«С учетом политической ситуации...» - Советский спорт

Матч-центр

  • 00начало в 20:55
  • 6-й тур
    начало в 20:55
    Виктория Пльзень
    Рома
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 23:00
    Аякс
    Бавария
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 23:00
    Бенфика
    АЕК Афины
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 23:00
    Шахтёр Д
    Лион
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 23:00
    Манчестер Сити
    Хоффенхайм
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 23:00
    Янг Бойз
    Ювентус
    0
    0
  • 6-й тур
    начало в 23:00
    Валенсия
    Манчестер Юнайтед
    0
    0
  • Футбол20 мая 2013 14:55Автор: Вагин Роман

    «С учетом политической ситуации...»

    Главный тренер молодежной сборной России образца 2007-2008 годов Борис Стукалов рассказал о том, как сборная пыталась пройти на молодежное Евро-2009 и как отечественная сборная играла в матче против сборной Грузии после событий в Южной Осетии в 2008 году

    БОРИС СТУКАЛОВ.
    Цикл интервью о молодежных сборных России предыдущих созывов (повод – июньское первенство Европы, куда наша «молодежка» отобралась впервые за 15 лет) продолжает беседа с главным тренером команды, не попавшей на Евро-2009. Непобедимые испанцы, война в Цхинвале и… отрезанные тренерские уши.

    ПРОГНОЗ ГАЗЗАЕВА

    – Март 2005 года, Томск, «Стукалов будет следующим тренером сборной». Помните, чьи слова?

    Газзаева. Он человек с юмором и меня хорошо знает – видимо, по старой дружбе сказал. Конечно, приятно было. «Томь» тогда с ЦСКА 0:0 сыграла. С той командой, которая через два месяца возьмет Кубок УЕФА. Для Томска, только вышедшего в премьер-лигу, это большой успех. Надо было видеть, что в городе творилось…

    – В феврале 2007 года прогноз Газзаева сбылся – только возглавили вы не первую, а молодежную сборную.

    – Все произошло неожиданно. Закончив работу во Владикавказе – «Спартак» вышел в первую лигу, поехал в Новосибирск, где меня ждали на переговоры. В дороге застал звонок из РФС, Сергей Геннадьевич Прядкин: «Не торопись принимать «Сибирь», есть вариант с молодежной сборной». Как возникла моя кандидатура – не в курсе. У Прокопенко обо мне наводили справки – мы вместе в «Динамо» работали, Прядкин, он тогда Мутко в РФС помогал, меня неплохо знал...
    События развивались стремительно – на следующий день я уже был в Москве. Около двух часов поговорили с Мутко и Симоняном, после чего Виталий Леонтьевич предложил возглавить «молодежку». Я сразу согласился. Все-таки вторая команда страны…

    – РФС рассматривал также вариант с Данни Блиндом. Голландский тренер во главе «молодежки» – это могла быть креатура работавшего с первой сборной Гуса Хиддинка.

    – Понятно, были и другие кандидаты. Но о голландце, честно, не слышал.

    – Перед стартом отборочного турнира вы отмечали, что в команде большая конкуренция и при желании можно набрать еще один состав.

    – Что-то я таких слов не помню. На-оборот, на некоторых позициях был дефицит игроков. Очень мало ребят выступало на уровне основных составов команд премьер-лиги. Большинство в лучшем случае выходили на замену. В центре защиты просто никого не было! Приходилось на эту позицию ставить тех, кто у себя в клубах играл с краю – Граната, Набабкина, Кудряшова… Гранат у меня первый товарищеский матч в Израиле слева начал, но уже после перерыва я его в центр перевел. И так он мне понравился! Хладнокровный, с выбором позиции… Может, не суперскоростной, но игру читал здорово. Я и с Андреем Кобелевым на эту тему разговаривал, он тогда «Динамо» тренировал: «Попробуй Граната в центре!».

    – Комбаровы только на краях полузащиты выходили?

    – Кирилла иногда опорником ставил. Принципиальные ребята, в борьбе никогда не уступят. Уважение к ним огромное. Таких игроков сейчас редко встретишь.

    – Ваша мысль: «Братьям-близнецам нужно играть вместе. Как только их разлучают, результаты сразу падают».

    – Жизнью доказано. Комбаровы, Березуцкие… А вот братьев Ятченко разлучили – и теперь у одного в «Тереке» неплохо получается, стабильно на поле выходит, а другой, к сожалению, затерялся в первой лиге. Хотя был не менее одаренным. Может, как раз брата не хватало рядом.

    ПОСЛЕ ЦХИНВАЛА

    – Сборная ударно начала отборочный турнир – четыре победы в четырех матчах, ни одного пропущенного мяча. Но в последнем матче в Грузии случилась осечка.

    – Там всё было против нас. Во-первых, последний матч сезона. Чемпионат уже закончился, все ушли в отпуска. Настроить ребят на работу было непросто.
    Во-вторых, условия подготовки. Между Россией и Грузией уже не было прямого авиасообщения. Пришлось лететь в Стамбул, там готовиться к игре и на два дня раньше отправляться в Тбилиси. Других рейсов нам не нашли. В итоге добирались с пересадкой, около семи часов и потом еще провели в Грузии два лишних дня.
    Был вариант – вместо Турции готовиться к матчу в Азербайджане, в Баку. Оттуда до Тбилиси – 40 минут лету. Прямое сообщение было. Просили поменять план подготовки, но в РФС нам отказали.

    – Говорят, грузины специально траву не стали стричь, чтобы мы не смогли сыграть в быстрый футбол.

    – Поле было действительно неважного качества, кочковатое. Потом дождь пошел… Когда они первый гол забили, что-то со светом случилось – Джанаев потом говорил, что его прожектор ослепил, он мяча не видел. Мы имели преимущество, во втором тайме давили, но в контратаке пропустили второй… Что для грузин означала та победа, объяснять, думаю, не стоит. Настрой у хозяев был запредельный.

    – Агрессия чувствовалась?

    – Атмосфера была напряженной, но обошлось без провокаций. Хотя, выиграй мы, кто знает, как бы нас проводили…

    – Ответный матч состоялся уже после событий в Цхинвале и прошел на нейтральном поле в Минске. По решению УЕФА игра была перенесена «из соображений безопасности и с учетом политической ситуации между Россией и Грузией».

    – Конфликт в Цхинвале случился 8 августа, а 5 сентября мы должны были играть в Москве. Но грузины категорически отказались приезжать. Мы могли добиться технического поражения, но не стали лишний раз нагнетать обстановку. Война войной, а футбол футболом. РФС предложил три варианта проведения матча – кажется, Грецию, Белоруссию и Украину. Я сразу сказал: будем играть в Минске.
    Сложно передать, насколько наэлектризованной была обстановка. И все нагнеталась… Грузины приехали и сразу заявили, что на пресс-конференции говорить по-русски не будут, потому что ничего не понимают. Хотя после игры прекрасно общались.
    А у нас в команде несколько осетин – Миша Бакаев, Сослан Джанаев, Алан Касаев. Причем Мишка вообще родом из Цхинвала. Я с ним несколько раз отдельно беседовал, чтобы держал себя в руках. Но он парень «духовой», весь кипел – страшное дело!
    В итоге обошлось без инцидентов. Бакаева я выпустил только в концовке, когда счет уже 4:0 был...

    ИСПАНСКАЯ «БАНДА»

    – Два матча с лидерами группы, испанцами, в 2008 году – два поражения…

    – Перед домашней игрой мы стали заложниками календаря, составленного еще до того, как я в сборную пришел. Матч 20 августа, а тур чемпионата России заканчивался 17‑го. Два (!) дня на подготовку к решающей встрече с главным конкурентом. А испанцы в Москву за неделю прилетели! У них чемпионат еще не начался, время было, решили как следует подготовиться…
    К пацанам претензий нет – после клубных дел элементарно не успели восстановиться. Но все равно играли неплохо, с учетом того какую «банду» привезли испанцы – Мата, Пике, Кркич, Хави Мартинес… В Москве отличился Хурадо, который сейчас в «Спартаке». Меньше четырех мячей они никому не забивали, играли в свой футбол – контроль мяча, пас, высокое индивидуальное мастерство…
    Испанцы были гораздо свежее и до нашей игры не пропустили ни одного мяча. А мы им забили – в самом начале второго тайма при счете 0:2 Касаев на фланге обыграл защитника, Кирилл Комбаров замкнул. Могли забить еще – держали мяч, прижали гостей… Но судья очень принципиально работал – сначала показал вторую желтую Володе (Гранату), а потом Кириллу. Не за язык – в игровых эпизодах, в борьбе.
    Но даже вдевятером ребята бились и могли сравнять! У Феди Смолова, он на замену вышел, был шанс…

    – В ответном матче нас устраивала даже ничья, чтобы попасть в число лучших вторых сборных.

    – Как сейчас перед глазами момент – минут за 17 до конца Кирилл Комбаров попал в перекладину. Я Силкину говорю: «Ну все, теперь жди беды». Не забиваешь ты – забивают тебе. И буквально в ответной атаке судья поставил пенальти – ему показалось, что Гранат соперника рукой задержал. Испанцы забивают первый, а минут через пять второй – Пике с углового…
    Для выхода из группы нам не хватило одного очка. Набрали 15, а нужно было 16. Когда летели из Испании, вспоминали матч в Грузии – вот где мы это очко потеряли.

    «ХИДДИНК ВЫДЕЛЯЛ ПРУДНИКОВА»

    – Как с Хиддинком работалось?

    – Нормально. Несколько раз обстоятельно общались. Переводил, как правило, Корнеев. Обсуждали многие вопросы. Хиддинк показался мне человеком без лукавства. Уже после моей работы в сборной встретились случайно – обнялись…

    – Игроков делили?

    – Приоритет всегда отдавался первой сборной. Так было, например, с Шуниным. Мы стартовали с матча в Казахстане, а национальная команда проводила товарищескую игру с Польшей. Хиддинк захотел проверить Антона. Мы с ним на эту тему дискутировали, но позиция голландца оставалась неизменной: «Первая сборная есть первая сборная». В итоге мне пришлось вызвать другого вратаря.
    Конечно, трудно было идти с первой сборной параллельным курсом, и внутренне я, может быть, где-то обижался, что игроков у меня забирали в последний момент. Но понимание того, что все усилия должны быть направлены на успешное выступление главной команды, присутствовало всегда.

    – По игрокам. Дзагоева вы хотели вызвать, но не успели.

    – Поправлю – на игру с Испанией я мог его пригласить, но решил этого не делать. Предпочел Дениса Глушакова. Все-таки предстоял матч, где нужно много обороняться, бороться. А Дзагоев игрок очень тонкий, только-только начинал путь в большом футболе. Он был в расширенном списке, мы хотели вызвать его на домашний матч с Грузией, но Алан получил травму.

    – Джанаев, в том числе благодаря уверенной игре за молодежную сборную, получил предложение из «Спартака». Что помешало росту?

    – Скорее всего чисто психологические моменты. Сослан – талант, работяга, может выдать серию классных матчей. Но когда пропускает, начинает есть себя изнутри. Не прощает себе ошибок. И частые смены команд не добавляют уверенности. Думаю, ему нужен хороший психолог.

    – Прудников – лучший бомбардир вашей сборной, хотя был моложе других. Вы ему прочили место в национальной команде.

    – И не только я, тот же Хиддинк о нем очень тепло отзывался. Говорил: «Обрати внимание, из Прудникова вырастет хороший нападающий».
    Сашка – талант, лидер, замечательный парень, и я ему очень благодарен – в матчах за «молодежку» проявлял недюжинные способности. Старался мальчишка. В Польше, например, тяжелая игра была – поляки, если проигрывали, теряли шансы на выход из группы. Мы весь второй тайм играли в меньшинстве, судья не засчитал чистый гол Кудряшова… Симпатии рефери было явно на стороне поляков. И в такой ситуации Сашка показал себя мужиком. Выжал момент – мы выиграли. После игры я зашел в раздевалку: «Сань, вот это я понимаю! Когда трудно, когда нужно…» – «Да ладно, мы бы все равно их не отпустили». А у самого глаза сияют!
    Потом с испанцами в Москве вышел, не имея игровой практики. Но нагнетал, напрягал защитников…
    К сожалению, в последнее время не идет у Сашки, не забивает. Может, нужно сделать шаг назад, чтобы снова почувствовать в себе уверенность. От всей души желаю ему найти свою команду. Очень хочется, чтобы у него все получилось. Тогда это будет человек-гол! И чутье есть, и с двух ног бьет… Ему нужно только играть. Сашка – как хороший инструмент: где-то сбился и никак не может настроиться.

    – О Прудникове одно время разговоры ходили – мол, не своего возраста игрок.

    – Этого не знаю, паспортными делами никогда не интересовался. Могу только сказать, что сейчас много ребят-акселератов. Время такое – быстро взрослеют.

    – О Дзюбе много споров – никак не закрепится в «Спартаке».

    Дзюба – личность. Дорожит своим мнением, неординарный, требующий к себе определенного внимания. Для него главное – доверие.

    – У вас с ним был конфликт?

    – Как такового конфликта не было, просто Дзюба отказался сыграть в домашнем матче с Грузией. Сказал, что не сможет приехать, объяснил это своим состоянием. Я не понял его решения.

    – Виктор Файзулин – сейчас основной игрок у Капелло.

    – Тоже тонкий игрок. «Зенит» в 2008 году Кубок УЕФА взял – Витя там был в основе. Я боялся, что он может, грубо говоря, потерять связь с реальностью. Но обошлось. Дома с грузинами, когда Таранов не смог сыграть, Файзулин вышел с капитанской повязкой.

    – Не решив задачу, подали в отставку?

    – Я хотел продолжить работу со сборной, но срок контракта истек, а новый мне не предложили. Хорошо запомнил слова Мутко. Поблагодарив за работу, он сказал: «Будем пробовать другого тренера». Никаких обид, что случилось, то случилось.

    – Один из выводов, которые сделали за время работы с «молодежкой»: «Тренеру сборной нужно... отрезать уши. Когда начинаешь слушать других, получается сыр-бор».

    – Я уяснил еще до «молодежки» – тренер может прислушиваться ко многим, но слушать должен только себя. А в сборной этот момент – советы со стороны, предложения – усиливается. Друзья, товарищи, пресса, болельщики… Сборная – тяжеленный труд и огромная ответственность. Не добиваешься результата – растопчут.