ЕВРОФУТБОЛ
Кадры

ДМИТРИЙ ЧИГРИНСКИЙ. В «Барселоне» до него играли лишь двое из постсоветского пространства: россиянин Игорь Корнеев и белорус Александр Глеб. Попасть в такой клуб при всем желании не смог даже самый раскрученный ныне из россиян Андрей Аршавин. А 22-летнего Чигринского купили за рекордные 25 миллионов евро. И контракт пятилетний!

После недавних матчей за сборную Украины Дмитрий отправился к новому месту работы. Корреспондент «ССФ» предложил ему присесть на дорожку.

«БУДУ ВСЕ ВПИТЫВАТЬ КАК ГУБКА»

– Дмитрий, когда «Шахтер» в 2004-м играл против «Барселоны», вы поменялись футболками с Карлесом Пуйолем – своим нынешним конкурентом за место в составе «сине-гранатовых». Сохранили ее?

– Да, она там же, где и все другие памятные – в специальном шкафу с прозрачными стеклами в Хмельницком у моих родителей. Отец заботится об этой коллекции.

– Не смущает, что, по-видимому, вы были приобретены на перспективу – в качестве смены Пуйолю?

– Руководство клуба и наставник команды Хосеп Гвардиола ясно дали понять, что всерьез рассчитывают на меня. Но я отдаю себе отчет в том, что дальше все будет зависеть от меня самого. Гарантий мне никто не дает. Каталония – это особый регион Испании. Я об этом уже много наслышан. Я буду стараться как можно быстрее найти общий язык с партнерами по команде, буду все впитывать как губка. Буду учить каталонский язык.

– До вас за «Барселону» выступали россиянин Игорь Корнеев и белорус Александр Глеб. Оба в «Барселоне» так и не заиграли. Вас эти примеры не настораживают?

– Как сказал бы Штирлиц, здесь нет никакой связи. Ситуация с Глебом – еще одно свидетельство, что не бывает в таких командах, как «Барселона», чтобы все с ходу шло красиво и гладко. Ведь до переезда в Каталонию парень играл на очень приличном уровне в Германии и Англии. Поэтому мне нужно быть готовым ко всему. Откровенно говоря, я и не жду, что у меня в моей новой команде сразу все пойдет как по маслу.

– Когда после первого раунда переговоров между клубами было принято решение, что Чигринский остается в Донецке, у вас на душе кошки не скребли?

– Нет. На определенном этапе мы все обговорили с президентом и действительно приняли решение, что я остаюсь в «Шахтере». После первой игры в отборе Лиги чемпионов с «Тимишоарой» я перестал следить за информацией, связанной с моим переходом в «Барселону». Брат Виктор продолжал просматривать испанскую прессу, но даже он мне ничего не говорил о том, что переговоры с «Барселоной» еще не свернуты. Потом, когда обстоятельства изменились, президент (Дмитрий исключительно так называет Рината Ахметова. – Прим. ред.) сам со мной связался. Сказал, что я себя профессионально повел в этой ситуации. Но теперь, когда Лига чемпионов от нас ушла, было бы нечестно по отношению ко мне не продолжить переговоры с «Барселоной». Тем более что каталонский клуб был не против. Для меня этот звонок стал приятным сюрпризом.

– Что было дальше?

– Перед ответной игрой с турецким «Сивасcпором» в рамках квалификации Лиги Европы меня вызвал наш тренер Мирча Луческу. Сказал, что «Барселона» уже готова выплатить за трансфер 25 миллионов евро. Добавил, что, скорее всего, я уйду. Дескать, такая цифра – имидж для всех нас. Между тем на носу был матч на Суперкубок Европы в Монако. С «Барселоной». И Мистер (так зовут Луческу в «Шахтере». – Прим. ред.) сразу подчеркнул, что ему очень важно, чтобы я помог в этой игре. На следующий день мы собрались в отеле уже втроем – с президентом. Он меня поздравил с тем, что решение принято.

– «Барселона» ведь не хотела, чтобы вы играли против нее в Монако.

– Для меня это было очень необычно. Не каждый день играешь против команды, с которой через два дня собираешься подписывать контракт. Плюс Луческу сказал, что «Барселона» действительно оказывает давление на «Шахтер» – с тем, чтобы я не играл. Но я быстро разобрался в собственных ощущениях. Ведь этой игрой я подводил черту под моим семилетним пребыванием в команде «Шахтер». Плюс я всегда хотел сыграть в Суперкубке Европы. Утром в день поединка я сказал Мистеру, что у меня нет никаких сомнений в том, что мне следует выйти на поле.

– Когда Александр Глеб переходил в «Барселону» из лондонского «Арсенала», Арсен Венгер ему на прощание сказал: «Ты идешь в великую команду. Но и уходишь ты тоже из великой команды». Что вам на прощание сказал Мирча Луческу?

– Мистер меня поддержал. Пожелал удачи и сказал: «Дима, мой воспитанник уехал в «Барселону» – это важно и для меня, и для имиджа клуба. Я сам тренировал «Интер», поэтому знаю, что это такое – работать в великих командах». В его глазах я видел искреннюю радость.

В МЕНЕДЖЕРЫ ПРИГЛАСИЛ БРАТА

– Когда президент «Барселоны» Жоан Лапорта впервые приезжал в Донецк вести переговоры о вашем переходе, он встречался с вами?

– Нет. Было решено, что я вступаю в переговорный процесс только после того, как клубы договорятся между собой. После этого я должен был пройти медобследование и провести переговоры по условиям личного контракта.

– У вас не было боязни, что не сможете пройти медобследование?

– Сказать, что я совсем не волновался, было бы неправдой. Знал, что в таких клубах все делают весьма основательно. Было немало прецедентов, когда у игроков находили какие-то проблемы со здоровьем и срывались уже почти подписанные контракты. Но, с другой стороны, я был уверен, что у меня со здоровьем все в порядке.

– Чем-то медобследование в «Барселоне» удивило?

– Не особо. Сдавал физические тесты. Бегал с датчиками. Врачи проверяли мою функциональную готовность – как организм реагирует на нагрузки, как адаптируется к ним. Посмотрели на разных аппаратах мои суставы, мышцы. Все это заняло около четырех часов. Никаких изъянов не нашли.

– А сколько шли переговоры по условиям личного контракта?

– Там все решилось относительно быстро. Я сам не люблю в этом участвовать. Привык заниматься тем, чем мне положено. И у меня вообще никогда не было ни менеджера, ни агента. Потому что в «Шахтере» отношение ко мне со стороны президента было потрясающим, мне было грех на что-то жаловаться. Но когда решился вопрос с «Барселоной», у меня оставалось менее двух суток, чтобы найти себе менеджера. Мой выбор пал на родного брата Виктора, который прекрасно знает английский язык и имеет серьезный опыт общения с людьми. Брат и согласовывал детали личного контракта с финансовым директором «Барселоны» Раулем.

– 25 миллионов евро, которые «Барселона» заплатила за ваш трансфер, не только рекорд «Шахтера», но и всего клубного украинского футбола. На вас подсознательно не давит эта цифра?

– После тех трансферов, которые были совершены в европейском футболе в нынешнее межсезонье, эта сумма не кажется чем-то из ряда вон выходящим. Да и, как известно, цифры в футбол не играют. Увы, но есть немало примеров, когда за футболистов выплачивали сумасшедшие деньги, но они не могли себя реализовать, терялись в новой команде. Поэтому я об этом абсолютно не думаю. Но мне, конечно же, не хочется подводить людей, которые проявили такую настойчивость и искренне верят в меня.

– Тимощук, когда переезжал из Питера в Мюнхен, взял с собой целую команду – личную массажистку, личного повара, личного пресс-атташе. У вас тоже будет что-то подобное?

– Нет. В моей команде – только брат Виктор. Надеюсь в ближайшее время разрешить жилищный вопрос. Я еще не знаю, что буду снимать – квартиру или дом. Особая роскошь мне не нужна. На повестке дня стоят другие задачи: побыстрее адаптироваться в «Барселоне», побыстрее освоить каталонский язык.

– Что-то по-каталонски уже можете?

– Пока что хвастать нечем. На каталонском могу сказать «добрый день», «спасибо», «не за что». И футбольные термины. Но уже в ближайшее время клуб мне выделит толкового репетитора, с которым буду заниматься по 30-40 минут после каждой тренировки.

– А как вы общались на протокольном ужине в Барселоне с Жоаном Лапортой, спортивным директором Чики Бегиристайном и финансовым директором Раулем?

– На английском языке. На разговорном уровне я вполне могу общаться. Плюс секретарша Лапорты владеет русским языком. Так что ужин прошел в душевной и непринужденной обстановке. С Раулем мы познакомились в Монако. Он мне сразу кого-то стал отчетливо напоминать. Я долгое время не мог понять, кого именно. А на ужине меня осенило – он же копия лейтенанта Коломбо из детективного сериала. Я ему так и сказал. Все смеялись, а Рауль начал меня подтравливать – как в фильме, делал характерный жест и говорил «И еще…». И так несколько раз. Неплохо вжился в роль Коломбо.

– Ваш дебют в «Шахтере» на евроарене в 2004 году пришелся, как и прощание, на матч с «Барселоной». Верите, что это было не случайно?

– И в самом деле в этом есть что-то символичное. Дебютировал в еврокубках поединком с «Барселоной». И финишировал тоже. Я сторонник теории, что ничто не происходит случайно.

ПРОЗВИЩЕ «ИИСУС» НЕ ПРИЖИЛОСЬ

– Давайте отвлечемся от футбола. В наше время не иметь в 22 года девушки преуспевающему футболисту – это нонсенс. Как до такой жизни дошли?

– Я всегда очень сильно дорожил своей свободой. И сейчас хочу полностью распоряжаться своим свободным временем. А его у профессионального футболиста, выступающего и за клуб, и за сборную, очень мало. Конечно, есть девушки, которые всегда подстроятся и поймут парня, если он футболист. Но любая ценит внимание. А я просто не хочу загонять себя в какие-то рамки. Иметь какие-то обязательства перед кем-либо.

Но это не означает, что для меня не существует противоположного пола. Есть у меня немало знакомых дивчин. Просто я никого за нос не вожу, акценты расставляю сразу. Чтобы не было потом никаких претензий. Я совсем не аскет.

– А еще вы один из немногих футболистов, которые не увлекаются машинами. В Донецке у вас был личный водитель. Получить права – нет даже в планах?

– Пока что не собираюсь. Все банально – не привлекает меня это дело.

Вы не обижаетесь, когда говорят, что у вас внешность типичного священнослужителя? Когда вас впервые назвали «Иисусом»?

– По-моему, года четыре назад Артур Глущенко, один из работников «Шахтера», меня так назвал. Сказал, дескать, ты такой небритый и заросший, прямо как Иисус. Но это прозвище не прижилось.

– Когда у вас появилась длинная прическа?

– Семь лет назад – когда попал в команду «Шахтер». До этого был коротко пострижен.

– Вы закончили Донецкий государственный университет управления по специальности «Интеллектуальная собственность». Неужели самостоятельно писали дипломную работу размером в 500 страниц?

– Да. Для дипломной работы я взял пример постановки работы в ФК «Шахтер». В клубе мне предоставили информацию по цифрам. А дальше уже было несложно – нужно было объяснить, как работает такой механизм. На защите диплома я это рассказал за семь минут.

P.S.

В минувший уик-энд состоялся официальный дебют Дмитрия Чигринского за «Барселону». В гостевом матче против «Хетафе» (2:0) защитник провел на поле все 90 минут и удостоился похвалы от наставника сине-гранатовых Хосепа Гвардиолы. Тренер признал, что Чигринский «сыграл идеально».

Дмитрий ЧИГРИНСКИЙ

Родился 7 ноября 1986 в городе Изяславе, Хмельницкая область, Украина.

Рост 190 см, вес 81 кг. Амплуа: защитник. В 14 лет из футбольной школы львовских «Карпат» переехал в школу донецкого «Шахтера».

Выступал за команды: «Шахтер» Донецк (2003-2009, с перерывом), «Металлург» Запорожье (2005-2006), «Барселона», Испания (с августа 2009 года). Игрок национальной сборной Украины.

Достижения: чемпион Украины (2006, 2008), серебряный призер чемпионата Украины (2007), обладатель Кубка Украины (2008), Кубка УЕФА (2009), заслуженный мастер спорта Украины (2009). Серебряный призер молодежного (до 19 лет) чемпионата Европы, включен в символическую сборную турнира (2006). Участник чемпионата мира-2006.

Связанные материалы: