«Хочу увидеть рожу, которая скажет, что мы продали хоть одну игру». Овчинников – о себе и Найденове
07 июня 13:00
автор: Юрий Волохов

«Хочу увидеть рожу, которая скажет, что мы продали хоть одну игру». Овчинников – о себе и Найденове

Десять лет назад ушел и жизни один из самых ярких тренеров российского футбола 90-х Арсен Найденов. О своем друге вспоминает Валерий Овчинников.

«ДУРДОМ ДЕВЯНОСТЫХ – ВСЕ СОРЕВНОВАЛИСЬ, У КОГО ДОМ ШИРЕ»

– Арсен Юдильевич вспоминал, что вы познакомились на сборах. И вы тогда сказали своему администратору: «Купите ему нормальный костюм». Было такое?
– Это был 1981 год, Новороссийск. Я проводил там сбор с кировским «Динамо». Мы вышли в первую лигу. Но не думаю, что я мог такое сказать. Мы только познакомились, ни о какой дружбе тогда речь не шла. Мы тогда и не думали, что в такое все выльется.

А близко сошлись на следующий год. Арсен ведь был вечным студентом – институт так и не закончил. У него все команды были профсоюзные, и начальники стали его напрягать – когда же ты получишь высшее образование? Типа, без образования не разрешали работать.

Арсений попросил меня помочь закончить вуз. Я его устроил в кировский пединститут. Когда мы пришли в деканат, декан посмотрел на него и спросил: «Сколько лет студенту Найденову?» А ему в 82-м уже было сорок. И ничего – взяли, отучился. Приехал к тому начальнику, положил диплом на стол. А тот: «Зачем нам ваш диплом? Мы и так знаем, какой вы специалист». И Найденова направили в Ашхабад, там была команда второй лиги.

– Найденов как-то сказал: «Могу о себе все рассказать. Об Овчинникове не буду – он обижается». Почему обижались?
– Он мог что-то сказать без задней мысли, а потом журналисты из этого вытаскивали что-то жареное. Поэтому я запрещал ему говорить обо мне.

– Еще из Найденова: «Давали участки земли в Сочи, я там много чего решал. Взял себе и Валере. Ему помог пробурить скважину за счет города. Дальше он уже сам строился».
– Ну что сказать, давали землю – чего не взять? Но я не очень хотел жить в Сочи и уже давно этот дом продал. Что там делать? Я же не курортник, чтобы там лето проводить. Летом у меня самая работа. А осенью и зимой там можно от скуки сдохнуть.

– Вы с Найденовым соревновались, у кого дом круче – надстраивали этажи. Такое соревнование у вас было негласное?
– Да это дурдом 90-х. Все соревновались, у кого дом выше, шире, у кого какие башеньки пристроены. А архитекторы и дизайнеры с большим удовольствием и за большие деньги лепили нам горбатого. Просто тогда такое время было – нам показалось, что мы можем все.

«ТРЕТЬЮ СТОРОНУ СТИМУЛИРОВАЛИ. ТАК В СССР ЭТИМ ВСЕ ЗАНИМАЛИСЬ»

– Знаменитый, якобы договорной матч 10 ноября 1993 года в Нижнем Новгороде «Локомотив» – «Жемчужина». Игру задержали из-за отсутствия пожарной машины на стадионе, а ваш с сочинцами главный конкурент за выживание в высшей лиге владивостокский «Луч» играл в это время с «Текстильщиком». Вы знали, что происходит в Камышине? У вас действительно там был свой разведчик?
– Ходила байка, что наш человек сидел в Камышине с рюкзаком, а в нем – армейская радиостанция. Ну, как можно было в 1993 году из Нижнего поддерживать связь с человеком, сидевшим на трибуне в районном центре Камышин? Ерунда! И никакая машина не опоздала, пожарная была на стадионе. Без нее матч не начали бы. Обе игры начались в одно и то же время. Только у нас погодные условия были другими в отличие от Камышина.

И никто, кстати, почему-то не написал, что матч начался при минус 15, а закончился при минус 26. У игроков в такую погоду ноги постоянно сводило, плюс на поле каток. Из-за этого у ребят были травмы, игру часто приходилось останавливать.

Ничего мы не знали. «Локомотив» сразу повел в счете. Потом кто-то мне сказал, что «Текстильщик» уже 3:0 ведет. Но мы с Арсеном точно знали, что Сергей Павлов (главный тренер «Текстильщика». – прим. ред.) игру не сдаст. «Луч» до этого проиграл – и в Камышине попал 0:4. Окончательный счет мы узнали после матча.

– Найденов говорил: «Овчинников не продал ни одной игры. Купить может». Все так?
– Хочу увидеть ту рожу, которая скажет про него или про меня, что мы продали хотя бы одну игру. Никогда такого не было. А насчет купить… Напрямую я этим никогда не занимался. Но стимулировать третью сторону против нашего конкурента – такое было. В СССР подобное не считалось нарушением, этим многие занимались.

– «Валера никогда богатым не был. Хоть он не нищий, это понятно. Он такой растратчик – вы не представляете. К нему подойдете, попросите деньги – если у него есть, то даст. Добрейшей души человек. Он толстяк, а толстые люди – всегда добрые». Правильно?
– Это его мнение. Но сейчас я уже не такой толстый, потоньше стал, – смеется Валерий Викторович. – А про него могу сказать: Арсен Юдильевич никогда не был жадным. Помогал всем, кому мог.

Вспомнил историю, как мы с ним постились. Были в Сочи на сборах. Мой помощник говорит: «Пост начался, может, попостимся?» – «Ладно, – говорю. – Давай о душе подумаем».

Арсен ведь был православным. Ему тоже сказали, он – за. Голодаем, аж круги в глазах. Арсен утром приедет к нам, ничего не ест, а потом домой уезжает… Приезжаю к нему – спит. Жена говорит: «Да он борща с мясом покушал, на второе – котлетки с картошкой-пюре, разморило его, и прилег». В общем, мою реакцию трудно описать цензурными словами…

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Арсен Юдильевич Найденов (урожденный Арсений Розман)Родился 12 августа 1941 года в Алма-Ате. Умер 7 июня 2010 года в Сочи.Выступал на позиции полузащитника за киевские СКА, «Арсенал», «Динамо», узбекский «Андижан» и таллинское «Динамо».Тренировал более десятка команд из низших дивизионов чемпионата СССР. Наибольшую известность приобрел, когда в 1991 году возглавил сочинскую «Жемчужину» (1991 – 1997, 2000, 2003).