СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

Легионеры приходят в «Спартак» и уходят, быстро перелистывая эту страничку биографии и переключаясь на новую жизнь. А поляк Войцех Ковалевски почему-то постоянно возвращается к старой. Раз в году, во время летнего отпуска, он обязательно приезжает на недельку в Москву: встречается с бывшими партнерами и болельщиками, посещает матчи «Спартака». Селится не в Москве, а поблизости от базы в Тарасовке. В интервью «Советскому спорту» Ковалевски объяснил, почему прошлое никак его не отпустит…

Отношения внутри «Спартака» в начале 2007 года были непростые – команда стала потихоньку распадаться на группировки. И там, где был капитан Титов, не было Ковалевски. В самом клубе усилились подводные течения: готовилась почва для отставки Федотова. У футболистов накопилось раздражение, множество претензий – к тогдашнему руководству, друг к другу. Тот период Ковалевски окрестил «концом коллектива». Самого же Войцеха тогда убрали из состава, припомнив ошибки, ставшие решающими. В одночасье он стал третьим вратарем после Плетикосы и Хомича.

Об этом сложном периоде в своей жизни Ковалевски вспоминал на днях у могилы Федотова. На Новодевичье кладбище он приехал со своим другом и партнером по «Спартаку» Алексеем Зуевым

«Я ПРОСИЛ ПРОЩЕНИЯ У ФЕДОТОВА»

— На могильном холмике мы увидели фотографию — Григорьич в своем любимом красно-белом галстуке. Он считал его фартовым, надевал на матчи Лиги чемпионов. Я успел попросить прощения у Григорьича при жизни. В свой последний день в «Спартаке» позвонил, поблагодарил и извинился.

— В чем провинились, Войцех?

— Он стоял за нас. А мы многого не понимали. И достойно отплатить ему не удавалось. За это и извинился. Для многих из нас Григорьич был как отец. У многих людей с родным отцом случаются конфликты и недопонимание, с Григорьичем же особенные отношения сложились. А теперь его нет с нами…

— Но именно при Федотове вы потеряли место в составе.

— Было ясно, что топор уже занесен. Руководство приступило к поискам нового вратаря. Федотов, помню, вызвал меня и говорит: «Не смогу тебя отстоять, поздно…». Я ответил: «Понимаю, от вас в данном случае мало что зависит».

— Станислав Черчесов объяснял вашу нестабильность в том числе «слишком близкой» дружбой с конкурентами Хомичем и Зуевым.

— А я счастлив, что не отношусь к категории людей, у которых вообще нет друзей. Мне есть кого посетить в Москве. Дедура, Баженов, Бояринцев, Быстров, Зуев… У меня много друзей в России, которые не являются футболистами.

— Стипе Плетикоса, пришедший вам на смену, весной потерял место в основе и теперь хочет уйти из «Спартака».

— Я узнал о том, что Стипе больше не в основе, посмотрев очередной матч «Спартака» по греческому телевидению. Причины рокировки с Джанаевым мне неведомы. Но очевидно, что в премьер-лиге в связи с лимитом на легионеров теперь ориентируются на российских вратарей.

— Что заставляет вас смотреть матчи премьер-лиги? Ностальгия?

— Она присутствует, конечно. Как я могу забыть теплоту болельщиков? Как трогательно они встретили меня в «Шереметьеве»! Молодой человек по имени Миша подарил мне баннер, который последний год-два вывешивался на всех матчах: «Войцех навсегда». Надеюсь, Миша, ты сделаешь копию и растянешь ее, как прежде. Честно говоря, на матче с «Химками» чаще смотрел на сектор, а не на поле.

— Как вам «последний хит» — побег Кариоки на родину?

— Что это за отношение к делу, к коллективу?! Как бы в следующий раз не бросил команду прямо во время матча! А он так и сделал, как мне рассказали, в матче с «Локо» нарочно подзатыльник дал кому-то (Глушакову.Прим. ред.) Я не понимаю таких людей. Не знаю, как теперь Кариока вернется в команду.

«МОЙ СЫН БУДЕТ ИГРАТЬ ЗА «СПАРТАК»

— Как оцениваете изменения в «Спартаке» за последний год?

— Была одержана долгожданная победа над ЦСКА. А я ни разу не обыгрывал армейцев, возможно, для меня это «пунктик» на всю жизнь. Удивился, что после той победы команда почему-то сникла и завершила чемпионат середняком. Желаю Карпину удачи со «Спартаком». Надеюсь, мы еще поплачем на стадионе и у телевизоров.

— ?!.

— «Спартак» — такая команда, в которой нередки потрясения, которая отнимает много нервов у всех неравнодушных к ней. И когда спартаковцы добьются своей цели, они не смогут удержаться, чтобы не заплакать. От радости, разумеется.

— Пошла мода: чуть ли не все бывшие спартаковцы заявляют в прессе о своем желании вернуться в клуб в качестве тренеров или функционеров. Присоединитесь?

— Видимо, мне придется вернуться в «Спартак» в качестве игрока, чтобы «пунктики» не беспокоили — обыграю ЦСКА, выиграю золото... Не знаю, как сложится в будущем, но недавно в моей семье произошло нечто знаменательное. Сын Михал, которому три годика, выдал: «Вырасту — буду играть в «Спартаке». Я спрашиваю Аню, жену: «Откуда он это взял?». Мы никогда не обсуждали с Михалом «Спартак». Он видел всего один матч этой команды — в возрасте пяти месяцев – и помнить его не может. К телевизору мы его особо не подпускаем, Интернетом пользоваться не умеет…

«ПОСЛЕДНИЙ РАЗ КОМАНДА БЫЛА ПРИ СТАРКОВЕ»

— Ваше объяснение неудач «Спартака», всякий раз оступавшегося в гонке за золото, общеизвестно: не было согласия в коллективе.

— Когда-то атмосфера в «Спартаке» была отличная. Мы играли сначала за Старкова, потом за Федотова. Я серьезно – за тренеров бились. Но одновременно с тем идиллия спортивного коллектива постепенно сходила на нет. Люди в команде, которые должны были брать на себя ответственность в сложных ситуациях, не делали этого. И начинались метания, брожения… Тут же крутились люди, у которых была четкая задача — развалить коллектив. И они сделали свое дело, все получалось!

— Что за люди?

— Скажем так, «околокомандные». А еще были сотрудники в клубе, которых я бы называл минималистами по жизни. Для них важнее всего тепленькое местечко, а все остальное — по барабану. Переживаний за дело и инициативы — ноль. Не знаю, работают ли они ныне в «Спартаке», но быть их не должно. Если они прочитают эти строчки, то наверняка съязвят: «Напускал Ковалевски «бабочек», а теперь ищет виноватых». Нет, не ищу… Мне остается лишь согласиться с Егором Титовым, сказавшим: «Последний раз настоящая Команда у нас была при Старкове».

На совете капитанов, в который, помимо меня, входили Аленичев, Титов, Калиниченко, главный тренер просил: «Помогайте, обращайте внимание на игроков, которые не проходят в состав». Благодаря Старкову мы общались семьями, обсуждали друг с другом вопросы прямо и открыто, мы не знали недопонимания. Александр Петрович ко всем игрокам относился объективно. Пусть Паша Погребняк не согласится, но таково мое мнение.

— Почему же игроки, прочитав обличительное интервью Дмитрия Аленичева, не заступились за Старкова?

— Мы могли пойти наверх все вместе, но не пошли. Все были в шоке от интервью Димы. Он действительно был нашим лидером, авторитетом. Но, когда вышло интервью, мы перестали что-либо понимать: с чего вдруг, почему? Считаю, что все неудачи, которые случились со «Спартаком» впоследствии, были последствиями той отставки.

— Удивительный случай произошел во время зимних сборов: лидеры команды пришли к Карпину, чтобы отстоять массажистов Прохорова и Семакина, которых он решил уволить.

— Я знаю этих массажистов как настоящих профессионалов и людей, которые делали очень много на благо команды. Опытные игроки обратились к Карпину, потому что уже получили жизненный опыт. Они помнят, как и почему наш коллектив разрушался в прошлом, и не хотят повторения.

«Я НЕ ВОСПРИНИМАЛ СЛОВА ШАВЛО»

— Полтора года назад мы узнали от вас, что из Титова капитан неважный, потому как не отстаивает интересы команды перед руководством. Остались при своем мнении?

— Я произнес неправильные слова. Слишком много эмоций. Я был неправ. Надо было бы встретиться с Егором в неформальной обстановке, как это случалось при Старкове, и спокойно обсудить все наши проблемы. Егору как капитану было виднее, как вести диалог с руководством клуба. Он понимал в этом вопросе больше меня.

— Почему вы ополчились на то самое руководство?

— Хватало нюансов… Такого бреда иногда от них наслушаешься – желание выходить на поле отпадало. Я теперь думаю: может, специально перед матчем «партсобрания» в раздевалке устраивали, чтобы из себя вывести команду?

— Это вы про знаменитые накачки гендиректора Сергея Шавло?

— Мы спрашивали у Григорьича: «Зачем он в раздевалку приходит?». Я как-то раз сказал Сергею Дмитриевичу, но без злобы: «Заканчивайте вы со своими визитами». Но он, по-моему, меня не понял. Как гендиректор, считал своей задачей приходить и читать нравоучения, наставлять. Его слова абсолютно не воспринимались. Мной, во всяком случае.

«ПОДАРОК ОТ ФЕДУНА ПОНЕМНОГУ РЖАВЕЕТ»

— Логики не прослеживается: польский вратарь, желавший продолжить карьеру в России, уезжает в Грецию…

— Поступило предложение от «Ираклиса», я согласился. Главное, чтобы были условия для семьи. В Салониках жизнь спокойная, без стрессов. Там нет такой «движухи», как в Москве. Мы живем в пригороде рядом с морем. Красота! Я связан контрактом с греческим клубом еще на год, но есть и другие варианты.

— Подарок от Леонида Федуна – джип «Хаммер» – остается при вас?

— Этот «грузовик» стоит в гараже и ржавеет понемногу. Раньше я на этом джипе ездил из Москвы в Польшу и обратно, 30 тысяч пробега набежало. Но в последнее время почти не езжу на нем. Почему не продаю? Сын влюблен в эту машину. Михал забирается в салон и представляет себя водителем.

«В «ИРАКЛИСЕ» ПРОВОЦИРОВАЛИ НА ДРАКУ»

— Ваш «Ираклис» никак не отнесешь к грандам.

— Закончили чемпионат на десятом месте. До еврокубковой зоны не хватило всего шести очков. Хотелось большего. Но все по заслугам. В команду перед сезоном пришло 14 новых игроков, только при мне сменилось четыре тренера. Откуда взяться стабильности?

— Вы сможете вернуться на прежний уровень, скажем, удачного 2005-го?

— В минувшем сезоне у меня был отрезок из восьми игр, в которых я выглядел не хуже, чем четыре года назад. Всего в чемпионате провел 25 матчей из 30 плюс два на Кубок Греции.

— Кто ваши конкуренты по амплуа?

— Два грека и албанец. Все они моложе меня. Работоспособные ребята, но у них нет международного опыта, и ставку делали на меня.

— В Греции вы остаетесь тем же суровым Ковалевски, который запомнился в России?

— На поле я стал другим. Никакой экспрессии. На это повлиял менталитет греческого народа. Там игроки показывают характер в игре, если их гладишь по головке. У русских другой менталитет – более воинственный, бойцовский. Чтобы завести русских, надо грозно выглядеть и управлять ими в том же духе во время игры. Языковой барьер, конечно, сказывается – что могу донести до русского человека, греку не объяснить.

— А как интервью даете?

— Вообще не даю. Я греческим журналистам говорю одно, а они пишут что хотят. Участвовал в одной пресс-конференции, на которой мне помогала русскоязычная девушка из клуба. Из партера предлагают: «Учили бы греческий язык!» Я ответил: «А может, необязательно?»

— В «Спартаке» вспоминают, как в раздевалке вы остро переживали неудачи и хватали защитников за грудки. Греческим партнерам доставалось?

— Никого пока не тронул. Был интересный момент: один партнер стал провоцировать меня на драку, прямо-таки нарывался на побои. Но я точно знал: таким изощренным способом – получив по физиономии — парень пытается уйти в другую команду. Чтобы сказать руководству: мол, меня бьют, давайте расторгать контракт. Тренер, наблюдавший за этой сценой, подошел ко мне и поблагодарил: «Спасибо, Войцех, что не ударил». Да я вообще стал спокойным до невозможности! В какой-то момент сосредоточился на себе. Приходил в раздевалку, растирался, переодевался и молча читал газету. Потом приходил тренер по вратарям и приглашал к разминке.

— Кстати, в чем заключался ваш конфликт с прежним тренером греком Кацавакисом?

— Конфликт не футбольный — личностный. У этого тренера, мне кажется, с самим собой были проблемы. Он усадил меня на скамейку, а болельщики в отместку хотели устроить погром в офисе клуба. Как водится, пресса раздула скандал, но я ни слова не произнес.

— Как складываются ваши отношения с новым наставником, Олегом Протасовым?

— Мы только познакомились…

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Войцех КОВАЛЕВСКИ

Вратарь

Родился 11 мая 1977 г.

Рост 189 см. Вес 86 кг.

Карьера: «Вигры» Польша (1996–1997), «Легия» Польша (1997–2000, 2001), «Дискоболия» Польша (2000), «Шахтер» Украина (2002–2003), «Спартак» Москва, Россия (2003–2007), «Корона» Польша (2008). С 2008 г. в греческом «Ираклисе». За сборную Польши провел 10 матчей.

Достижения: чемпион Польши (2001), чемпион Украины (2002), обладатель Кубка Украины (2002), серебряный призер чемпионата России (2005, 2006).

ОТВЕТНОЕ СЛОВО

ЕГОР ТИТОВ: БУДЕМ ОБЩАТЬСЯ, ВОЙЦЕХ!

Для полузащитника астанинского «Локомотива» Егора Титова слова Войцеха Ковалевски не стали откровением.

— Когда Войцех через прессу высказал резкое мнение в мой адрес, я не воспринял это всерьез. Был уверен: это эмоции, какое-то недоразумение. Допускаю, кто-то наговаривал на меня Войцеху. А теперь он понял, что в тех ситуациях, что возникали в «Спартаке», едва ли я мог изменить что-то… Никогда не держал зла на Войцеха, потому что знаю, что он нормальный и порядочный парень. Был бы рад встретиться, пообщаться. Правда, неясно, где нам пересекаться – он в Греции, я в Казахстане. И номера телефонов у нас сменились. Но это не проблема – разыщем…

Связанные материалы: