Переход в «Спартак» стал бы повторением пройденного. «ССФ» поговорил с Александром Самедовым - Советский спорт

Матч-центр

  • 16-й тур
    2-й тайм
    Хетафе
    Реал Сосьедад
    1
    0
  • Манчестер Сити
    Эвертон
    2
    0
  • 15-й тур
    начало в 17:30
    Ганновер-96
    Бавария
    0
    0
  • 15-й тур
    начало в 17:30
    Штутгарт
    Герта
    0
    0
  • 15-й тур
    начало в 17:30
    Фортуна
    Фрайбург
    0
    0
  • 15-й тур
    начало в 17:30
    Аугсбург
    Шальке-04
    0
    0
  • 15-й тур
    начало в 17:30
    Айнтрахт Ф
    Байер
    0
    0
  • 15-й тур
    начало в 17:30
    Хоффенхайм
    Боруссия М
    0
    0
  • 15-й тур
    начало в 17:30
    РБ Лейпциг
    Майнц
    0
    0
  • 17-й тур
    начало в 18:00
    Брайтон энд Хоув Альбион
    Челси
    0
    0
  • 17-й тур
    начало в 18:00
    Саутгемптон
    Арсенал
    0
    0
  • 17-й тур
    начало в 18:00
    Тоттенхэм Хотспур
    Бёрнли
    0
    0
  • 17-й тур
    начало в 18:00
    Уотфорд
    Кардифф Сити
    0
    0
  • 17-й тур
    начало в 18:00
    Вулверхэмптон
    Борнмут
    0
    0
  • 17-й тур
    начало в 18:00
    Хаддерсфилд Таун
    Ньюкасл Юнайтед
    0
    0
  • 17-й тур
    начало в 18:00
    Ливерпуль
    Манчестер Юнайтед
    0
    0
  • 17-й тур
    начало в 18:00
    Кристал Пэлас
    Лестер Сити
    0
    0
  • 16-й тур
    начало в 18:15
    Вальядолид
    Атлетико М
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 19:00
    Дижон
    ПСЖ
    0
    0
  • 16-й тур
    начало в 20:00
    Интер М
    Удинезе
    0
    0
  • 15-й тур
    начало в 20:30
    Боруссия Д
    Вердер
    0
    0
  • 16-й тур
    начало в 20:30
    Реал Мадрид
    Райо Вальекано
    0
    0
  • 17-й тур
    начало в 20:30
    Фулхэм
    Вест Хэм Юнайтед
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 22:00
    Реймс
    Страсбург
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 22:00
    Нант
    Монпелье
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 22:00
    Амьен
    Анже
    0
    0
  • Футбол11 января 2012 17:52Автор: Ванденко Андрей

    Переход в «Спартак» стал бы повторением пройденного. «ССФ» поговорил с Александром Самедовым

    Александр Самедов поиграл в четырех московских клубах. Но раскрыться по-настоящему сумел лишь в московском «Динамо». Самедов рассказал, почему он не вернулся в «Спартак» и какие у него остались отношения с болельщиками красно-белых

    Футбол. Личность

    АЛЕКСАНДР САМЕДОВ. Московский вечер уверенно катил к ночи. Полузащитник «Динамо», завернувший в столицу на несколько дней по пути с одного тропического курорта на другой, предложил встретиться в модной кофейне в центре города. Заказал себе капучино, мне – эспрессо. За соседним столиком коротали время, терпеливо дожидаясь, пока мы закончим разговор, Юлия и Богдан – жена и малолетний сын героя…

    ПОД КРЫШЕЙ ДОМА СВОЕГО

    – Кофе на ночь не вредно, Александр?
    – Во-первых, взял не самый крепкий, а во-вторых, обожаю этот напиток. У меня дома две кофеварки. Точнее, новую держу в городской квартире, а старую отвез на базу «Динамо». Утром открываю глаза, встаю и иду в ванную. А после умывания сразу варю эспрессо. Хотя все зависит от настроения, могу выпить и латте, и ристретто. Но мой день обязательно начинается с кофе. Это уже закон.
    В Новогорске делю номер с Игорем Семшовым. Он всякий раз с интересом наблюдает за ритуалом. Видимо, прежде ему не встречались подобные кофеманы…
    Раньше я жил с Ческаускисом, а Семшов – с Хохловым. Потом Дима стал тренером «Динамо», а Эдгарас ушел из команды. Вот мы с Игорем и решили съехаться. Как более молодой, я перебрался в его комнату. Мы сдружились, отлично ладим.
    – Угощаете соседа кофе?
    – Обязательно. Если захочет. Он не такой фанат… А я без этого не могу, сегодня уже несколько чашек выпил. Справедливости ради надо сказать, денек выдался сумасшедший. В Москву прилетел ненадолго, до отъезда нужно успеть решить кучу разных вопросов. Все бегом, бегом, бегом…
    Прокатились вот за город, посмотрели, как идут работы на даче. Там завершающий этап строительства, остались последние штрихи, скоро будем мебель заказывать.
    – Когда новоселье?
    – Летом, если Бог даст.
    – А начали давно?
    – Чуть более года назад. Мы ведь не с нуля стартовали, брали готовую коробку. Нужна была только внутренняя отделка.
    – Вы активный участник процесса, Александр?
    – Не скажу, будто получаю большое удовольствие от общения с прорабами и дизайнерами. По натуре я человек неконфликтный, не хочу никого обижать, не люблю ссориться, а с этим народом надо уметь жестко разговаривать. Если слабину почувствуют, сразу с ногами на шею сядут.
    Это второй подобный опыт у нас с женой. Сначала обустраивали городскую квартиру, и я почувствовал, что занятие не из легких. Да и не из дешевых, откровенно говоря.
    – Полагаете, строители включают счетчик, увидев, что перед ними футболист, то бишь клиент не из бедных?
    – Даже не знаю, не перепроверял. По-моему, в Москве все и для всех дорого. Копить на квартиру я стал еще в «Спартаке», а купил, когда уже играл в «Локомотиве». Дом стоит между станциями метро «Аэропорт» и «Динамо». Удачное местоположение, если иметь в виду клуб, за который сегодня выступаю…
    Мы наверняка долго провозились бы с ремонтом, если бы не Юля, взявшая на себя основные хлопоты. У жены лучше явно получается, чем у меня. Хотя буквально сегодня она не смогла найти общий язык с дизайнером, пришлось вмешаться мне, поговорить в резких тонах, чтобы человек понял, чего именно от него требуют.
    – А где сейчас строитесь?
    – На Новой Риге. Я давно мечтал о загородном доме, хотел поселиться там с женой и детьми.
    – Пока у вас один.
    – Когда начинали с Юлей об этом думать, еще и Богдан не родился. Не все сразу… Так вот. Володя Габулов рассказал, что купил дом в дачном поселке, и там остаются свободные участки. Я долго искал, но лучшего не нашел. Теперь у меня есть персональные двадцать три сотки. Землевладелец!
    – Значит, с Семшовым соседствуете на базе, а с Габуловым – на даче?
    – Можно и так сказать. Дома не рядом, но неподалеку друг от друга.

    КРАСИВО ЖИТЬ НЕ ЗАПРЕТИШЬ!

    – Последний отпуск случаем не вместе с соседями гуляли?
    – Нет, в этот раз я решил побольше побыть с семьей. Раньше ездил с женой, иногда с компанией, а теперь вот уединились втроем. Богдану два с половиной года, и он впервые сопровождал нас в столь длительной поездке.
    – Самолет перенес нормально?
    – Он у нас такой летчик, что только держись! Стойкий боец. Сначала неделю провели на Бали, оттуда перебрались в Таиланд. В Индонезию попали впервые. В принципе, все было хорошо, но особого восторга я не испытал. Если сравнивать острова, Самуи, конечно, покруче. Нам там нравится, уже раз пять ездили. Выбираем отель в укромном месте и расслабляемся в свое удовольствие вдали от посторонних глаз…
    Новый год встречали в Эмиратах вместе с семьей Андрея Воронина. Он прилетел с Мальдив, а до того успел побывать в Майами. Как ни странно, раньше я никогда не отдыхал в Дубае, хотя многие футболисты российской премьер-лиги давно облюбовали этот курорт и стали там завсегдатаями. Да и наши клубы в последние годы регулярно проводят в тех краях предсезонные сборы. Может, именно поэтому для отдыха я искал что-то другое – Эмираты ассоциировались у меня с работой. Но сейчас все прошло душевно, тепло. Посидели, повеселились, я подарил Юле ювелирное украшение, которое ей очень понравилось…
    Новый год – мой любимый праздник. Так повелось с детства. Прежде 31 декабря всегда проводил дома, в кругу родных и друзей. Потом традиция нарушилась, но вот дострою дом, и обязательно к ней вернемся. Соберу за городом всю семью. У нас на участке растут елки, украсим самую красивую и будем любоваться…
    – И из Азербайджана родню позовете?
    – У нас в Баку почти никого не осталось, только дальние сородичи, как говорится, седьмая вода на киселе. Отец живет в Москве более сорока лет. Отслужил три года на флоте и переехал сюда. Отучился, получил водительские права и с тех пор крутит баранку. Управлял большегрузными автомобилями типа «КамАЗ». Шофер, классический работяга. А что? Не всем же в белых перчатках щеголять. Мои дяди, отцовские братья, живут в Твери. Они тоже осели в России после армии. Раньше ведь все были гражданами одной большой страны под названием Советский Союз…
    – Принято считать, что южане – люди горячие, темпераментные. Чувствуете в жилах восточную кровь?
    – Может, я пошел в русскую маму? А если серьезно, уже объяснял вам, что стараюсь избегать конфликтных ситуаций. Ничего скандального за мной не числится. Что-то могло быть по мелочи в детстве. Банальные стычки во дворе и на улице, не более…
    – А как же публичные разборки с болельщиками?
    – Это другая история. Когда выступал за «Локо» и «Москву», фанаты «Спартака» порой высказывались в мой адрес в том смысле, что играю против их любимой команды. Единственный раз и я не сдержался, на эмоциях показал трибунам жест, за который потом официально извинился через прессу. С той поры никаких инцидентов не было. Соблюдаем взаимную вежливость. Более того, ко мне часто подходят спартаковские болельщики, и мы совершенно нормально общаемся. Многие сожалеют, что защищаю цвета другого клуба, но никто не упрекает. Люди все правильно понимают. Недавно смотрели с женой в кинотеатре фильм, а после сеанса подошел совсем молодой парень и сказал: «Саша, ты навсегда останешься для нас лучшим крайним правым вингером. Мы тебя помним». Не скрою, было очень приятно.
    «Спартак» сыграл большую роль в моей футбольной судьбе. Жили мы в Царицыне, но фактически детство я провел в Сокольниках. Каждый день мотался через пол-Москвы на тренировки в манеж. После десятого класса сразу попал в спартаковский дубль, в девятнадцать лет играл за основной состав. Тогда же сел за руль собственной машины. Первое авто купил в 2004‑м. Через год после окончания школы…
    – Что взяли?
    – Трешку BMW.
    – Красиво жить не запретишь!
    – Всегда обожал «бумеры». Правда, сейчас, по прошествии времени, смотрю на это спокойно, все-таки с годами стал рассудительнее, сдержаннее, а тогда… Вот представьте: молодой парень, по сути, пацан, у которого завелись первые серьезные деньги… Понты в голову ударили!
    – Как родители реагировали?
    – Вскоре я и отцу купил машину. Он ездил на 14‑й модели «Жигулей», а я подарил ему Mitsubishi.
    – У вас есть братья или сестры?
    – Две сестры и брат. Я младший, а пошел, получается, дальше всех. По крайней мере, в спорте.

    БУНТ НА КОРАБЛЕ

    – Читал, к футболу вас мама приобщила?
    – Она отвела в секцию, но без участия отца точно не обошлось. Сказать по правде, я его боялся…
    – Даже так?
    – В общем-то, да. Хотя можно и помягче выразиться – сильно уважал. Отец у меня очень строгий.
    – Бил?
    – Никогда. Ни разу руку не поднял. Но это и не требовалось. Часто хватало взгляда или слова. Мои футбольные дела отец жестко контролировал, спуску не давал. Был сильно недоволен, если что-то не получалось. Да и когда все складывалось, редко хвалил. Не позволял расслабляться.
    – А мысли соскочить с подножки у вас были?
    – Бросить футбол? Конечно! А кому понравится ежедневно по два-три часа трястись в общественном транспорте, пока знакомые пацаны околачивают груши во дворе, проводя время в свое удовольствие? Рыжий я или хуже всех?! В итоге улица затянула, лет в двенадцать я почти перестал тренироваться. Забил конкретно. Появилась компания, иные интересы кроме спорта.
    – Сигареты, гитара, девушки?
    – Не столь критично, но примерно. Хотелось свободы, устал от жесткого графика, когда все расписано по часам и ты сам себе не принадлежишь.
    Надо отдать должное маме с отцом: уловили момент, быстро приняли меры. Я говорил «не хочу», а в ответ слышал «надо». Переломили родители ситуацию, проявили твердость. Все, больше дурные мысли меня не посещали. С тех пор пошло, пошло, пошло…
    На старте, наверное, всем трудно. Нужно привыкнуть к определенному ритму, втянуться. Первые годы на занятия меня отвозила мама, потом стал сам ездить. По понедельникам, вторникам и четвергам сначала была школа, потом тренировки, в оставшиеся дни – наоборот. Просыпался в полшестого, в четверть седьмого садился в автобус. И так день за днем, год за годом… Сурово! Не все выдерживали.
    – И талантливые ребята сходили с дистанции?
    – Безусловно. Когда болельщики порой рассуждают, мол, миллионеры по полю бегают, я отчасти с ними соглашаюсь. Да, в большом футболе и деньги платят солидные, но надо помнить, что в детстве все пинали мяч во дворе, а в профессионалы вышли единицы. Как говорится, а вы попробуйте…
    Я с Димой Торбинским занимался в спартаковской группе 1984 года рождения, а годом старше подобралась гениальная команда. Они обыгрывали любых соперников, побеждали во всех турнирах, в которых принимали участие. Специалисты предрекали парням суперкарьеру, но сегодня из того выпуска мы знаем лишь Пашу Погребняка. Остальные куда-то пропали, затерялись. Увы, масса примеров, когда блестящие ребята не вырастают во взрослых мастеров.
    Недавно и вовсе случилась трагедия. 30 декабря 2010 года умер Коля Абрамов. Он был капитаном нашей команды, играл за юношескую сборную России, считался очень способным футболистом, но видите, какая судьба. В двадцать шесть лет отказало сердце…
    – А вы рано выстрелили?
    – Все в том же 2004‑м, когда машиной обзавелся. На меня и прежде обращали внимание, но что девятнадцатилетнего пацана поставят в основу «Спартака», было большой удачей, везением. Тогдашний главный тренер команды Невио Скала что-то рассмотрел во мне. Его доверие окрыляло, гнало вперед. Я очень старался и закрепился в стартовом составе. В том году провел 29 матчей в чемпионате России, дебютировал в Кубке УЕФА, забил гол «Мальорке»... Сказка, а не сезон! Верил, что карьера и дальше будет идти лишь вверх и вверх.

    МОСКОВСКАЯ ОДИССЕЯ

    – Но на смену итальянцу Скале пришел латыш Старков.
    – И усадил меня на лавку. Наши взгляды на футбол не совпали, но последнее слово всегда остается за тренером. Когда на мою позицию купили Владимира Быстрова из «Зенита», понял: пора уходить.
    – Почувствовали себя уязвленным, узнав, что вам предпочли другого?
    – Не без того. Характер у меня не самый простой, как вы справедливо заметили, горячий. К тому же за сезон в премьер-лиге я оброс мясцом, набрался уверенности в своих силах и не хотел протирать штаны на скамье запасных. «Локомотив» сделал лестное предложение, и я согласился.
    – А там не покатило… Не на тот поезд, похоже, сели, Александр.
    – Да, следующие три года удачными никак не назовешь. Я много раз пытался разобраться в причинах и пришел к выводу, что проблема в психологии. Не справился с грузом ответственности. «Локо» заплатил за трансфер большие по тем временам деньги, от меня много ждали, и это сильно давило. Старался поскорее доказать всем, что стою потраченного, а получалось еще хуже.
    – Не успели толком воспарить, а тут жесткая посадка.
    – Не скажу, будто в «Спартаке» голова у меня сильно кружилась от успехов, тяжелую стадию звездной болезни я благополучно миновал. Если даже переболел, то в легкой форме. Но «Локо» стал серьезным испытанием на прочность. Это чистая правда. С другой стороны, вместе с командой я выиграл Кубок России, дважды стал бронзовым призером чемпионата. Не стоит все мазать черной краской, были и светлые дни...
    – Матрешку в стиле «Локо» вы когда заказали?
    – Уже не вспомню. Наверное, после финала Кубка. Каждому игроку предложили сделать на память такой сувенир: самая большая фигурка твоя, а потом – по убывающей.
    – Кого вы взяли в «матрешечную» команду?
    – Сычева, Евсеева, Лоськова, Овчинникова, Гуренко, Полякова… Отличные футболисты, другой вопрос, что поиграл я с ними меньше, чем хотел.
    Вот в «Москве» был чудо-период! Потрясающий коллектив, замечательная атмосфера. Блохин начал, Божович продолжил. Мы получали удовольствие от тренировок, от футбола, от того, что находимся вместе. Все нравилось!
    – Увы, недолго музыка играла…
    – Команду, которая за три тура до финиша чемпионата-2009 шла в лидирующей тройке, не стали выставлять на следующий сезон, тупо расформировали. Мне рассказывали, что решение принималось заранее, но в последний момент кого-то озарила «гениальная» идея обвинить во всем футболистов. Дескать, проблемы возникли из-за подписавших контракты с новыми клубами… Разбежались, словно крысы с тонущего корабля! Пусть эти слова останутся на совести тех, кто их произносит. Не хочу комментировать ложь.
    – А почему вы не возвратились в «Спартак»? Ведь могли же.
    – Да, мог. Но выбрал «Динамо».
    – Говорят, что первая любовь не ржавеет…
    – Слышал версию, будто меня перекупили деньгами. Кажется, в «Советском спорте» читал интервью с главным тренером «Спартака», который сказал, мол, мы хотели вернуть нашего бывшего воспитанника, но он предпочел заключить контракт с «Динамо», где ему больше дали. Еще и агенту доплатили…
    – Это Карпин заявил?
    – Вы же знаете, кто тренирует «Спартак», правда? Я запомнил интересную деталь из той публикации: тренер моего имени не называл, но в скобках шло уточнение от редакции – Самедов. Молодцы, вычислили!
    – Задело?
    – Посмеялся. Не деньги были для меня решающим аргументом, это точно. Я ведь встречался тогда с обоими главными тренерами – и «Спартака», и «Динамо», но в итоге остановился на последнем.
    – Кобелев показался вам убедительнее Карпина?
    – Знаете, не хотел бы углубляться в детали. Я сделал выбор и спустя два года могу утверждать, что не ошибся. Очень этому рад. Чтобы окончательно закрыть финансовый вопрос, еще раз скажу: сумма в личном контракте – не самое главное. За карьеру я поменял четыре московские команды, и кое-кто, знаю, думает, что Самедов каждый раз играл на повышение зарплаты, вот и переходил из клуба в клуб. Это не так.
    Когда шел из «Спартака» в «Локо», рассчитывал, что смогу подняться на новый уровень. Разница в деньгах составляла сущий мизер, о нем и говорить не стоит. Мною двигали амбиции. Увы, не реализовал их. Небольшой конфликт с тренером Муслином перерос в серьезную проблему. Меня не хотели отпускать из «Локомотива», да и «Москва» в 2008 году плелась в зоне вылета. Но я рискнул. И, повторяю, не из-за материальной выгоды, нет. Понимал: это шанс вернуться в обойму. Похожими соображениями руководствовался и при переходе в «Динамо». «Спартак» стал бы повторением пройденного, а с новым клубом я надеялся шагнуть наверх.

    СТУЧИТЕ, И ВАМ ОТКРОЮТ

    – Судя по приглашению в сборную России, расчет оказался верным.
    – Пока была только проба пера, место в главной команде страны мне еще предстоит завоевывать, а вот с «Динамо» мы перед Новым годом продлили контракт. Это, как говорится, доказанный факт.
    – Срок?
    – До 31 декабря 2015 года.
    – Сколько вам будет? Тридцать один с хвостиком? Время и об окончании карьеры подумать. У футболиста, как и у кавалергарда, век недолог…
    – Хочется верить, мой не настолько… Хотя понимаю, что большим спортом жизнь не ограничивается.
    – Тем не менее собираетесь вырастить из сына хоккеиста. И непременно для НХЛ.
    – Для начала хорошо бы в Богдане задатки обнаружить. Пока бьет по мячу и громко кричит «Гол!». Смотрит футбол, когда показывают матчи «Динамо», меня на экране узнает.
    Что же касается НХЛ, люблю ее и не скрываю этого. С 1994 года болею за New York Rangers. Случайно увидел по телевизору финал Кубка Стэнли против Vancouver Canucks и подсел. За канадцев тогда играл Паша Буре, за американцев – Сергей Зубов, Алексей Ковалев, Сергей Немчинов. Плюс легендарные Брайан Лич, Марк Мессье, Майк Рихтер… Как же мне понравились «рейнджеры»! С тех пор я их поклонник.
    – С кем-то удалось лично познакомиться?
    – Из хоккеистов общался только с Сашей Овечкиным. Но он выступает за Washington…
    – Кажется, я не дал вам закончить мысль о планах на постфутбольную жизнь.
    – Получил диплом института физкультуры в Малаховке, но едва ли он станет для меня серьезным подспорьем в будущем. Скорее, это классика жанра, нечто вроде джентльменского набора. Подумываю о собственном деле, в ближайшее время намерен заняться им вплотную, не хочу затягивать.
    – В какую сторону двинетесь?
    – Пока не скажу. Секрет. Мне интересен ресторанный бизнес, но эта ниша в Москве перенасыщена, конкуренция в ней очень высока. Значит, нужно искать что-то свое.
    – Готовить умеете?
    – К сожалению, нет, но с удовольствием наблюдаю, как это делают другие. Недавно ездил на запись программы для «Динамо-ТВ», где познакомился с поваром, нашим болельщиком. Тот колдовал над кастрюлями и сковородками, а я смотрел. На «НТВ-Плюс» один из самых моих любимых каналов – «Кухня-ТВ».
    – Может, вам кофейню открыть, Александр? На паях.
    – Когда определюсь с планами, обязательно поделюсь. Обещаю. В любом случае это не главная моя забота. Сегодня на первом месте – футбол, «Динамо».
    – Плюс сборная, в двери которой вы так долго стучались.
    – Пожалуй, за меня это делали другие. Честно скажу, старался особо не заморачиваться на эту тему, поскольку понимал, что моего желания в данном случае мало, и я никак не могу повлиять на решение главного тренера. Пресса же и болельщики на протяжении двух последних сезонов долбили в одну точку: когда Самедов получит приглашение?
    – Но азербайджанцам вы ведь отказали именно из-за России?
    – Разумеется. В 2003‑м Романцев начал помаленьку подпускать меня в основу «Спартака», и, видимо, я попал на заметку к скаутам. Тогда и слетал единственный раз в Баку. Вернулся, посоветовался с отцом, и больше мы этот вопрос не поднимали. Зачем? Пришлось бы отказаться от российского гражданства, стать легионером… Это создавало дополнительные проблемы для карьерного роста, а не помогало. Я же не враг себе, правда? В конце концов, родился и вырос в Москве, говорю на русском, христианин.

    БОГОМ ДАННЫЙ

    – Да-да, заметил у вас браслетик на руке. Наверное, оберег?
    – Это из церкви. Подарок. Ношу его последние два года. Там цитата из Библии, строка из благовествования от Иоанна: «И кто Мне служит, того почтит Отец Мой».
    – Вы в детстве крестились, Александр?
    – Несколько лет назад. Возникли определенные проблемы, в футболе не ладилось, я немного захандрил, впал в депрессию. Юля видела это и посоветовала сходить в церковь. Жена у меня тоже верующая…
    – Обратил внимание: и столь модных нынче татуировок у вас нет.
    – И не будет. Никогда. Хотя даже сейчас хочется сделать наколку с именем сына, но… Ни к чему это. Тело должно оставаться, каким его сотворил Создатель.
    – Понимаю теперь, почему вы так первенца назвали.
    – Он очень тяжело появился на свет, родился семимесячным. Юлю срочно госпитализировали, положили в реанимацию. Я был с «Москвой» на сборах в Австрии. Жена успела только позвонить и сказать сквозь слезы, что ее везут в больницу. После чего почти сразу отключилась – потеряла сознание. Я тут же переоделся в цивильное, снял в банкомате деньги и попросил заказать билет на ближайший рейс в Россию. Сел в такси, поехал в Зальцбург и ночью улетел.
    – Тренера хотя бы предупредили?
    – Встретил по дороге Божовича, объяснил ему ситуацию. Спасибо Миодрагу, он все понял и отпустил. До конца жизни буду ему за это благодарен.
    – А если бы сказал «нет, оставайся»?
    – Все равно улетел бы. В тот момент даже не задумывался, отпустит или нет. Понимал, что должен быть в Москве с женой. Под утро добрался в больницу. Юля уже родила, двое суток я провел рядом, пока ей не стало лучше. Потом Богдана перевели в детскую специализированную клинику, а я вернулся в Австрию к команде… Близкие, друзья, мой агент очень помогли в той ситуации, сделали все необходимое, заверили: «Спокойно тренируйся и ни о чем не волнуйся».
    Так родился наш Богдан. Мы с Юлей очень хотим, чтобы у него были братья или сестры. Если Бог даст… Подобные вещи загадывать нельзя.
    – Зато я могу, ничем не рискуя, предположить, что подарят вам на новоселье, когда достроите дом. Гарантированно, на сто процентов.
    – Попробуйте.
    – Кофеварку!
    – Это точно! И даже, подозреваю, одной дело не ограничится…