Евгений Ловчев: Марадона – небожитель, даже своей рукой Бога он сделал для футбола больше остальных

Эксперт «Советского спорта» – о величии Диего Марадоны, которого не стало 25 ноября 2020 года.
Евгений Ловчев: Марадона – небожитель, даже своей рукой Бога он сделал для футбола больше остальных
25 ноября 2020 20:47
автор: Юрий Волохов

- Марадону часто сравнивали с Пеле: кто из них король футбола на все времена. Да и сам он часто говорил, что он лучше Пеле. Видимо, для него это был больной вопрос, - вспоминает Ловчев.

В моей табели о рангах Бог футбола – это все-таки Пеле. Немного ниже Бога идут облака, на которых обитают небожители – это Франц Беккенбауэр, Мишель Платини, Йохан Кройф, и, конечно, сегодняшние - Лионель Месси и Криштиану Роналду. Среди этих небожителей и Марадона. Но он находится на облаке, расположенном немного выше всех остальных.

Думаю, он сделал несопоставимо много для популяризации футбола, и не только своей гениальной игрой, но и тем легендарным проходом, завершившимся голом в матче с англичанами на чемпионате мира в Мексике в 1986 году, и даже той же рукой Бога в том же самом матче.

А многие остальные, в общем-то, великие футболисты, все-таки пребывали на земле, в отличие от небожителей уровня Марадоны.

Помню, как он приехал в Москву на матч Кубка Дэвиса, когда играли Россия и Аргентина. И перетянул на себя все внимание публики и журналистов.

На чемпионате мира в Германии в 2006 году я был на матче, когда играла Аргентина. Так вот, в вип-ложе сидели Беккенбауэр, он был председателем оргкомитета турнира, и Йозеф Блаттер, президент ФИФА. Марадона расположился в другой ложе, немного ниже. И я видел, как в перерыве не Диего поднялся к ним, а они спустились к нему, чтобы поприветствовать.

Мне кажется, что Марадона и Бекхэм – это два человека, которые стали основоположниками околофутбольного шоу-бизнеса. Ведь и после завершения карьеры Марадона сделал для популяризации футбола едва ли не больше действующих игроков.

Профессиональный футбол не добавляет здоровья. Двенадцать лет назад мне сделали операцию по шунтированию на сердце. Тогда мне было ровно столько лет, как сейчас Марадоне. Он износил свой организм на поле, потому что отдавался великой игре полностью.

Когда мне позвонили, сообщили, что умер Марадона, я воспринял это как личную трагедию.