-->
V4x3 l 1485171649895

Рефери в ринге – одна из ключевых фигур в профессиональном боксе. Евгений Горстков, поднимавший руку Александра Поветкина, Григория Дрозда и Дениса Бахтова, рассказывает о роли рефери в ринге, отношении к Денису Лебедеву и газированной воде.

«С ЛЕБЕДЕВЫМ ОБОШЛИСЬ ПО-СКОТСКИ»

Когда-то Евгений Горстков сам крепко бил тех, кто находился от него на расстоянии вытянутой руки. Бил даже лучше всех в Европе, выиграв чемпионат континента в тяжелом весе. Теперь он просто в боксе, тренирует детей, судит по-единки и рассказывает истории.

– Боксеры выходят на ринг после долгих переговоров и за суммы с большим количеством нулей, а вы?

– Рефери всегда назначаются той организацией, которая проводит поединок. Она устраивает совещание и решает, кто будет обслуживать бой в ринге, кто в углах будет считать очки.

– Судья как-то готовится к матчу, смотрит, с кем ему работать?

– Рефери не может быть случайным человеком в боксе, он в курсе, кто как боксирует, кто лидер в своем весе, поэтому дополнительно ему смотреть видео не нужно. Другое дело, что рефери должен быть хорошо готов физически нормально двигаться на ногах, уметь концентрировать внимание, чувствовать дистанцию, предполагать, как пойдет бой.

– Вы работали на бое Поветкина с Теке Орухом, на что там обращали внимание?

– Для меня важным было тоже не пропустить, не зевнуть. Только я тут рискую не своим здоровьем, а чьим-то. Формально счет должен открываться, если человек касается настила ринга третьей точкой, но в боксе масса примеров, когда бывает стоячий нокдаун. Спортсмен стоит на ногах, но адекватно реагировать на происходящее уже не может, тут еще один удар – и беда. Это надо очень тонко чувствовать.

Я, например, судил как-то поединок в «Крыльях Советов». Из Узбекистана боксер и из Балашихи наш парень, Бахтин. А он левой бьет, как отбойным молотком, часто, мощно. У соперника только голова откидывается, но он стоит. На девятый раунд узбекистанец заходит в угол, садится на табурет и падает, не поднимается.

– И что?

– Хорошо, что Боткинская больница была рядом, отвезли, сделали трепанацию, а там, оказывается, субдуральная гематома и кровь уже начала внутрь черепной коробки поступать. Вот вам и нет явных нокдаунов. Поэтому пусть уж лучше потом за спиной говорят, что ты поторопился, чем человека погубить.

Или бой Лебедева с Роем Джонсом, видели? Судил там американец Стив Смогер. Джонс стоит уже мертвый, просто качается на полусогнутых. Судья смотрит на это дело и дает команду бокс. А Денис, он хороший парень, и он даже сам на арбитра посмотрел, глаза вытаращил, как можно тут давать продолжать. А судья говорит – можно. Ну и что, Денис бахнул, был глубокий нокаут.

– В бою с Гильермо Джонсом была обратная ситуация?

– К Денису я с большой симпатией отношусь, он трудяга. У него, может, нет ярко выраженной коронки, нет таланта, но он именно пашет на тренировках. И он ведь явно начал проигрывать задолго до 11‑го раунда. Он левша, глаз один закрыт, и ему за правую руку столько ударов залетать стало. Я считаю, что его там просто подставили, по-скотски обошлись.

– А кто должен был остановить бой: доктор, тренер, судья?

– Доктор, если на ринг не пригласят, может просидеть весь бой. Секундант должен останавливать и рефери. Он в первую очередь отвечает за здоровье боксера.

– Есть обратная сторона: рефери начинают упрекать, что раньше остановил поединок.

– Было. Боксировал парень один из Чехова с африканцем. Вышел с таким пижонским стилем, руки опущены, расслабленный. А африканец собрался, и я смотрю, он левой пробивает нашего, потом правую подключает и потом воткнул так, что наш уже просто все собирать начал. Я понимаю, что все, конец, и бой останавливаю. А наш стоит и мне: «Я могу, я в порядке». Но я-то вижу, что он уже не понимает, что происходит, мне его уже жалко просто. Эти удары же ему икнутся.

– Проблемы были?

– Промоутер у российского боксера был из Чехова, ко мне, конечно, иначе стали относиться.

«ЧТО ЕЛ НА ЗАВТРАК?»

– Вы лично как определяете, когда надо останавливать бой?

– Прежде всего надо на координацию смотреть. Боксер начинает не отвечать на атаки, неуверенно на ногах стоять, неадекватным человек становится. Говорят, что глаза другими становятся, но это не совсем так. Бывает, что глаза ясные абсолютно, а уже всё. Тогда для рефери есть рекомендация отойти назад и попросить боксера сделать шаг, как бы позвать его на себя. Во-первых, по шагу многое понятно, во-вторых, следом нужно задать любой неожиданный конкретный вопрос «Как тебя зовут?»,

«Что ты съел на завтрак?». Если отвечает сразу и правильно, можно продолжать.

– Какой вопрос задаете?

– А я этим не пользуюсь, я думаю, что и так способен понять, что с боксером. Я же сам боксер, чемпион Европы, поэтому понимаю, что происходит. На Западе другая ситуация. Там судьи, как правило, боксом не занимались, для них это как хобби, ему просто нравится, что его по телевизору показывают. Ему даже от бокса ничего не надо, лишь бы его показали по телевизору, поэтому они такие методики используют.

– При этом судья может оказывать влияние на исход боя?

– Конечно. Можно ведь придумать тысячу причин, чтобы остановить бой, но не считать нокдаун, просто дать одному из боксеров отдохнуть, сбить темп. Можно сказать, что надо поправить форму, дать одному боксеру продышаться.

– В боксерских правилах вас все устраивает?

– Нет, не все. Не нравится, как считаются очки. Сейчас ведь какая система. Перед раундом у каждого боксера по 10 очков. Кто раунд проиграл, с того очко снимают, и, соответственно, один побеждает со счетом 10–9. Но можно едва заметно выиграть, а можно уверенно, и все равно получится 10–9. 10–8 будет, если посчитают нокдаун. Я бы сильнее дифференцировал степень превосходства.

Я не очень понимаю, для чего рефери говорит эти стандартные фразы перед боем: «Команда «брейк» означает прекратить все боевые действия и сделать по шагу назад. Команда «стоп» подразумевает прекращение всех боевых действий». Для чего это людям, которые по 10–15 лет боксируют?

«КЛИЧКО БЫЛИ ТРУСОВАТЫ»

– Поветкин – Кличко, оцените каждого из боксеров.

– Я раньше ненавидел, как боксируют Кличко. Оба здоровые, но какие-то трусоватые же оба были на ринге. Это сейчас они уже все выжали из своих антропометрических данных, стали действительно лучшими в ринге, а раньше у них очень осторожный бой был.

Если говорить о Кличко и Поветкине, то это два неординарных боксера, они лучшие в тяжелом весе, а это большая вероятность нокаута, поэтому рефери должен быть максимально собран.

Поветкин? Ну он как медведь, очень сильный физически, нацеленный на результат, он самый настоящий боксер и есть.

– От рефери в этом бою что нужно?

– Да им никак не надо помогать, они оба опытные, команды слышат хорошо, главное только не давать им застаиваться. Плюс внимание нужно, там ведь кроме рефери во время перерыва еще в углах специальные люди находятся. Смотрят, как боксера восстанавливают, чтобы ничего запрещенного, даже воду проверяют, чтобы была негазированной.

– Зачем?

– Да мы сами долго голову ломали, но в газированной воде может содержаться кислород, а он добавляет физической активности.

ЛИКБЕЗ

КТО ЗА ЧТО ОТВЕЧАЕТ ВО ВРЕМЯ БОЯ

Рефери в ринге. Контролирует ход поединка, не позволяет боксерам задерживаться в клинче, выносит предупреждения за использование запрещенных приемов, может снять очко со спортсмена или остановить раунд.

Судьи за рингом. Осуществляют подсчет очков, отдавая победителю раунда 10, проигравшему – 9 либо 8, если был нокдаун. 7 – в случае двух нокдаунов.

Супервайзер. Контролирует соблюдение всех процедур, предписанных правилами, также зверяет подписью перчатки и бинты, намотанные на руку боксера, дабы избежать присутствия в них инородных тел, увеличивающих силу удара.

А СУДЬИ КТО?

ПОВЕТКИНА И КЛИЧКО РАССУДИТ ПУЭРТОРИКАНЕЦ ЛУИС ПАБОН

Организация WBA назначила на поединок Александра Поветкина и Владимира Кличко одного из известнейших специалистов Луиса Пабона из Пуэрто-Рико. Ранее рефери поднимал руки каждого из соперников. Кличко под его присмотром побеждал Чингангу и Мормека в Германии. Поветкин спорным судейским решением взял верх над Марко Хуком там же.

Связанные материалы: