Василий Уткин: Мне плевать на слова Соловьева. Они мне безразличны
14 сентября 15:28
автор: Артем Локалов

Василий Уткин: Мне плевать на слова Соловьева. Они мне безразличны

Футбольный комментатор - о том, как принимал решение работать на «Матч ТВ».

Василий Уткин в интервью Sovsport.ru объясняет,почему согласился работать на «Матч ТВ» и рассказывает, отчего телеведущийВладимир Соловьев «гнобит футбольных комментаторов».

- Вы объявили, что будетеработать на «Матч ТВ». Что стало главным фактором такого решения?

- Небыло решающего фактора. Это была сумма факторов. С самого начала говорил, чутьли не «Советскому спорту», что моя позиция может измениться в зависимости оттона и характера предложения.

- Вы можете сказать, какгендиректор «НТВ-Плюс» Александр Вронский убедил вас работать на «Матч ТВ»?

- Нет. Всеэти встречи были конфиденциальными.

- Чем конкретно будетезаниматься на канале?

- Комментированиемматчей точно буду заниматься. Чем еще, не представляю. Потому что вообще сейчасмало кто себе представляет, что будет происходить со структурой вещания. Я, покрайней мере, этого не знаю.

- Может, обсуждали чемпионаты,которые вам традиционно ближе для комментирования?

- Слишкомподробный вопрос. Кто это сейчас может сказать? Я сегодня дал согласие работать...

- Был ли у вас или будетразговор с руководителем «Матч ТВ» Тиной Канделаки? Или вы будете общатьсятолько с Александром Вронским?

- С Тинойу нас была встреча в понедельник, я об этом рассказывал в своем твиттере. Когдабыл на встрече с Вронским, тоже ее встретил. Поздоровались. Вообще странныйвопрос. Как я могу не общаться с руководителем канала?

- Но у вас натянутые отношения.

- Знаете,я некоторое время руковожу редакцией своей спортивной. И у меня там тоже естьнатянутые отношения. Есть, например, люди, с которыми просто не разговариваювне редакции. Но по работе могу общаться с кем угодно. Тем более по работенужно общаться с кем угодно. А как еще?

- Можно сказать, что когда небыло известно, где вы продолжите работу, чувствовали себя загнанным угол?

- Какимя себя точно не чувствовал, так это загнанным в угол. Было много разныхразговоров, встреч. Я размышлял.

- Мысли закончить скомментаторством и спортивной журналистикой были?

- Конечно.

- Что заставило остаться?

- Многоразных факторов, я ж говорю. Общение с коллегами, друзьями-спортсменами ипросто с друзьями.

- По-прежнему считаете, чтопранкер, который вам звонил от лица Тины Канделаки, работает на ее агентство?

- Сказалоб этом и мне к этому добавить нечего. Я, конечно, не знаю, в какой форме. Может,на договоре, может в штате. Может, преференции у него есть. Может, его без визыв шенген пускают. Но то, что это сотрудничество, не сомневаюсь ни секунды.

- Хотя пранкер все отрицает.

- Пожалуйста!Конечно, будет отрицать. Но все это – по моей информации. Разумеется, копиюдоговора я не представлю, в случае чего. Но знаю, что это так.

- Вы обратили внимание на слова телеведущегоВладимира Соловьева, который считает, что вы «слились», согласившись в итогеработать у Тины Канделаки?

- Давноне обращаю внимания ни на какие слова Соловьева.

- Почему?

- Потомучто мне плевать. Даже, я бы сказал, мне просто безразлично. Могу сказать вот ещечто. У Вовы Соловьева есть нереализованная мечта. Он хочет быть футбольнымкомментатором. Именно поэтому он всегда гнобит футбольных комментаторов. Может,не всех, может, с кем-то успел подружиться. Это нереализованный комплекс.

- Соловьев кому-то рассказывал,что хочет стать футбольным комментатором?

- Этопросто известно. Не могу сказать, откуда. Просто с этим знанием давно живу.

- Общались с Владимиром?

- Виделв ресторане один раз. Мы, кстати, с Галицким обедали. И там появился Соловьев. Номы никогда не общались.