как минимум неделю. А назавтра...

ЛУЧШИЙ ПОДАРОК ДЛЯ ВАЛУЕВА

А назавтра (21 августа. – Прим. ред.) Николаю исполнялось 35 лет. И хотя сам боксер праздновать юбилей вовсе не планировал, ограничившись только отменой вечерней тренировки, но тут уж по-тихому взбунтовалась его команда. Ни слова не говоря, Николаю приготовили подарки, заказали торжественный завтрак. И когда к девяти утра Валуев после стандартной утренней разминки появляется в ресторане, его уже ждет за празднично накрытым столом команда – тренер, массажист, спарринг-партнеры. А также представители промоутерской фирмы «Зауэрланд Эвент», организующей бои Николая. И, конечно, корреспондент «Советского спорта».

Валуев пытается сбить торжественность момента, принявшись нарезать крупными кусками огромный торт, изображающий ринг с боксерскими перчатками посередине. Но не тут-то было – приходится юбиляру выслушать море поздравлений и пожеланий успеха в бою с Руисом. Ну и, конечно, отвлечься на прием подарков.

Промоутеры вручают Валуеву купон на право в течение часа управлять... экскаватором, чем приводят боксера в немалое возбуждение.

– В каждом взрослом мужике живет мальчишка, – говорит он. – А какой мальчишка не мечтал посидеть за рычагами огромной, хоть и мирной машины? Я – не исключение. Тем более что, признаюсь, своих тридцати пяти абсолютно не чувствую. Может быть, дело в том, что я продолжаю всерьез заниматься спортом, а спорт – это дело молодых?

Не оставляет боксера равнодушным и подарок «Советского спорта» – фарфоровая пивная кружка с изображением сцен охоты на оленя. Ну и пожелания «забить Руиса, как охотники оленя, а потом поехать на охоту и добыть там оленя настоящего» явно приходятся ему по душе – настолько, что остальные подарки Николай принимает с дареной кружкой в руках и в фирменной бейсболке «Советского спорта» на голове.

– Ваша газета, похоже, знает все, – улыбается он. – Даже то, что я такие кружки коллекционирую. А оленя я непременно добуду. И с Руисом вашими молитвами постараюсь разобраться.

Но главный подарок ждет Валуева впереди. Точнее не впереди, а совсем неподалеку от ресторана: на скамейке у входа, где вчера вечером мы разговаривали с Николаем, сидит, как будто так и надо, Галя Валуева.

Вот тут-то все планы и летят к чертям.

– Объявляю на сегодня выходной, – наобнимавшись с любимой женой, громко говорит Николай. – Приглашаю всех в Берлин, в наш с Галей любимый японский ресторан – такой сюрприз надо отпраздновать.

А потом, повернувшись ко мне, добавляет:

– А разговор закончим по дороге. Годится?

«ОЛИМПИАДА НЕ ВПЕЧАТЛИЛА»

А я-то грешным делом уже подумал, что завершить интервью не удастся. Но вот по бокам дороги убегает назад к Кинбауму густой немецкий лес, Валуев крутит баранку (водить машину он, похоже, любит не меньше, чем бокс), а параллельно баранке крутится электронное нутро моего диктофона.

– Николай, вы соревнования Олимпиады смотрели?

– Когда было время и были силы, смотрел. И по большей части расстраивался. Понимаю, что ребята и девчонки, которые выступали в Пекине, бились изо всех сил, делали все, что могли. Но на фоне успехов тех же китайцев это... Как бы помягче сказать... Не впечатлило.

На самом деле мы в Пекине пожинали плоды того, что происходило в последние годы. Вот посмотрите: теннисный пьедестал у женщин – весь российский. А почему? Потому что теннису уделял много внимания первый президент, в теннис вкладывались деньги, игроки имеют возможность тренироваться за границей, в отличных условиях. В отличие от спортсменов в большинстве видов спорта.

Думаю, в одном Берлине больше бассейнов, чем во всей России. У нас в Питере на месте стадионов, спортивных сооружений растут элитные высотки. И где воспитывать будущих олимпийцев? Да в конце концов черт с ними, с медалями! Но как можно забывать, что спорт – это здоровье нации, это наше будущее?

– Кстати, о будущем. Как обстоит дело с Центром бокса Николая Валуева, который планировалось построить в Санкт-Петербурге?

– Обстоит, прямо скажем, медленно. В первый раз, теперь я понимаю, мы подошли к делу неправильно. Было распоряжение губернатора, был отвод земли, но мы ничего не смогли сделать, потому что строить было некому. Да и не на что. Теперь я нашел единомышленников, нашел фирму, руководители которой готовы такое здание построить. Понятно, что оно не будет полностью отдано боксу. Ведь работать этот центр должен по принципу самоокупаемости. А значит, там будет то, что может реально держать на плаву: фитнес-центр, сауна, баня, боулинг. Но будут и бокс, и другие единоборства. И обязательно будут дети. Постараемся организовать работу так, чтобы большое число детей могло заниматься в Центре бесплатно.

– А какую задачу будущего Центра вы представляете главной: растить здоровых мальчишек и девчонок – или чемпионов?

– Для начала – именно растить здоровых детей. Здоровых и физически, и нравственно. Единоборства в этом плане очень хороши – они привлекают ребят, оттягивают их от улицы. А чемпионы – это лишь производное. Из общей массы непременно будут выделяться таланты, с ними будем заниматься отдельно.

– И как скоро вы начнете воплощать эти идеи в жизнь?

– Второй раз я не пойду к губернатору, пока на руках не будет проекта и бюджета строительства, плана здания. На их подготовку нужны год-два. И само строительство займет года четыре.

– Как-то Владимир Крамник, которого я спросил о том, почему у него нет своей шахматной школы, ответил: «Предложений у меня много. И я думаю, что такая школа обязательно появится. Но только после того, как я завершу активную карьеру. Потому что это должна быть «школа Крамника», а не «школа имени Крамника».

– И Владимир полностью прав. Пока ты остаешься в спорте высшего уровня, отдаваться какому-то другому делу всерьез, на сто процентов, ты не в состоянии.

– Так и я о том же. Вам 35, а значит...

– Сразу скажу: до сорока пяти лет я боксировать не собираюсь. И до сорока, честно говоря, тоже. И вообще, не будем заглядывать в будущее – для начала надо с Руисом разобраться.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Победитель боя Валуев – Руис станет обладателем временного чемпионского титула WBA. Если Николай возьмет верх, в следующем поединке он встретится с боксером, который нанес ему единственное поражение в карьере, – действующим чемпионом мира по этой версии Русланом Чагаевым. В случае если узбекский тяжеловес, который восстанавливается после операции на ахилловом сухожилии, не будет готов выйти на ринг до июня 2009 года, он будет лишен титула, который автоматически перейдет к победителю боя Валуев – Руис.

Проигравший в сегодняшнем бою опустится сразу на несколько позиций в рейтингах, что сделает очень маловероятным выход этого боксера на еще один титульный поединок в ближайшее время.

СМОТРИТЕ НА ТВ

Бокс. Николай Валуев – Джон Руис.
Виасат Спорт – сегодня – 22.00 (прямая трансляция).
ДТВ – воскресенье, 31 августа – 10.15, 23.00.