Сергей Фурсенко: Будем восстанавливать мощь «Зенита»
03 июня 13:12
автор: Максим Шитиков, Артур Гичунцев

Сергей Фурсенко: Будем восстанавливать мощь «Зенита»

Сергей Фурсенко объяснил, когда станет президентом клуба, какие амбиции у Роберто Манчини и удастся ли начать сезон на новом стадионе.

Генеральный директор «Зенита» Сергей Фурсенко объяснил, когда станет президентом клуба, какие амбиции у Роберто Манчини и удастся ли начать сезон на новом стадионе.

«С газоном на новой арене все будет в порядке»

– Известна ли сумма на трансферную кампанию?
– Мы почти на 120 миллионов евро продали игроков, у нас достаточно большой объем средств, который мы можем потратить. Все средства не могут быть потрачены, но тем не менее выбор большой. Кто-то будет взят из клубов российского чемпионата. Переговоры идут.

– «Зенит» берет себе новый стадион в концессию после Кубка конфедераций?
– Да, там остались четыре пункта согласования с правительством города. После согласования мы заберем стадион в концессию.

– Реально, чтобы «Зенит» начал новый сезон на Крестовском?
– Мы посмотрим на качество поля после Кубка и будем принимать конкретное решение. Конечно, хотелось бы начать на новом стадионе, несмотря на некоторые недоделки. Вы сами понимаете: начинать сезон на новом стадионе – это совершенно другие эмоции. Мы сможем там всех принять. Очень хочу, чтобы туда ходили семьями. У нас будет петербургский семейный стадион, чтобы приходили проводить время – как в театр. А действо мы вам обеспечим. Будет очень красиво.

– Начинать будете на рулонном покрытии или будет выращена своя трава?
– Мы посмотрим, что будет после Кубка конфедераций. Думаю, начнем на нынешнем покрытии. С газоном работают специалисты «Зенита». Здесь все будет в порядке. Мы умеем работать с травой: вы знаете, что на «Петровском» самая лучшая трава в России. И будет самый лучший стадион.

«Газпром» серьезно считает деньги»

– Подтвердите слова Максима Митрофанова о том, что в стадион нужно вложить еще пять миллиардов рублей для доведения его до ума?
– Я бы не стал такие цифры озвучивать, надо подробнее исследовать процесс. Серьезные эксперты это не оценивали. Стадион хороший, и мы его доведем до ума.

– В чем разногласия с правительством по стадиону?
– Огромный объект, могут выявиться какие-то конструктивные проблемы, но сейчас трудностей я не вижу.

– По каким пунктам все-таки торгуетесь?
– Мы почти обо всем договорились. Не стал бы все озвучивать. У нас с вами задача – привести людей на стадион, чтобы огромным стадионом болеть за любимый клуб. Мы не разоримся, потому что рачительно относимся к своим средствам. «Газпром» очень серьезно считает деньги. Нам приходится вести очень сложные переговоры, чтобы была оказана какая-то помощь. Не один «Газпром» этим занимается. Интерес к «Зениту» большой. Самое главное, чтобы люди приходили сами и просили деньги взять.

– Что будут делать на стадионе в первую очередь? Медиа-центр снесут?
– Не могу сказать детали, здесь должна поработать комиссия, ее сформируют сразу после Кубка конфедераций. Мы сразу решим этот вопрос в рабочем порядке. Давайте заострять внимание на позитиве, который есть в «Зените».

«Никто не должен влиять на арбитров»

– И все-таки о негативе. Луческу назвал свой приход в «Зенит» ошибкой. Вы сами так считаете?
– Каждый человек проходит этап эволюции. Я знаю Луческу как очень милого человека, очень профессионального тренера и прекрасного футболиста, в свое время игравшего за сборную Румынии. У него свои методы, но что-то не получилось, с кем-то не смог сойтись характерами. Это бывает очень сложно: человек, который привык 14 лет находится под крылом большого олигарха, попадает в немножко другую ситуацию. Каждый человек по-разному на нее реагирует. Мы ему благодарны за то, что он приехал и провел здесь свое время. Будем восстанавливать мощь клуба, чтобы он мог претендовать по-настоящему на Лигу чемпионов.

Манчини сам по себе – амбициозный человек. Он хочет выиграть Лигу чемпионов. Даже в моей биографии были победы в чемпионате России, Кубке и Суперкубке УЕФА, а в Лиге чемпионов – нет. Единственное желание, которое есть – достичь того, чего нет. И у нас с новым главным тренером интересы совпадают.

«Газпром» – мощная компания, которая промоутирует себя по всему миру. Сами понимаете, газовый бизнес – непростой. Здесь «Газпром» – большой монополист, хотя у нас есть и независимые производители газа, а за рубежом приходится бороться активно. Реклама, которую «Газпром» размещает за границей и использует для этого вложения в «Зенит», необходима для работы за рубежом.

У меня есть большой опыт общения с «Шальке». Когда мы заключали первый контракт, была большая оппозиция, потому что болельщики из Гельзенкирхена не хотели видеть надписи «Газпрома». Один пастор был категорически против, на что мы ему сказали «А вы выключите у себя газ, и все в порядке, не будете иметь никакого отношения к России». Он задумался слегка. Когда пошли инвестиции в клуб и «Шальке перешел на следующий уровень, все болельщики приветствовали спонсорское приглашение. Выиграли не только они, но и «Газпром», потому что компания стала активно продвигать свои интересы за границей.

– Будет ли создан волейбольный «Зенит»?
– Мы активно поддерживаем баскетбольную команду, волейбольный «Зенит» у нас есть в планах.

– Поработаете с арбитрами?
– Мне просто говорить, потому что я везде в курсе дела. Когда пришел в РФС, я выстроил новую систему, там был Розетти. Эти движения связаны с тем, чтобы никакие люди не могли помешать нам играть в честный футбол. Чудеса всякие бывают, но я категорический противник работы с судьями, корпус арбитров должен быть независимым, никто не должен влиять на них. Иначе все теряет смысл. Лучше говорить правду, тогда не ошибешься в ответах в следующий раз.

«Видео с Орловым создало ажиотаж». Карпин – об имидже «Матч ТВ» и Дзюбе-эксперте

«Занимаюсь тренером и игроками. Остальное вторично»

– Когда «Зенит» станет прибыльным клубом?
– Он сейчас достаточно много зарабатывает. Спонсоры приходят, потому что у клуба есть имидж. Много молодых людей болеют за команду. Сейчас еще нарастим объем болельщиков, что важно в имиджевом и финансовом плане. В финансовом плане надо договариваться со всеми клубами РФПЛ. У меня очень хорошие отношения со всеми президентами, в том числе с Федуном и Гинером. Со всеми президентами клубов надо договориться, чтобы не было никакой фальши в наших играх. Тогда это будет бескомпромиссный и интересный футбол. Иначе это бессмысленная трата времени.

– С чем в целом связаны изменения в руководстве в «Зените»?
– Меня попросили, и я взялся за дело. Я достаточно квалифицированный специалист в этом плане, так как прошел всю вертикаль в футболе, плюс работа в комиссиях ФИФА и УЕФА. Мне проще со своего уровня проводить изменения, потому что всех знаю в этой области. Все не без недостатков. Митрофанов остался в системе клуба, он назначен моим советников по стадиону и инфраструктуре. Стадион – приоритет номер один. Надо, чтобы все пришли туда с удовольствием и были как дома. Культура посещения стадионов во всем мире – это фантастика. На «Альянц Арену» потратили 450 миллионов евро, и все инвестиции вернулись через три года – там народ живет футболом.

– У вас есть бизнес-план по тому, когда клуб станет прибыльным? За два года реально это сделать?
– За такой срок довольно сложно. Мы сейчас вышли из режима санкций УЕФА, вернули себе наложенные штрафы. По финансовым вопросам еще надо разобраться. Не забывайте, что я всего пять дней нахожусь на своей должности. Сейчас я занимаюсь двумя вопросами: тренером и игроками. Остальное вторично. 15-16 июня они должны улететь на сбор. После этого мы с вами соберемся в спокойной обстановке и поговорим на все интересующие вас темы.

– Когда вас можно будет называть президентом, а не гендиректором?
– Есть корпоративные процедуры. Они продолжатся до 23-25 июня. Это абсолютно не имеет никакого значения, потому что мы на постоянной основе взаимодействуем с председателем совета директоров. Я не вижу никаких проблем. Как угодно называйте.

– Можно сказать, что «Зенит» пошел на изменения, потому что понял, что находится в кризисе, и ваша задача – вывести на тот уровень, который был при вас?
– Я всегда готов помочь любимой команде. Когда меня попросят, встану в строй. А какие причины были у акционеров спросите у них.