«Сейчас понимаю, что в Киеве был расходным материалом»

Сергей Пучков представляет самое талантливое поколение спартаковской школы. В интервью нашему корреспонденту он вспомнил, как сбежал в Киев, рассказал, действительно ли Алиев недоедал в Москве, и объяснил, почему после всех приключений оказался в «Долгопрудном».
«Сейчас понимаю, что в Киеве был расходным материалом»
25 марта 2013 15:14
автор: Дмитрий Туманов

Их называли перебежчиками и предателями – в 2000 году сразу восемь (!) игроков спартаковской школы вдруг решили перебраться из Москвы в Киев. Громкое было дело. В случае с Пучковым большие надежды сменились разочарованием – тяжелая травма, потерянные годы… Сейчас Сергей – центральный защитник клуба второй российской лиги «Долгопрудный». И один из самых высоких (205 см!) профессиональных футболистов в мире. Историю своих мытарств 28‑летний гигант поведал «ССФ».

О РОСТЕ

– В кого я такой вымахал? В отца. Хотя он немного ниже – 196 см. Дядя, двоюродные братья по папиной линии тоже довольно высокие. А мама – маленькая.

Как тренеры уживаются с руководителями клубов РФПЛ.

В пять лет папа привел меня на просмотр в «Спартак» – я уже тогда был выше всех. Начинал центральным полузащитником. Лет в двенадцать начали ставить либо последним, либо передним защитником.

Точный рост сейчас? Знаю, что больше 202 см. Яковенко говорил доктору: «Да напиши ему 208 – для устрашения!». Но, думаю, где-то 204–205 см. У англичанина Крауча – меньше (201 см. – Прим. ред.). Может (смеется), я самый высокий профессиональный футболист? (Рост вратаря бельгийского «Генка» Кристофа ван Хаута – 208 см. – Прим. ред.).

ЛЕГЕНДА

– Почему «Спартак»? Папа – болельщик красно-белых. Мечтал, чтобы сын стал футболистом. Да и к дому ближайшая школа – спартаковская. Я и сейчас живу на «Щелковской» – полчаса до Ширяева поля.

– «Спартак» 1985 года рождения – чудо-команда? За ее игроками велась такая охота...
– Сначала у нас были только москвичи, но года с 1998‑го пошла мода собирать игроков по всей России. Тогда пришли Саша Алиев, Андрей Прошин… Ребята жили в интернате.
Хорошая команда. В чемпионате Москвы почти всегда занимали первое место. Главный конкурент – ЦСКА с Акинфеевым в воротах. Я с Игорем и в сборной Москвы пересекался.

– Как решились на переезд в Киев?
– Павел Яковенко набирал в свою академию (футбольная академия «Динамо»-1985. – Прим. авт.) лучших игроков со всего СНГ. А у нас пацанчик один играл – Женя Таранухин, его отец был знаком с Яковенко. Вот он и предложил мне и остальным.

Заманчивое предложение – попасть к такому известному тренеру. И что-то новое увидеть хотелось. Если честно, я не долго думал.

– «Спартак» не пытался удержать?
– Они не знали, куда мы едем. У каждого была своя выдуманная история. Потом с удивлением узнали, что все мы в Киеве.

– Ваша легенда?
– Днепропетровск. После матча за сборную Москвы ко мне действительно подходил селекционер «Днепра».

– Алиев в интервью рассказывал, мол, уехал, потому что в «Спартаке» недоедал.
– Не знаю, я в интернате не жил. Но, по слухам, условия там действительно были не очень. А в Киеве с бытом проблем не было. Жили и тренировались на базе «Динамо» – в те времена это считалось шиком. Еще и приплачивали что-то. Чисто символические деньги, но в «Спартаке» вообще ничего не платили.

– Когда приезжали в Москву, не называли предателем?
– Все это выдумки прессы. Во время отпуска в Москве приходили в школу, где учились. Виделись с ребятами из «Спартака». С кем-то нормально общались, ну а кто-то косо смотрел. Но не потому, что мы предатели. Как я понял, была некоторая обида, что мы уехали, а их не пригласили.

ГАНДБОЛЬНЫЕ МЯЧИ

– Киев и «Спартак» в плане игры антиподы.
– Сейчас происходит сближение школ, а тогда действительно было много отличий. Я это сразу почувствовал на тренировках. В «Спартаке» тренеры больше над техникой работали, а Яковенко на «физику» упирал. В «Спартаке» мы на тренажерах вообще не занимались…

Или, например, жонглирование. В Киеве были тренировки – два часа только жонглирование. По определенной системе: сначала подъемом одной ноги, потом другой, потом двумя попеременно. Затем внешней стороной – одной, другой, двумя… Потом подключаешь бедро, грудь, голову… И так два часа! Когда освоили, перешли на гандбольные мячи. Или жонглировали в движении – через все поле. С ударами по воротам. Пару раз даже пробовали так фишки обводить…

Вроде ничего особенного – жонглирование. Но вы попробуйте так два часа!

– Не было мыслей: куда я приехал?
– Ну да. Думал даже, может, ну его на фиг. Но месяца через два втянулся. А когда в игре начал принимать мяч, как никогда до этого не принимал, – той же внешней стороной стопы, понял, что это реально помогает.

ПРОТИВ ТОРРЕСА

– Следующий этап – юношеская сборная Украины…
– Всю нашу академию туда взяли. Мы автоматически приняли украинское гражданство – подписали нужные бумаги.

– Сомнений не было?
– Никаких. Я на Украине перспективу видел.

– «Борисфен-2»…
– Команду создали специально под нас. Весной 2001 года мы начали играть на область, а на следующий год бегали уже во второй лиге. На КФК нас почти все громили – мы были слабее физически. Представьте, 15‑летние пацаны выходят против мужиков, которым семьи кормить надо.

Во второй лиге складывалось уже не так печально. Мы стали на год старше и отобрали очки у половины команд, которые не ставили задачи.

Но главный матч был против «Динамо-3» – в нем решалось, из какой команды будут формировать дубль. А в «Динамо-3» ребята года на четыре старше…

Мы выиграли – 3:1, и кто посильнее, из академии попал в «Динамо-2» (первая лига), а кто послабее – в «Динамо-3» (вторая). Я числился в «Динамо-2», но полгода даже в заявку не попадал – играли те, кто не проходил в состав главной команды, да еще старички оставались. Для игровой практики выпускали за «Динамо-3». Потом старички ушли, кого-то продали, и второй круг я уже стабильно выходил в первой лиге.

– Контракт…
– В 2002‑м заключил. Деньги были неплохие. Да и вообще все было отлично. Яковенко в «молодежку» пригласил. В первой же официальной игре дома с испанцами отвечал персонально за Фернандо Торреса. Считаю, переиграл его. Были потом слухи, что мною интересовались какие-то испанские клубы. Но до конкретики дело не дошло…

НА УКОЛАХ

– 2004 год, травма…
– В январе на Кубке Содружества играли половина из главной команды, кого на сборы не взяли, половина – из «Динамо-2». Из группы вышли, но потом проиграли «Шерифу»…
А 23 февраля в манеже – товарищеская игра с «Ворсклой». На 15‑й минуте я, как говорится, на ровном месте… Разворачивался, в колене хрустнуло. Попробовал пробежаться пару метров – не смог.

Думали, мениск или «кресты». Через день сделали артроскопию. Оказалось, хуже – отвалился кусок хрящевой ткани. Кости начали тереться друг о друга. Было очень больно. Не мог колено согнуть. Два месяца ходил на костылях, ждал, когда найдут клинику за границей, чтобы сделать операцию. Нашли в Швеции.

Летом поехал сначала на консультацию, потом на первую операцию – доставали хрящевую ткань, чтобы клонировать. Через две недели снова прилетел – вживили ее в коленный сустав. Но самое главное, понадобилась пересадка участка кости. Много играл на уколах, и от лекарств кость атрофировалась.

– Получается, травма не совсем на ровном месте?
– Впервые почувствовал боль зимой 2003‑го. Потом вроде прошло. Через пару месяцев снова прихватило. Укол сделали – нормально. Летом начали колоть чаще и чаще. Осенью я уже не выходил на игру без уколов. Меня отправляли во все украинские клиники – никто ничего не мог сказать. Говорили, от усталости, от смены полей… Но шведский профессор все сразу понял. «Уколы делали?» – «Да, почти год». Он и объяснил, что в суставе постоянно находилось лекарство, поэтому кровь не поступала к кости и участок омертвел. Пришлось его пересаживать – взяли из надкостницы.

«ДОЛГОПРУДНЫЙ»

– Какой прогноз дали в Швеции?
– Пессимистичный. Сказали, восстановлюсь... лет через пять-семь.

Я, конечно, не поверил. Вернулся в Киев, четыре месяца ходил на костылях. Потом бассейн, тренажерка, велосипед. В июне начал потихоньку бегать. Тренировался по индивидуальной программе. Начали намекать: скоро? Отвечал, что рано, не хочу рисковать. Дали три недели. Решил попробовать. На первой же тренировке понял – не могу работать в полную силу.

Месяца через два намекнули – пора прощаться. Я не расторгал контракт, просто уехал домой. Был конец 2005 года. Два года летал в Киев за зарплатой. В 2007‑м контракт истек…
Думал, с футболом покончено. Раз в неделю выходил во двор побегать с ребятами, но минут через 10–15 начинались боли – дня два отходил.

– На что жили?
– Года полтора работал в рекламной компании. Потом начал потихоньку играть на любительских турнирах, где приплачивали. Время лечит. В 2011‑м пригласили в «Долгопрудный». Вышло, как предрекал швед, – семь лет после операции прошло…

РАСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ

– Из той вашей спартаковской команды многие пробились в мастера?
– Алиев, Прошин сейчас со мной в «Долгопрудном», Леня Мусин – в «Тюмени»…

– Негусто…
– Возможно, в 15 лет мы не были готовы к нагрузкам, что получали у Яковенко. А в моем случае еще и рост повлиял. Тот же Алиев – маленький, у него быстрее кости сформировались. А упражнения и ему, и мне давали одинаковые.

Не то чтобы я на академию обижен, но… Какое-то время все звонили – и доктора, и тренеры, а потом как отрезало. И Яковенко не звонит, а ведь он тоже из-за травмы колена раньше времени закончил…

Сейчас понимаю, что был расходным материалом. Но так везде. Получил травму – какое-то время будут помогать, а потом до свидания. Мне еще повезло. Другие ребята за свой счет операции делают, после травм их, можно сказать, на улицу выбрасывают.

– Если вернуть время назад, переехали бы в Киев?
– Может, и в «Спартаке» заиграл бы. Но что теперь гадать…

Единственное, перед Федосеичем, Королевым, неудобно. Он меня и Прошина в 2000 году в дубль «Спартака» пригласил. Мы дали согласие, а через неделю уехали. Он тогда, знаю, обиделся.

ИНОСТРАНЕЦ

– Что дальше?
– В феврале подписал второй в жизни контракт. Спустя 11 лет после первого. Можно сказать, иду по второму кругу. Снова КФК, вторая лига… Если все будет хорошо, надеюсь попробовать силы на более высоком уровне.

Была, правда, одна проблема: я считаюсь легионером, а у нас во второй лиге им играть запрещено. Вот и пропустил весь первый круг. Клуб нанял юриста. Только недавно через ФИФА решили этот вопрос. Таких, как я, в чемпионате человек 15–20. Кто-то 10 минут по-играл за сборную Казахстана, и все. Я первый из таких «иностранцев», кому разрешили играть. Другим ребятам теперь полегче будет.

– Семья, дети?
– Девушка есть, все впереди. Жизнь продолжается!

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

В 1999 году известный в прошлом футболист киевского «Динамо» и сборной СССР Павел Яковенко взялся за проект «Футбольная академия «Динамо»-1985». В молодежной академии украинского суперклуба планировалось собрать самых талантливых игроков 1985 года рождения со всего бывшего СССР.

Из московского «Спартака» в киевское «Динамо» в тот год перешли восемь игроков – Сергей Пучков (на фото – в верхнем ряду крайний справа), Андрей Прошин, Александр Сытник, Денис Адлейба, Евгений Таранухин, Алексей Прохоров, Леонид Мусин и Александр Алиев (в нижнем ряду крайний слева).

На самом высоком уровне заиграл только Александр АЛИЕВ – на счету полузащитника киевского «Динамо» 28 игр (6 мячей) за национальную сборную Украины.

Полузащитник Денис АДЛЕЙБА, в молодежной команде «Динамо» получив тяжелую травму, сник и, помучившись еще два сезона во второй украинской лиге (тернопольская «Нива»), бросил футбол.

Вратарь Леонид МУСИН до 2007 года играл за киевское «Динамо-2», сейчас – в «Тюмени» (вторая российская лига).
Защитник Андрей ПРОШИН вернулся в Россию. Выступал за «Химки», «Томь», «Аланию», «Ростов». С 2012 года – в ФК «Долгопрудный».
Вратарь Алексей ПРОХОРОВ после киевского «Динамо» был на просмотре в московских клубах, но не подошел. Бросил футбол и занялся бизнесом.
Нападающий Александр СЫТНИК защищает цвета «Говерлы» из Ужгорода (высшая лига Украины).
Полузащитник Евгений ТАРАНУХИН до 2004 года выступал за «Динамо-3». Другой информации об этом игроке нет.

МНЕНИЕ ТРЕНЕРА

Анатолий КОРОЛЕВ, бывший тренер ДЮСШ «Спартак»:
– Неприятно, конечно, что ребята в Киев уехали, но что после драки кулаками махать… В той компании выделялись два вратаря – Мусин и Прохоров, и, конечно, Сережа Пучков. Алиев тоже был на виду – чувствовалась перспектива. Пучкову я предлагал подождать – маячил вариант с дублем. Хотел дать понять, что и в «Спартаке» у него может получиться. Раньше-то школа каждый год давала игроков в основу. Это сейчас в аренду сдают. А кому они там нужны! Но он не стал ждать.

Серега был всегда высоким, но когда после травмы приехал из Киева, я его не узнал – так вымахал! С ним надо было работать индивидуально. Поставить на ноги. Мозгов-то – палата! И характер бойцовский… Все бог дал – только играй!

А его, видимо, гонять начали. К Пашке Яковенко попали, а это система Лобановского – четыре тренировки в день. Вот, наверное, и не выдержали ребята, начали трещать. Жалко пацанов, но время не вернешь...