Валерий Непомнящий: Лимит никому не помог пробиться в сборную России
25 марта 21:00
автор: Юлия Григорьевская,

Валерий Непомнящий: Лимит никому не помог пробиться в сборную России

Один из самых авторитетных российских тренеров, работавший в Китае, Корее и Японии, высказал свое мнение о влиянии лимита на легионеров на нашу сборную.

– Что думаете о влиянии лимита на легионеров на формирование состава нашей национальной команды?
– Когда ставится вопрос о том, нужен ли лимит или нет, я всегда отмечаю, что здесь есть конфликт интересов. Клубным тренерам и наставникам, которые хотят играть в еврокубках, лимит не нужен. А вот тренер национальной сборной всегда будет выступать за то, что лимит нужен. Клубные наставники правы в том, что конкуренция возрастает и если хороший игрок появляется в команде, то российским футболистам надо подтягиваться, и так далее, но с позиций сборной есть понимание, что игроки нужного уровня не растут. Поэтому лимит, конечно, негативно влияет на подготовку кадров для сборных. Долгое время национальная команда Англии не очень удачно выступала на всех турнирах, потому что было много качественных легионеров, поскольку для того чтобы играть в АПЛ, нужно было быть игроком национальной сборной, сыграть 75% матчей в составе и так далее. При такой конкуренции местные игроки не очень хорошо пробивались в составы. Прошло какое-то время и сейчас сборная Англии очень прилично выступает, потому что там удалось решить проблему ассимиляции зарубежных футболистов. В этой сборной не очень много коренных англичан. Так же, как в сборной Франции. У нас пока такого не наблюдается. Недавно даже возник скандал, когда зашел вопрос о том, нужен ли темнокожий игрок в сборной России. Поэтому я считаю, что для тренера сборной пока лимит необходим.

– Все легионеры появились у нас в сборной при Черчесове. Что об этом думаете?
– Это просто время такое, что легионеры получили российское гражданство и достаточно долго у нас играют. Я считаю, что легионеры нужны и выступаю скорее за то, чтобы футболист, пусть и бразилец, родился в России, у него тут папа и мама, он играл здесь. А когда приезжает парень возраста Ари, получает российское гражданство, то становится понятно, что он получил паспорт не для того, чтобы играть в нашей сборной, а чтобы не быть лимитом в клубе. Другой пример – Марио Фернандес. Он вырос в игрока национальной сборной. Он из Бразилии, но очень здорово себя проявляет в нашем чемпионате. Такому футболисту добро пожаловать.

– Вы сказали про Англию. Нам такой путь подходит?
– Мы пройдем этот путь, хотим того или нет. Требования к легионерам в России повысились. Главное, чтобы сюда не приезжали игроки среднего уровня. Обычно такими футболистами комплектуются команды второй восьмерки. Но все равно надо повышать критерии.

– Кому лимит помог пробиться в нашу сборную?
– Игроки сборной конкурентоспособны в своих клубах. Они пробились в национальную команду своим путем.

– То есть лимит им не помог?
– Думаю, что нет.

– А какой лимит должен быть в идеале?
– Не думаю, что существует какая-то идеальная формула. Не понимаю всякие пятнадцать плюс десять или еще что-то. Всегда будет возникать конфликт интересов. Тем клубам, которые выступают в еврокубках, вообще не нужны россияне.

– Получается, институт лимита себя изживает, ведь в нашей сборной много натурализованных, плюс Черышев, которому лимит не помог?
– Логика в ваших словах есть. Но я думаю, что Черчесов не будет согласен с вами в этом вопросе.

– Белорусы перестали считаться у нас легионерами, про том, что не могут играть за сборную России. Как вы к этому относитесь?
– Это политический момент. Я тоже этому всегда удивлялся. Условно говоря, есть белорусский инженер, педагог, профессор, которые обладают всеми правами, что и россияне, согласно союзному договору. А футболист, хоккеист – иностранцы. С другой стороны, они обязаны выступать за свою национальную сборную. И это тоже правильно. Здесь нет формул, которые бы распространялись на все стороны жизни одинаково. Всегда есть какие-то условности.

– Получается парадоксальная ситуация: например, Шейдаев считается легионером, а Мартынович – нет. Это не выглядит странно?
– Здесь разные политические ситуации. С белорусами у нас давно подписан союзный договор, а с Азербайджаном такого соглашения нет. Именно поэтому Мартынович не считается легионером.

– А как с этим обстоят дела в Корее, Китае, Японии? Вы же там работали.
– Я работал в тех странах, в которых в разное время были разные ситуации. Когда я трудился в Корее, вдруг случилось так, что почти во всех клубах вратари были иностранцами. Корейским игрокам просто не было места. Собрались президенты и сказали, что так дело не пойдет. Заключили джентльменское соглашение, чтобы чужих вратарей не брать. Договорились и стали ставить своих. И никаких законов было ненужно. В Корее клуб имеет право заявлять пять легионеров, на поле при этом выпускать трех. Но за каждого легионера надо было платить серьезный взнос. У нас так в свое время предлагал сделать Гершкович. Поскольку иностранцы занимают рабочие места, за каждого иностранца, по-моему, первые два года шестьдесят тысяч долларов за каждого, а потом повысили до ста. Но там даже мысли ни у кого не возникло о том, что если клубы внесут эти деньги, то они будут разворованы. Там четко к этому относятся. Потом эти средства ушли на нужные дела. Мне кажется, что в такой системе есть некая справедливость. В Китае было примерно тоже самое. А вот в Японию футбол пришел благодаря влиянию английского футбола, поэтому там к легионерам относились очень трепетно. Про лимит я не очень хорошо помню, но у меня в команде иностранцы были.