Галимзян Хусаинов. «…А еще он лучше всех делал аджику!» - Советский спорт

Матч-центр

  • 17-й тур
    окончен
    Зенит
    Рубин
    1
    2
  • Футбол08 февраля 2010 11:18Автор: Ларчиков Геннадий

    Галимзян Хусаинов. «…А еще он лучше всех делал аджику!»

    ПАМЯТЬ ГАЛИМЗЯН ХУСАИНОВ. Он давно и серьезно болел. Но печальная весть о смерти Галимзяна Салиховича, облетевшая футбольную Россию 5 февраля, все равно была неожиданной. Летом Галимзяну исполнилось бы 73 года. В памяти всех своих многочисленных друзей Гиля, как его ласково называли, навсегда сохранится молодым. В этом лишний раз убеждают снимки из семейного альбома Хусаиновых, который «ССФ» перелистал с бывшими партнерами знаменитого спартаковца.

    ГАЛИМЗЯН ХУСАИНОВ. Он давно и серьезно болел. Но печальная весть о смерти Галимзяна Салиховича, облетевшая футбольную Россию 5 февраля, все равно была неожиданной. Летом Галимзяну исполнилось бы 73 года. В памяти всех своих многочисленных друзей Гиля, как его ласково называли, навсегда сохранится молодым. В этом лишний раз убеждают снимки из семейного альбома Хусаиновых, который «ССФ» перелистал с бывшими партнерами знаменитого спартаковца.

    – Галимзян Хусаинов пришел к нам в «Спартак» из «Крыльев Советов», когда я помогал Никите Павловичу Симоняну, – вспоминает олимпийский чемпион Анатолий Исаев. – Мы пригласили футболиста, а он оказался еще и отличным игроком в русский хоккей. А поскольку 50 лет назад редко кто из нас уезжал отдыхать из Москвы, мы и в отпуске продолжали собираться на катках, играли в хоккей. Однажды к нам присоединился Гиля и сразу был включен в команду, выступавшую в первенстве Москвы. На льду он был таким же техничным и быстрым форвардом, как и на футбольном поле.

    – Летом 1964 года сборная СССР встретилась в Мадриде в финале Кубка Европы, – вспоминает защитник Виктор Шустиков. – Мы проиграли со счетом 1:2. Единственный мяч у нас забил Хусаинов. Видимо, поэтому на заключительном банкете тренер Константин Иванович Бесков посадил его рядом с собой. Все были расстроены. Единственным утешением для Галимзяна, наверное, были слова Константина Ивановича: «Гиля, теперь я жалею, что не взял тебя в ЦСКА. Каюсь. Не увидел в тебе великого футболиста. А вот хозяин «Реала» Сантьяго Бернабео после игры поинтересовался у меня, сколько миллионов ты стоишь. Пришлось отправить его к Никите Хрущеву».

    – Трогательный снимок, – не без слез говорит Ольга Гавриловна Ивакина – жена бывшего вратаря «Спартака», близкая подруга семьи Хусаиновых. – На нем Гиля вместе с верной женой Любовью Леонидовной. Встретились они в конце 1950-х годов в Куйбышеве. И сохранили любовь почти на полвека. Хотя, как рассказывала мне Люба, это не было любовью с первого взгляда. Будущая жена Хусаинова хорошо знала многих футболистов «Крыльев Советов», тренировавшихся на соседнем с ее домом стадионе «Динамо», и когда ее познакомили с Галимзяном, она не придала этому большого значения. Но Гиля выбрал очень неожиданный путь к ее сердцу. Пока Люба ходила на свидания, Гиля терпеливо дожидался Любиного возвращения в обществе ее матушки. И в конце концов добился своего.

    У них сложилась непростая жизнь. Тут и гибель двухлетней дочери, и гилина болезнь Альцгеймера вскоре после завершения карьеры. Он мог заблудиться, как говорится, в трех соснах. Поэтому Люба всегда и везде сопровождала его. Но, как не раз говорила Любовь Леонидовна, если бы все начать заново, она опять выбрала бы Галимзяна и весь этот нелегкий путь с ним.

    – У Гили на первом плане был, конечно, футбол. Тем не менее жил он не только им, – рассказывает Евгений Ловчев, который, несмотря на немалую разницу в возрасте, дружил с Хусаиновым и после ухода из «Спартака». – Например, Галимзян очень любил джазовую музыку, особенно ему нравился Луи Армстронг. У футболистов и тогда были возможности часто бывать за границей. В каждой поездке Гиля покупал пластинки и собрал всю коллекцию Армстронга. Когда за рубеж отправлялся кто-нибудь из его друзей из других команд, Гиля давал ему деньги и список нужных пластинок, причем с указанием даже артикулов.

    А еще Гиля был большим любителем ходить на рынок и готовить всевозможные специи. Особенно хорошо у него получалась аджика. Я, по крайней мере, лучшей приправы, чем аджика Хусаинова, не ел.

    Было еще одно хобби – баня. Парился он страстно. Это, наверное, национальная черта. Не секрет, что во многих московских банях работают татары, и, куда бы нас ни пригласил Галимзян, двери всегда и везде были открыты. А после парной мы обязательно шли обедать в какой-нибудь ресторан. Стоило Гиле сказать официанту, чтобы он передал привет шеф-повару от Хусаинова, как на нашем столе тут же появлялась скатерть-самобранка.

    – Я благодарен судьбе за встречу с таким удивительным игроком и человеком, каким был Гиля, – делится впечатлениями бывший тренер «Спартака» Никита Павлович Симонян. – В нем сочетались и высокое профессиональное мастерство, и поразительная скромность. Это был золотой человек!

    Помню, однажды в Иране в турнире мы вышли в финал. Наш соперник определился во встрече между сборными Ирана и Пакистана. Хозяевам надо было выиграть со счетом 8:0! И они с помощью арбитров эту задачу решили. Когда перед решающим матчем журналисты спросили у капитана Хусаинова, не страшно ли играть с командой, которая забивает по восемь мячей, Хусаинов ответил уверенно: «Если надо, русские танки летают». И в финале мы действительно летали, а Галимзян забил один мяч из двух победных.

    На фото я по случаю 70-летия Хусаинова после благотворительного матча вручаю юбиляру цветы и подарок.

    – Этот снимок я бы прокомментировал так: маленький гигант большого футбольного роста, – говорит Геннадий Логофет. – Видите, как невысокий Галимзян, получив кубок, сразу подрос на целый метр. Вообще-то ему не привыкать держать в руках престижную вазу. Это была его третья кубковая победа. Жарким летом 1971 года мы два вечера подряд играли в финале с ростовским СКА. Первый матч закончился вничью – 2:2, причем первый мяч у нас забил Гиля. На следующий день в переигровке наш капитан буквально тащил нас к победе. Именно он организовал острую атаку, которую победным ударом завершил Николай Киселев.

    – Неофициальным шахматным чемпионом среди футболистов безоговорочно называли нашего капитана Игоря Нетто, – вспоминает Алексей Парамонов. – На снимке два ветерана «Спартака» – защитник Юрий Седов (справа) и Игорь Нетто разыгрывают очередную партию, а новичок команды Галимзян Хусаинов наблюдает.

    Однажды он все-таки сразился с Нетто и, что удивительно, победил. Произошло это летом 1962 года в аэропорту Сантьяго, когда наша сборная возвращалась из Чили с чемпионата мира. В ожидании вылета Нетто предложил Хусаинову сыграть на «интерес». На кон Гиля поставил новую пластинку, а Игорь – красивую фарфоровую только что купленную в «дьюти фри» вазу с изображением золотых рыбок. Хусаинов выиграл, и рыбки «приплыли» в его квартиру.