Прыгнуть с Эвереста и выиграть. Валерий Розов – главный русский экстремал - Советский спорт
Матч-центр: вчера сегодня завтра
19 апреля 2017 19:30ЭкстремальныеТузин Максим, Чаушьян Степан

Прыгнуть с Эвереста и выиграть. Валерий Розов – главный русский экстремал

«Советский спорт» пообщался с человеком, продолжает удивлять мир, в 52 года планируя прыжки с самых высоких гор планеты.

Двукратный чемпион мира по парашютномуспорту Валерий Розов рассказал «Советскому спорту» о том, что выше гор могутбыть только горы, почему сыновья не пошли по его стопам, а также рассказал, вчем главная проблема русского футбола

Вечная молодость, семь вершин, покорениеЭвереста

- Валерий, в чем секрет вечной молодости?
- На самом деле, я не занимаюсь спортом, как таковым. Со спортивнымальпинизмом и парашютным спортом я закончил еще в 2004 году. Непосредственнокак спортсмен больше не выступаю. Делаю проекты, которые кажутся интереснымилюдям, которые меня поддерживают. Благодаря сотрудничеству с ними, я совершаюпрыжки.

Если бы я занимался одним видом спорта всю жизнь, то, конечно, чувствовалсебя ветераном, а так я переключаюсь с одного занятия на другое. И мнеинтересно, и людям, это позволяет сохранить мотивацию. Каждый раз что-то новоедля себя пробуешь.

Соревнования приедаются, по себе знаю. Один раз ты выиграл, допустим,чемпионат мира, и очень тяжело заставить себя продолжать и двигаться дальше. Понимаешь,сколько средств, сил и времени нужно потратить для того, чтобы добиться того жесамого.

А здесь у меня все разное. Разные горы, разные проекты. Мне это ненадоедает и, напротив, даже мотивирует.

- Уже был Эверест и Мон-Блан, покоренавысота 7000 метров. Что дальше?
- Человека мотивируют цели, которые он перед собой ставит. Мотивируетсерьезная работа над собой а также то, что ты будешь первым, кто совершит такойпрыжок. Какой бы дурью это не выглядело со стороны, мол, что за чудак, с горпрыгает, для тебя все выглядит иначе, чем для стороннего наблюдателя.

Я, как альпинист, хорошо знаю какие известные горы самые сложные, прекрасноориентируюсь в них. Все горы разные, там разные маршруты. У альпинистов всевыглядит по другому. Допустим, если я пролез на гору по одному маршруту, то подругому маршруту мне также будет интересно ее покорить, несмотря на то, чтогора та же самая.

Будут другие погодные условия, другая команда, или же вообще буду я один.Мне хотелось бы прыгнуть с точки выше восьми тысяч метров и поставить новыйрекорд прыжка по высоте над уровнем моря.

У меня есть небольшая программа, которую я уже делаю три года. Называется«Семь бэйсовых вершин» по аналогии с программой «Семь вершин альпиниста», кудавключены семь высших точек каждого континента.

Конечно, в пределах возможного, откуда чисто физически можно прыгнуть.Сейчас у меня есть прыжки с четырех таких точек, над остальными тремя я работаю(улыбается).

- От чего исходит наибольшее удовольствиепри совершении прыжка: выделение адреналина, созерцание горных красот,восхождение или сам полет?
- Эстетика, которая тебя там окружает, не может не восхищать. Горы нравятсяне всем, но если они тебе нравятся, то вид с них никогда не надоест. Потом этомомент самореализации, каждый прыжок продумываю сам, готовлю его.

Последняя экспедиция длилась месяц, в ней участвовало много людей, изавершилась она успешно. От самореализации получил колоссальные эмоции. Радиадреналина занимаются прыжками, если только в начале карьеры, а когда тыпрыгаешь много лет, даже сильнейшие эмоции становятся привычными.

Ни для меня, ни для людей, которых я знаю, адреналин не являетсядостаточной мотивацией, чтобы прыгать.

- Страх перед прыжком остается или уженет?
-
Остается, потому что срабатывает инстинкт самосохранения.Ты понимаешь, что сейчас произойдет или может произойти, поэтому ты не всостоянии не то что контролировать себя... Просто проявляется инстинкт.

Ещераз повторюсь, что даже такие сильнейшие эмоции становятся привычными, то есть передпрыжком я знаю, что страх появится в определенный момент. Вышел на сложноеместо для прыжка, стою и смотрю вниз.

Принимаюрешение: прыгать или не прыгать. Знаю, что буду волноваться и переживать. Незнаю насчет страха, но сильное волнение точно есть. Знаю о нем заранее и спокойноэто чувство через себя пропускаю, как и любое другое.

- Бывали моменты, когда решали, что не надо прыгать?
-Бывали, но не по причине страха. Просто бейсджампинг зависит от погоды. Нельзяпрыгать, когда сильный ветер или когда облачность закрыла линию полета. Такихрешений было довольно много. Они принимались из соображений безопасности издравого смысла. А отмены прыжка из-за того, что меня трясет перед ним, не было(смеется).

- Долго ли проходит подготовка к прыжку? Сколькоготовились к тому, чтобы прыгнуть с Эвереста?
- Подготовкаочень сложная, потому что она мультиспортивная, необходимо поддерживать какальпинистские навыки, так и навыки в парашютном спорте, потому необходимо нааэродроме в комфортных условиях тестировать новое снаряжение.

В горах,где надо прыгать, все по другому: другая техника, другая психология, другаялогистика. Поэтому мне необходимо поддерживать физическую форму. Это, восновном, кардиотренировки – большие нагрузки при восхождениях.

Повсем этим направлениям приходится работать, причем в разных местах, постоянноэтим и занимаюсь. В Москве это обычные тренировки и тренировки на аэродроме, ав горах альпинистские и, соответственно, сами прыжки.

В этомосновная сложность подготовки. Эверест действительно стоит особняком, даже неиз-за рекордной высоты, а там было для меня много нового. Это была новаявысота, никогда не был альпинистом-высотником, занимался технически сложнымивосхождениями, лазил по стенам и тренировал другие сложные лазания, высота неинтересовала никогда.

Здесьбыла большая высота, был вызов чисто спортивный, никто никогда не прыгал стакой высоты. Очень была короткая вертикальная часть в начале. Этот костюм скрыльями как обычное крыло у парашюта или параплана. Только я не под стропамитам вишу, а мое тело как бы внутрь засунули. Костюм надувается и как крылоначинает лететь, но если параплан наполняется воздухом, когда ты разгоняешьсяпо склону, парашют вбирает в себя воздух, когда раскрывается, то здесь я простопадаю со скалы какое-то время.

Мненужна хоть какая-то, пусть даже и небольшая, вертикальная стенка, вдоль которойя просто буду падать в ожидании того пока костюм наполнится воздухом и уженачнет лететь. Вот эта разгонная часть на Эвересте была очень короткой.

Я незнал как костюм поведет себя на такой высоте в разреженном воздухе, насколько ябыстрее буду падать, хватит ли мне этой высоты или не хватит, потому что онабыла на грани возможного.

Нетолько технически и материально нужно было подготовиться к этому проекту,сделать новый костюм, но и ментально. Хотя в прошлом году я побил этот рекорд,прыгнув с восьмитысячника Чо-Ойю в Китае, но Эверест помню именно тем, что ядва года готовился к нему.

- Серьезных происшествий с вами не было. Вы недопускаете ошибок?
-Тьфу-тьфу-тьфу, серьезных травм, связанных с прыжками, у меня практически нет,только мелкие. Все травмы случались по глупейшим причинам, самая серьезнаявообще случилась на фрирайде: сильное сотрясение мозга, перелом бедра...

Происходитэто из-за того, что ты начинаешь проецировать свои навыки на другие области, вкоторых не являешься профессионалом и иногда переходишь грань, которую не надопереходить, просто потому, что ее не чувствуешь. Лезешь туда, куда не надо былолезть, попросту говоря, вот и все.

Жена, сыновья, горы и парашюты

- Каково вашей жене быть супругой русского Бэтмена?
-Думаю, что это достаточно непросто. Начиная с того, что у меня много разъездови заканчивая тем, что когда мы познакомились, она занималась скалолазанием имного ходила в горы. С парашютом тоже начинали прыгать вместе.

Онаабсолютно в теме того, чем я занимаюсь, отдает себе отчет в том, что этоопасное занятие. Конечно, постоянно переживать, это непросто. Есть некаянезащищенность с этой стороны.

- Как стать бэйсджампером?
-Бэйсджампинг это некая производная от парашютного спорта, потому что тамиспользуются похожие навыки и похожее снаряжение. Но у нас более жесткиеусловия: малая высота и один парашют.

Вбэйсджампинге стресс гораздо больше. К прыжкам в парашютном спорте привыкаешьгораздо быстрее, там все стандартно. Одна и та же высота, летательный аппарат,один и тот же пейзаж внизу, плюс-минус одна и та же погода.

Вбэйсджампинге все прыжки разные и ты делаешь их на фоне психологическойусталости, на фоне того, что ты мерзнешь, идет дождь или ветер сильный.

Учитьсяпрыгать в таких условиях довольно сложно и неправильно. Плюс те тренировочныеобъемы, которые ты можешь выполнить на аэродроме, гораздо выше, чем в горах. Нааэродроме можно выполнить и десять прыжков в день особо не напрягаясь, а вгорах максимум три, если совсем простые условия.

Заниматьсясразу бэйсджампингом это все равно что учиться играть в водное поло, не умеяплавать. Можно, конечно, делать это параллельно, что также малоэффективно. Людисначала идут на аэродром, получают стандартные навыки в парашютном спорте,потом уже бэйсджампинг.

Бывали,конечно, случаи, когда люди приходили сразу в бэйсджампинг, но в целом людиприходят после парашютного спорта.

- Со зданий давно не прыгали?
-Сейчас только горы. Раньше я понемножку всем интересовался. Раньше вообщесчиталось, что настоящий бэйсджампер должен прыгнуть с четырех видов объектов(здание, антенна, пролет моста, земля; прим. авт.), теперь это ушло, весь трендпереместился в горы.

Прыгунамнужная большая высота, а здания, антенны, слишком маленькие. Даже самые высокиездания по перепаду высоты меньше гор. Просто не интересно с них прыгать, нетсвободного падения.

- Самое высокое здание в мире, Бурдж-Халиф, это длявас не мотивация?
- Мнебы очень хотелось с него прыгнуть, но я не понимаю как туда попасть и получитьразрешение на прыжок.

- Можете проанонсировать ближайшие проекты?
- Ближайшийпроект будет в конце мая на Казбеке. Летом экспедиция в рамках программы семивершин в Перу. Буду прыгать с высшей точки Южной Америки.

- За другими видами спорта следите?
- Мнеочень нравятся лыжи. Раз в год выезжаем на горнолыжный курорт с семьей. Но я неболельщик. Смотрю только чемпионаты мира и Европы, клубные чемпионаты непривлекают, даже несмотря на высокий уровень игры, допустим, в футболе.

Мне неинтересно смотреть как сборная солянка из непонятных людей играет между собой.А на чемпионатах мира и Европы страны соревнуются. За наших можно поболеть,пока не вылетят (улыбается).

- Чего не хватает нашим футболистам, чтобы статьлучшими в мире?
- Нехватает хорошей школы, прежде всего. Как и в любом другом виде спорта должныбыть люди, которые прошли этот путь от начала до конца и стали чемпионами мира.

Вот яв свое время стал чемпионом мира в новом для России виде спорта, скайсерфинге,и тут же за мной потянулись люди. Я им подсказывал, куда ездить, гдетренироваться, разбирал их прыжки, еще что-то. И через какое-то время моиученики стали чемпионами мира. Когда есть люди, которые прошли этот путь имогут тебя им провести (в спорте это называется школа) тогда вырастают целыеплеяды чемпионов, которые друг за другом передают вот этот победный опыт, у насего.

Ну ибанально в футбол негде поиграть. Выборка людей, из которых отбирается такназываемая элита, очень маленькая. Просто людям негде пойти поиграть в футбол.В Германии чуть ли не в каждом дворе футбольные стадионы, все дети играют вфутбол, и у кого появляются хоть какие-то таланты, его сразу легко заметить ипривлечь.

У насже для этого нужно, чтобы родители отдали ребенка в футбольную школу, и оноказался способным. Количество людей, из которых отбирают будущих звезд, оченьограничено. К примеру, в районе где я живу одно поле, а в нем живут десяткитысяч людей.

Засумму, затраченную на строительство «Крестовского», можно было выстроитьстадионы уровнем немногим выше школьного, чуть ли не в каждом городе России.Зачем были потрачены такие деньги, не понимаю.

Чемпионатмира никакого стимула к развитию спорта не даст. У нас в спорте пропаламассовость и общедоступность, он стал элитным. Хорошо помню, какие быливозможности в советские времена и какие есть сейчас.

Дорогостало заниматься спортом. У меня все дети занимались, это не так дешево. Негдезаниматься и не все могут себе это позволить. Пока футбол не будет массовым, исборной у нас нормальной не будет.

- Ваши сыновья не пошли по стопам отца?
-Слава богу, нет. Старший работает, средний студент, младший еще учится в школе.Старшие серьезно занимались водным поло, оба были в молодежной сборной страны.

Одинвырос на аэродроме, другой в горах (улыбается). Поэтому для них альпинисты ипарашютисты обычные люди, а не какие-то герои экрана. Поэтому поездка нааэродром у них больше вызывает изжогу, чем желание приобщиться (смеется).

- То есть вы их не отговаривали?
- Ясказал, что ни капельки им не дам, если вдруг появятся такие дурацкие мысли(улыбается). Выросли и сами определились, зачем мне толкать их на такие опасныезанятия.

- А сами прошли бы заново этот путь?
- Да,к себе иначе относишься, чем к детям. Выбрал бы тот же самый путь, просто сдетства был фанатом альпинизма вместе со старшим братом. Читали книжки прогоры, собирали фотографии, статьи в журналах, все-все-все. Странное увлечение,и как только я подрос, попал в горы, и начал фанатично этим заниматься. Так всесчастливо сложилось, не хотел бы ничего поменять.

- А как перешли из альпинизма в бэйсджампинг?
-Парашютный спорт в моей жизни вообще появился случайно. После институтапризвали в армию, попал в спортроту, занимался там альпинизмом.

Когдаразвалился СССР, нас сократили, и в 1992 году я попросту оказался на улице. Я ктому моменту уже был профессиональным спортсменом и зарабатывал этим деньги.

Пришлосьотвлечься от всего этого, заново устраивать свою жизнь, искать возможностьзарабатывать и так далее. Будучи альпинистом, в конце восьмидесятых у нас былотакое увлечение – полеты на парапланах. Ты забираешься в гору, а сверху неспускаешься, а улетаешь. Это было настолько поразительно для альпинистскогосознания, что многие увлекались.

Тоесть я к тому моменту представлял, что такое полеты под крылом. Случайнопроезжая мимо Тушинского аэродрома увидел в небе купола и заехал посмотреть,что это такое. Оказалось, что это парашютисты. Мы с братом попробовали и стализаниматься. Полный набор ощущений, при этом не надо было ехать ни в какиедальние экспедиции, выезжаешь на аэродром и зажигаешь по полной программе.

Такаядоступность крутого меня очень поразила, я помню. В какой-то момент настолькоувлекся, что опять бросил работу, горы и стал прыгать.

- Этим можно было зарабатывать?
-Десять лет выступал за сборную России, выигрывал множество коммерческихсоревнований, X-Games, например. И работа была связана с прыжками. Потомиз-за того, что государство не особо поддерживает парашютный спорт и семьявынуждена жить в режиме «Все для фронта, все для победы», устал от всего этого,мотивация упала.

Раз все выиграл, два... В парашютном спорте выиграл все соревнования вмире по несколько раз. В какой-то момент просто решил остановиться и совершеннологичным образом переключился на бэйсджампинг и соединил два своих увлечения –вернулся в горы с парашютом, потому что любой спорт это спорт молодых, а здесь,совмещая разные навыки, можно успешно себя проявить.

Игорь Малиновский: Я как Мимино, мне по душе малая авиация На летнем юниорском чемпионате мира по биатлону в Минске Игорь Малиновский завоевал две бронзовые медали. Теперь звездный юниор окончательный перешел на взрослый уровень. 04.09.2019 14:30 Биатлон Волохов Юрий
Анзор Кавазашвили: Иностранец – плохая замена Егорову В день матча Россия - Бельгия в Санкт-Петербурге состоится заседание очередного исполкома РФС, на котором наверняка будет затронута тема некачественной работы арбитров РПЛ. 14.11.2019 17:15 Футбол
У Кузнецова украли хет-трик, у «Вашингтона» – победу Видеотехника в этот вечер сыграла против Ови и Ко. Подарила гол «Аризоне», который поначалу никто не заметил. А в овертайме отменила шайбу уже отплясывающих победный танец хозяев. В итоге «Кэпиталз» уступили по буллитам 3:4, но лидерство в общей таблице НХЛ сохранили. 12.11.2019 09:30 Хоккей Славин Виталий
Эдуард Трояновский: Бой с Канело – испытание для Ковалева Бывший чемпион мира по версии IBF в первом полусреднем весе (63,5 кг) Эдуард Трояновский назвал Сауля Альвареса фаворитом в поединке с россиянином Сергеем Ковалевым. Бой пройдет в США 2 ноября 31.10.2019 16:00 Бокс Усачев Владислав
Трусова упала четыре раза, встала – пять. Репортаж с тренировки В четверг фигуристы провели официальный тренировки во дворце «Мегаспорт» перед стартом Гран-при России. 14.11.2019 19:24 Фигурное катание Чикирис Олег
Шанс от Стефаноса. Циципас сохранил Медведеву возможность выйти в полуфинал Во втором туре группового раунда Стефанос Циципас разгромил Александра Зверева и гарантировал себе выход в плей-офф. А заодно – сохранил шансы на полуфинал для нашего Даниила Медведева. 14.11.2019 20:27 Теннис Мысин Николай
Ковальчуку пора возвращаться в КХЛ? Обозреватели «Советского спорта» о будущем героя Квебека. 14.11.2019 13:42 Хоккей Славин Виталий
Хорошо, что без Америки! Плохо, что без России! Изучаем календарь нового сезона Международный союз биатлонистов опубликовал полное расписание соревнований в сезоне-2019/20. 07.05.2019 13:00 Биатлон Тигай Лев
Составит ли Хачанов компанию Медведеву в Лондоне? Три интриги парижского «Мастерса» В понедельник в Париже стартовал предпоследний в сезоне турнир ATP. Три россиянина поборются за титул. «Советский спорт» – об основных интригах французского «Мастерса». 28.10.2019 19:00 Теннис Мысин Николай
Головин «фехтует» c Дзюбой Наш корреспондент рассказывает о третьем дне подготовки сборной России в Сочи к отборочным матчам Евро-2020 против Бельгии (16 ноября, Санкт-Петербург) и Сан-Марино (19 ноября, Серравалле). 13.11.2019 19:00 Футбол Лемех Кирилл
Array