«В матче «Краснодар» – ЦСКА из искры разгорелось пламя, а в роли Ленина мог бы выступить Гинер»
31 декабря 14:00
автор: Захар Мощенко

«В матче «Краснодар» – ЦСКА из искры разгорелось пламя, а в роли Ленина мог бы выступить Гинер»

Известный в прошлом арбитр Андрей Бутенко подвел итоги первой части чемпионата страны с точки зрения качества работы своих коллег и снова высказался на тему VAR.

«ЕГОРОВУ НЕ УДАЛОСЬ СПЛОТИТЬ СУДЕЙСКИЙ КОРПУС»

– После вала судейских ошибок и скандалов РФС принял решение отказаться от услуг Александра Егорова на посту главы департамента судейства и инспектирования. Как вам работалось с Александром Анатольевичем? Решение о его отстранении, на ваш взгляд, правильное?
– Мне было бы неэтично говорить о качестве работы человека после его ухода с руководящего поста. Если бы у меня были какие-то претензии или похвалы в адрес Егорова, я бы высказал их ему в лицо. Поэтому оценку работе Александра Анатольевича дадут соответствующие инстанции, которые его назначали и снимали с этой должности. Единственное, что мне хотелось бы сказать – то, что Егорову, на мой взгляд, не удалось сплотить судейский корпус в одно целое и достичь единой цели в проведении игр. Как следствие, на финише осенней части сезона было много неудачных решений, что и породило недовольство, высказанное руководителями многих клубов и в целом футбольной общественностью.

– Вы имеете в виду решения по назначению арбитров на матчи или непосредственно судейские решения по ходу игр?
– Конечно же, второе – речь идёт о конкретных судейских решениях по тому или иному эпизоду матча. Хотя, естественно, это недовольство идет через призму управления арбитрами. И вот приходится констатировать, что в судействе не удалось достичь того уровня, к которому стремился Александр Егоров, и, к сожалению, арбитры допускали разнохарактерные ошибки. Которые и привели к истерии – возможно, на мой взгляд, в какой-то степени искусственной. Но, тем не менее, я не защищаю арбитров, допустивших явные ошибки. Эти ошибки, как говорится, находятся на поверхности, поэтому какой смысл их скрывать?

«В МАТЧЕ «КРАСНОДАР» – ЦСКА ВИНОВАТ НЕ КАЗАРЦЕВ, А ТЕ РЕБЯТА, КОТОРЫЕ СИДЕЛИ У МОНИТОРА»

– Можно ли сказать, что свою роль в перманентных скандалах вокруг судейства в РПЛ сыграла и система VAR, которая, во-первых, вопреки здравому смыслу использовалась лишь на двух матчах в каждом туре, а во-вторых, как показалось, психологически расхолаживала
– Я понимаю ваш вопрос. И это все-таки достаточно тонкая материя, чтобы однозначно называть черное черным, а белое – белым. Здесь точно есть и полутона. Конечно, очень плохо, что не на каждом матче VAR использовался – это первое. Но здесь объективно не хватало арбитров, которые имели соответствующую квалификацию для работы с этой системой. И надо учитывать, что разрешение на использование VAR дает УЕФА, поэтому вряд ли мы были готовы к работе видеоассистентов рефери на каждой игре РПЛ.

Второе – лет пять назад я был ярым противником этой системы и считал, что арбитры должны справляться с проведением матча своими силами. Но, убедившись в необходимости данного процесса, уже года три постоянно говорю, что VAR сейчас просто необходим. Необходим ввиду повышения интенсивности игры, мобильности, увеличения количества единоборств на поле и, главное, в штрафной площади. И из-за того, что футболисты стали намного хитрее, мастеровитее…

– …и даже артистичнее.
– Совершенно верно – и артистичнее в сокрытии своих нарушений или демонстрации допущенных против них фолов. Всего этого 20-30 лет назад в футболе вообще и близко не было. Однако сразу говорю большое «но»: даже при наличии системы VAR присутствует человеческий фактор. Ведь в разных сферах деятельности бывают такие ситуации, когда даже компьютер ошибается. А почему так происходит? Да потому что загрузили не тот файл или еще какую-то неточность работающий с ним человек допустил. И человек, сидящий перед монитором VAR, – это же тоже человек. И не каждому от природы дана способность быстро схватывать то, что он видит. К тому же видеть эпизод на поле – это одно, а смотреть на него на телеэкране – совсем другое. Вот мы подойдем с вами к картине Репина или Дали, и у каждого будет свой взгляд – и мы будем спорить о том, кто что увидел. Это и есть тот самый человеческий фактор, который влияет на конечный результат.

Ну и, в частности, матч «Краснодар» – ЦСКА в последнем туре перед зимней паузой, наверное, стал той последней искрой, из которой разгорелось пламя. У Ленина, как мы помним, из такой искры разгорелась революция, примерно то же самое мы наблюдали и в нашем футболе. Правда, не знаю, кто мог бы выступить в роли Владимира Ильича. Разве что Евгений Гинер (смеется), призвавший народ к революции. И в какой-то степени революция действительно произошла. Но виноват ведь не главный арбитр того матча Василий Казарцев, а те ребята, которые сидели у монитора. И возникшее в бригаде разногласия и невозможность правильно оценить эпизод как раз и привели к патовой ситуации в том поединке.

«VAR ДОЛЖЕН СХВАТЫВАТЬ СУТЬ В ТЕЧЕНИЕ 30 СЕКУНД»

– Действительно, этот матч запомнился какими-то жуткими паузами и огромным количеством добавленного времени к обоим таймам.
– На мой взгляд, в тех ситуациях, когда не главный арбитр подбегает к монитору на бровке, а ему подсказывают по радиосвязи, минута паузы в игре – это уже много! VAR должен схватывать суть, истину в течение 30 секунд. Вот тогда не будет страдать ни динамика игры, ни ее зрелищность, будет сохраняться интрига. Ведь когда арбитр слушает подсказки и думает, а затем все равно бежит к монитору, и все это занимает пять минут, интрига переходит в стадию раздражения, причем как со стороны футболистов и руководителей команд, так и со стороны болельщиков. И когда принимается какое-либо решение, в результате которого одна из команд окажется пострадавшей или наказанной, естественно, это воспринимается в штыки. Ведь, согласитесь, есть разница, когда арбитр выносит вердикт мгновенно или спустя пять минут. Даже если он сомневается полторы-две секунды, это уже говорит о его неуверенности. А если решение принимается в ту же секунду, жестко и уверенно, пусть даже арбитр и ошибся, определенная вера к нему у обеих команд все равно сохраняется. И вот если собрать все эти разноплановые факты, они выстраивают общую картину. А когда в картине не хватает какой-то детали, одного мазка, пропадает целостность восприятия. Вот что такое VAR по своей сути в целом и применительно к матчу «Краснодар» – ЦСКА в частности. Эта игра стала последним негативным штрихом, который привел к той самой революционной ситуации.

– Но Евгений Леннорович со своим призывом застрелиться в адрес Александра Егорова, похоже, все-таки перегнул палку?
– Безусловно, я подобные заявления не приветствую. Хотя, конечно, понимаю, почему это произошло. Но не могу сказать, что подобное допустимо.

– Адекватно ли наказание, которое вынес Гинеру комитет по этике РФС, сначала отстранивший руководителя армейского клуба от футбольной деятельности на три месяца, а затем сокративший срок дисквалификации?
– Нет-нет, этого я касаться не буду! Это не моя епархия, поэтому мои комментарии здесь совершенно неуместны – поймите правильно.

«ЕСЛИ АРБИТР НАСТРОЕН, ЧТО VAR ЕГО ВЫРУЧИТ, ДОЛГО ТАКОЙ СУДЬЯ НЕ ПРОДЕРЖИТСЯ»

– Если вернуться к целесообразности использования системы VAR, можно ли рассматривать в качестве альтернативы примеры хоккея и баскетбола, где функции главного арбитра распределены соответственно между двумя и тремя судьями?
– На сегодняшний день вряд ли это возможно. Да и, как мне кажется, не нужно. Потому что в хоккее и баскетболе и площадка поменьше, и совсем другие правила игры, в частности, критерии допустимости контакта игроков в единоборствах. В футболе же все-таки главный режиссер или, если угодно, сценарист, как можно назвать арбитра, должен оставаться в единственном числе. Чтобы соблюдались принципы единоначалия. Вот, к примеру, даже если по видео мы смотрим какой-то эпизод, начинаются споры: один арбитр или эксперт, или инспектор высказывает свою точку зрения, а у другого – диаметрально противоположная позиции по этому моменту. А теперь перенесем эту ситуацию на поле: один главный арбитр на одной половине назначает 11-метровый или штрафной удар, дает красную или желтую карточку, а второй рефери на другой половине поля похожий эпизод трактует по-другому. И вердикт у него иной. Понятное дело, эмоциональный фон у участников этого матча будет, мягко говоря, повышенным.

– А значит, и революционных ситуаций, как после встречи «Краснодара» с ЦСКА, может быть еще больше?
– Абсолютно верно (смеется). Поэтому, считаю, должна действовать система с одним главным арбитром. А вот VAR должен помочь судьям – я в этом даже не сомневаюсь.

– Вы можете дать четкий ответ, будет ли VAR на всех матчах российской премьер-лиги, начиная с двадцатого тура, которым откроется весенняя часть сезона?
– Нет, скажу откровенно, у меня нет никакой информации по этому вопросу. Конечно, определенная работа проводится, знаю, что отныне у нас будут не восемь арбитров, допущенных к работе в качестве VAR, а вдвое больше. Наверное, это должно помочь увеличить количество матчей, на которых будут работать видеоассистенты рефери, и, возможно, и качество этой работы. Здесь вспоминается выступление перед российскими судьями руководителя проекта VAR в УЕФА Роберто Розетти, который подчеркивал, что эта система ни в коем случае не должна психологически воздействовать на менталитет арбитра. Каждый арбитр должен выходить на поле с мыслью, что он и только он здесь главный, а VAR– это всего лишь помощь, от которой даже после просмотра можно отказаться, в зависимости от того, что он там увидит. Сама природа деятельности футбольного судьи должна базироваться на принципе единоначалия и уж точно не на надежде на то, что VAR в какой-то момент может выручить, как бы подменить арбитра в поле. Арбитр должен принимать решения по игровым эпизодам сам по себе, но если психологически он уже настроен так, что VAR его выручит, долго, на мой взгляд, такой судья не продержится.

Андрей Бутенко: За два месяца менталитет и психологию арбитров не переделаешь