«Если бы Мюллер попал к нам в 20 лет, то не факт, что добился бы успеха». Виктор Файзулин - о том, как сложно быть российским футболистом

«Если бы Мюллер попал к нам в 20 лет, то не факт, что добился бы успеха». Виктор Файзулин - о том, как сложно быть российским футболистом
01 июля 2015 14:42
автор: Сергей Кузовенко

Один из самых важных и незаменимых игроков «Зенита» и сборной последних лет в 2015‑м пропал с радаров. В интервью «ССФ» 29‑летний полузащитник рассказывает о выбившей его из строя травме, уверяет, что сборная России выйдет на Евро со второго места, и объясняет, почему Томас Мюллер не является экстраординарным футболистом.

ТАТАРИН, ЖЕНА, ТРАВМА

– Вы как-то раз про отца своего рассказывали, что он на полгода уходил в море.

– Отец – рыбак, это правда. Полгода – в море, полгода – дома.

– Вот и вы, как будто в море ушли на полгода, – ни слуху ни духу.

– На самом деле все это время тренировался и был при команде. Просто особо не играл и не давал интервью – вот вам и показалось.

– Сознательно ушли в тень?

– А о чем мне говорить-то? Вместо того чтобы сто раз мелькнуть в новостях, повторяя одно и то же, лучше дать одно обстоятельное интервью и обсудить все вопросы. Если это кому-то интересно.

– Вбитая в интернет-поисковике фамилия показывает, какие темы о том или ином персонаже интересуют людей прежде всего. Третий по популярности запрос: «Виктор Файзулин – татарин».

– Готов ответить сам, раз люди хотят знать: да, у меня есть татарские корни. Дедушка – татарин.

– В «Рубине» когда-то намеревались создать команду из татарских футболистов. Вас звали?

– Было предложение, еще когда в Нальчике играл. Да и потом тоже был какой-то интерес, но без конкретики.

– Второй по популярности запрос: «Виктор Файзулин, жена». Не настораживает вас?

– Ну, ищут и ищут. Мне как-то все равно.

– Самый популярный запрос: «Виктор Файзулин, травма». Так что там было?

– Если разобраться, я всего 12–13 матчей в том сезоне пропустил. Некоторое время пытались залечить колено без хирургического вмешательства. Зачем туда лезть, если можно попробовать решить проблему занятиями в тренажерном зале? Поехали в Германию, нам сказали: «Операция не нужна, продолжайте в том же духе. Мышцы должны прийти в тонус». В итоге месяц потеряли, потому что ничего так и не нормализовалось. В марте пришлось-таки сделать артроскопию. Почистили колено от всяких накоплений, потом полтора-два месяца восстанавливался после операции. Вот и вся история.

– Что сейчас?

– Весь отпуск провел в Петербурге. Никуда не ездил, тренировался. Чувствую себя нормально, но до оптимальной формы еще далеко. По крайней мере на тренировках ничего не беспокоит.

– Зенитовцы очень бурно отмечали титул после окончания игры с «Локо», но вас на праздничных фотографиях почти не найти. Где ваши селфи с Халком и шампанским в руке?

– Я не сильно эмоциональный человек. И однозначно не публичный. Хорошо, когда могу пройтись по улице неузнанным. Представляю, как тяжело приходится тому же Аршавину, Халку, Кержакову. Мне бы так точно не хотелось. Прыжки на камеру с кубком в руках – это, наверное, не мое. Конечно же, я радуюсь, но радуюсь в душе. Огромное спасибо Андре Виллашу-Боашу, что дал мне шанс поучаствовать в игре с «Локомотивом» и зацепить всеобщую радость. До этого почти полгода не выходил на поле.

«СПАРТАК», КОНКУРЕНЦИЯ

– Какие у вас дальнейшие планы?

– А какими они могут быть? Восстановить колено и играть.

– В «Зените»?

– Конечно. Я связываю свое будущее с «Зенитом».

– Просто в мае слухи вас в «Спартак» отправляли. Вы бы пошли?

– Давайте следующий вопрос.

– Вам уже понятно, какую именно функцию вы играете в схемах Виллаша-Боаша?

– Боаш видит меня в центре, с небольшими вариациями. Иногда я один из двух атакующих полузащитников, иногда приходится опускаться пониже. Роли меняются в зависимости от противника, ситуации. Но я всегда в центре. При Спаллетти диапазон действий у меня был гораздо шире. И слева играл атакующего, и справа, и в середине.

– На какой позиции удобнее?

– В принципе мне удобно именно в центре.

– Вы восьмой год в «Зените». Можете припомнить, чтобы когда-нибудь была такая же конкуренция в середине поля, как сейчас?

– Всегда было тяжело. За все эти годы в «Зените» не было ни одного сезона, чтобы я не чувствовал конкуренцию. Только фамилии меняются, а статус игроков такой же. В разное время в полузащите играли Зырянов, Денисов, Тимощук, Ширл, Домингес, Радимов, Широков. Согласитесь, тоже все большие футболисты.

– Некоторые полагают, что основной ваш конкурент в следующем сезоне – пришедший из «Динамо» Юсупов. Так?

– Все, кто приходит в центр, в принципе мои конкуренты. Это же не значит, что все мы ненавидим друг друга? Артура отлично приняли в команде, мы с ним хорошо общаемся.

– В одном из своих интервью вы именно Юсупова назвали ближайшим резервом сборной.

– И правильно назвал. Мне он как футболист нравится.

ЛЮБИМЧИК КАПЕЛЛО

– У вас хватает сил смотреть матчи сборной России в этом году?

– Конечно, я все смотрел.

– Вот так, чтобы от первой до последней минуты, – смотрели?

– А почему у меня должно не хватить сил на это?

– Потому что играют ужасно.

– Критика – это нормально. Когда команда выигрывает, ее хвалят. Проигрывает – ругают. Столько раз уже мусолили эту тему. Я вообще ничего криминального не вижу в этой ситуации. Ну да, несколько неожиданных результатов. Но выиграем оставшиеся четыре матча – и все наладится. Тем более что выиграть эти матчи вполне реально.

– То есть сборная попадет на Евро?

– Конечно. Мы обязательно выйдем, я в этом уверен. Причем, как мне кажется, выйдем со второго места.

– Однако вы оптимист. А общественность уже ни во что не верит, требует выгнать Капелло. Вы против?

– С моей стороны вообще неэтично говорить на эту тему.

– Спросил потому, что вы любимчик Капелло.

– Почему это я любимчик? Что это вообще значит – любимчик?

– Начнем с того, что вы при нем дебютировали в сборной и регулярно выходили в основе.

– Что мне сказать по этому поводу? Это ваше мнение, журналистское. Если вы считаете, что футболист, который дебютировал при Капелло в сборной и играл у него в основе, – любимчик, тогда у тренера немало любимчиков.

– Дело в том, что вы попадали в состав, даже когда случались не слишком удачные матчи в «Зените». Например, во второй половине прошлого года. Эксперты шумели: почему Файзулина вызывают в сборную? Почему у Файзулина так много ошибок? Задевало?

– Мне без разницы. Есть группа экспертов, которые действительно разбираются в футболе и дают хороший анализ матчей. Но эти люди никогда не используют резкие выражения вроде «да он не нужен!». Те, кто критикует слишком рьяно и использует громкие слова, делают это для самопиара.

– Но в целом критика по делу? Есть у вас претензии к себе по второй половине прошлого года?

– Есть.

– Это все из-за проблем с коленом?

– Да нет. Просто тяжелый сезон получился. Думаю, все-таки чемпионат мира сыграл свою роль. Слишком много эмоций было отдано. Сейчас чувствую себя намного свежее. Столько времени пропустил, очень голоден до футбола.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ИЗ ГЕРМАНИИ

– Правда, что вы очень хотели попробовать себя в чемпионате Испании?

– Случались такие моменты. В 23–24 года вообще было огромное желание уехать в европейский чемпионат.

– А варианты заграничные имелись?

– Да. Например, звали в Германию. Но переговоры каждый раз обрывались, так толком и не начавшись. В каких-то случаях понимал, что не готов переходить, в других было очевидно, что интересующийся клуб не сможет договориться с «Зенитом».

– Австрийские журналисты перед матчем наших сборных замучили вопросом: «Почему все ваши футболисты, кроме Черышева, играют во внутреннем чемпионате?». Действительно, почему?

– Разве один только Черышев? Вы посмотрите, как много молодых футболистов сейчас едет в Европу. Это новая тенденция: 18–19‑летние парни стремятся за границу.

– А заслуженные как будто не очень стремятся.

– Тут много факторов, которые влияют. Предложение предложению рознь. Оно может быть шикарным, средним, а может быть никаким. Если будет интересно и мне, и клубу, и вообще со всех сторон, с каких его ни рассматривай, почему бы и не уехать?

– Интересно – это прежде всего вопрос финансов?

– Любой футболист, получающий предложение, начинает размышлять. А нравится мне этот чемпионат? Нравятся клуб и город? Нравится, что предлагают по финансам? Будет ли комфортно моей семье? Куда пойти учиться ребенку? Составляющих очень много. Одно дело – большой город. Другое – если тебе придется ехать в какую-нибудь испанскую или немецкую глушь. Ни школ тебе с английским языком, ничего. К такому предложению автоматически теряешь интерес. Ты не готов бросать семью и ехать в Германию или Испанию лишь для того, чтобы удовлетворять собственные амбиции. Когда у тебя нет семьи, решиться на переход проще.

ТОМАС МЮЛЛЕР, МОРЯК

– Футболисты ассоциируются не только с голами и стилем игры, но и с громкими, запоминающимися высказываниями. «Ваши ожидания – ваши проблемы» – это Аршавин. «Можешь дома сидеть» – Широков. Шатов запомнится фразой про работу у станка. А вы…

– У меня тоже есть фирменная фраза? Даже интересно – какая.

– «Не считаю, что Томас Мюллер – экстраординарный футболист и легко заиграл бы в России».

– Это я, наверное, года два назад сказал.

– После ЧМ-2014 иначе считаете?

– Я остаюсь при своем мнении. У Мюллера очень высокий КПД. Но если он перестанет забивать голы, вряд ли кто-то будет говорить о том, что он яркий игрок.

– Два успешных чемпионата мира – не показатель?

– Объясню, что имею в виду. Я никогда не говорил, что Томас Мюллер плохой футболист. Он очень трудолюбив, полезен, эффективен. Выполняет большой объем работы, принимает правильные решения, хорошо читает игру и занимает позицию. Полно положительных характеристик. Но при всем при этом игрок он не экстраординарный. Мюллер не обладает какими-то уникальными, выдающимися качествами, свойственными Роббену или Рибери. По таланту он им уступает.

– Почему вы думаете, что Мюллер не заиграл бы в России?

– Если бы он попал в наш чемпионат в 20‑летнем возрасте, не факт, что пробился бы и стал тем, кем стал сейчас. Не было у него таких качеств, благодаря которым резко выделялся бы на общем фоне. Ну, не Месси он. Хотя если бы я был тренером, то обязательно взял бы Мюллера в команду. Очень полезный футболист, он бы у меня обязательно играл.

– А что, есть мысли стать тренером?

– Да так, иногда залетают в голову.

– Не рановато?

– Нет ничего плохого в том, чтобы задумываться о будущем. Будь тебе 20 лет или 30, ты пытаешься представить, как сложится твоя жизнь. У профессии тренера есть много плюсов. Но и минусов тоже много. Если мысли об этом и появляются, то пока стараюсь гнать их прочь.

– Прочитал, что после завершения карьеры хотели бы поработать моряком. Зачем вам это?

– Просто ради интереса. Отец – моряк, брат – тоже. Вот и я хочу посмотреть, что это такое и что это за эмоции. Желательно на русском корабле и без штормов. Мне кажется, вряд ли я выдержу в море больше месяца.

– Есть еще мечты, которые футбол вам не позволяет реализовать?

– Футбол мне позволяет все, что делает меня счастливым. Я всем доволен. И считаю, что все должно быть потихонечку, всему свое время. Сейчас получаю удовольствие от футбола, а дальше – видно будет.