Нельзя помиловать. Репортаж из суда по делу Мамаева и Кокорина - Советский спорт
Футбол05 декабря 2018 19:50Источник: «Советский спорт»Автор: Зетилов Игорь

Нельзя помиловать. Репортаж из суда по делу Мамаева и Кокорина

5 декабря Тверской суд Москвы рассмотрел ходатайство обвинения о продлении ареста братьям Кокориным, Павлу Мамаеву и Александру Протасовицкому.

Принято решение о продлении срока ареста до 8 февраля. Александр Кокорин во время зачитывания решения суда держал пальцы крестиком, а его мать, выйдя из комнаты разрыдалась.

СНОВА ВМЕСТЕ, СНОВА РЯДОМ

Срок заключения «великолепной четверки» в СИЗО истекает 8 декабря, но следствие вышло с ходатайством о его продлении. Дело рассматривалось в Тверском районном суде. Ближе к 10.30 небольшая площадка перед зданием была запружена репортерами и телекамерами. Все, понятно, хотели попасть в зал заседаний. На входе охрана спрашивала: «Вы куда?» и 90 процентов входящих отвечали просто: «Кокорин-Мамаев».

Планировалось, что заседание пройдет в зале №456, но его перенесли в более просторное соседнее помещение. Сначала в него пустили адвокатов и родственников. Жена Мамаева Алана приехала с рыжеволосой яркой подругой. Она тоже прошла, и вместе с Мамаевой расположилась в первом ряду. Небольшая заминка вышла с участием прессы. Но после совещания решили журналистов пустить и даже разрешить снимать в первые несколько минут.

Все обвиняемые оказались в одном огороженным пространством. Таким образом, Кокорин и Мамаев увиделись впервые с 10 октября. Поначалу у всей четверки было отличное настроение, а Мамаев держал в руках блокнот, в который заглядывал во время выступления.

НАЧАЛО КОНЦА

Прибывшая на заседание адвокат братьев Кокориных Татьяна Стукалова сказала журналистам: «Доступ к информации имеет только следствие, поэтому все происходящее имеет только обвинительный уклон».

Начинаются стандартные процедуры и простые вопросы. Суд начал задавать стандартные вопросы. Александр Кокорин не сразу назвал дату рождения сына, перепутав 30 августа и 4 июня. Но год – 2017-й точно знал. Стороны Мамаева и Кокорина предоставили гарантии наличия денег на счетах (не меньше 10 миллионов) на случай, если суд согласится выпустить соучастников под залог, а также готовность сдать загранпаспорта.

Где-то спустя 40 минут после начала звучат зловещие для обвиняемых слова обвинения: «Срок содержания истекает 8 декабря, но следствие не закончено из-за необходимости экспертиз, медицинских экспертиз, необходимости дать оценку и квалифицировать дело с учетом выводов медицинских экспертиз. Следователь ссылается на данные о личности каждого из обвиняемых - каждый из них обвиняется в нескольких преступлениях, в том числе тяжелых, совершенных с особой жестокостью и цинизмом. Это свидетельствует о социальной опасности обвиняемых. Следствие считает, что обвиняемые могут выехать за пределы РФ, продолжить преступную деятельность или препятствовать ходу развития дела».Прокурор также поддержал слова следователя с просьбой продлить заключение под стражей до 8 февраля.

Похоже, это – начало конца.

МАТЕРИНСКИЕ СЛЕЗЫ

Так и оказалось. Почти три часа зачитывали три тома обвинений, заслушивали доводы обвиняемых и защиты. В 14.50 судья удалился и обещал вынести решение через 40 минут.

Всех попросили покинуть зал заседаний. Уже в коридоре журналисты бросились к Алане Мамаевой с просьбой о комментарии. «Я что, клоун, что ли, что вы меня снимаете? У меня никакой позиции нет, отстаньте», - ответила она.

Вернулся в зал заседаний судья в 16.10 и еще несколько минут зачитывал приговор. В это время Александр Кокорин скрестил пальцы рук крестиком – на удачу. Не помогло. Всем продлили срок пребывания в СИЗО до 8 февраля.

После оглашения решения суда Протасовицкий крикнул: «Все нормально, пацаны», а мать Кокориных разрыдалась.

Уже на улице репортеры вновь бросились за комментариями к Алане Мамаевой, но тут подъехал черный Мерседес S400 (цена около 10 миллионов рублей), едва не сбив одного из операторов. Мамаева с подругой, которая успела крикнуть «Больные что ли все?», прыгнули на заднее сиденье и умчались вдаль.