Полузащитник московского «Спартака» Егор Титов в интервью еженедельнику «МК-Бульвар» рассказал о том, что в скором будущем будут обнародованы результаты журналистского расследования о тотм самом бромантане, из-за которого футболист получил годичную дисквалификацию. Приводим самые интересные высказывания Титова из интервью корреспондентке еженедельника.

- Егор, прошло два месяца, как окончился срок вашей дисквалификации, вы сыграли несколько матчей. Как оцениваете сейчас свои силы, вошли в форму?

- А я всегда был в форме. В красно-белой форме спартаковского клуба. Я просто не очень понимаю такие вопросы. А где тогда, извините, эта конкретная планка?

- Но вы сами в своем февральском интервью говорили: «В игровом плане я отстаю от всех». Потом, правда, в матче с казанским «Рубином» сразу два гола забили.

- Видимо, в газете хотели чего-то жареного, выхватили мою похожую фразу, перевернули ее и дали такой заголовок. Для меня понятия «форма» не существует. Я просто не понимаю этого.

- Первый матч после дисквалификации был, наверное, для вас особенно волнительный? Не возникало чувства, что все как в первый раз?

- Нет, было скорее чувство огромной ответственности. Наше руководство к этому матчу выпустило много буклетов и плакатов со мной, поддержали меня, за что им огромное спасибо. Я знал, что на игру придут много моих поклонников, родных, близких, друзей. И хоть у нас не получилось целостной игры, я в том матче отдал пас, забил с пенальти.

- Вы за этот год выяснили, в каком лекарстве содержался этот несчастный бромантан, чтобы больше его как-нибудь случайно не принять?

- Во-первых, все препараты нам выдают доктора, и тех людей, которые тогда работали в «Спартаке», давно уже нет в команде. А во-вторых, один человек из спортивной журналистики давно уже ведет расследование по этому вопросу, и очень скоро все, и я в том числе, узнают, откуда все это взялось. Там уже будет ясно, какой это был препарат, специально его давали или нет. Я до сих пор сам всего не знаю, хотя догадываюсь.

- Я бы, наверное, на вашем месте стала с тройной осторожностью относиться даже к обычным лекарствам от простуды. Не дай бог что.

- Да, но мы ведь ничего не принимаем сами. Без разрешения доктора я не могу просто так дома взять и выпить таблетку. Если чувствую, что заболеваю, значит, еду к нашему врачу на базу, и он дает мне лекарство, потому что он за это отвечает. И я ему доверяю. Так было в «Спартаке» на протяжении 15 лет. У нас не было ни одного конфликта с УЕФА. И вдруг такой скандал.

- Раз уж мы про Европу... Вы во всех интервью так патриотично говорите, что если бы вам предложили поиграть за зарубежный клуб, вы бы отказались. Но ведь это интересно, новый опыт. Почему нет?

- Так сейчас туда ехать смысла нет. Сейчас все деньги, все футболисты в России. А чтобы менять всю свою жизнь и играть там за копейки... Да вы что!

- Почему за копейки?

- Европейские футбольные клубы если и купят, то какого-нибудь испанца или португальца. Им и будут платить. А за нас... Рисковать и брать кота в мешке никто не будет.

- Вы за прошедший год были практически сам себе агент — и с Трубачом спели, и по тусовкам ходили. В общем, на имя поработали.

- Было много интересного. Но это лучше, чем если бы я сидел и не знал, чем себя занять. Возможно, у меня началась бы депрессия или еще хуже — люди, бывает, спиваются. Хотя мне, конечно, это не грозит. Я попробовал себя немножко в другой сфере, зная, что все это ненадолго. Кстати, если других шоу-бизнес засасывает, я быстро понял, что это не мое — в футболе интересней. С августа я уже был с командой, каждый день ездил на базу, на тренировки. И давно готов был выходить на поле.

- Серьезных предложений о работе за это время не получили? Вы ведь даже ездили комментировать Евро-2004 с Виктором Гусевым?

- Да, я еще работал в «Известиях», у меня была своя колонка в газете. И с Первым каналом ездил на чемпионат мира... Но опять же: предложите мне какую-нибудь работу — я же делать ничего не умею. Разве что в футболе — накачать мячи, раздать форму...