Михаил Бутов: Доверия к нам нет, но исключить ВФЛА не так просто
14 июля 18:00
автор: Юрий Волохов,

Михаил Бутов: Доверия к нам нет, но исключить ВФЛА не так просто

Бывший генеральный секретарь ВФЛА – о неожиданной отставке президента федерации Евгения Юрченко и ее возможных последствиях для российской легкой атлетики.

Евгений Юрченко проработал всего пять месяцев на посту президента ВФЛА и ушел по собственному желанию. Взялся за гуж, а гуж оказался неподъемным?
Мы можем только гадать о причинах отставки. Но, видимо, человек не предполагал, что все так непросто в нашей легкой атлетике, недооценил ситуацию, либо переоценил собственные силы и ресурсы.

Считается, что спортсмены не оказали должной поддержки новому президенту. Согласны?
Все-таки, думаю, что не спортсмены не оказали должной поддержки президенту, а, скорее, он не нашел необходимого взаимодействия со спортсменами.

Как я понимаю, главная задача ВФЛА – это решение вопроса по выступлению наших легкоатлетов на Олимпиаде в Токио, которая пройдет в следующем году. А таковых у нас совсем немного. Поэтому необходимо было с ними общаться каждый день и не по одному разу. Чтобы найти поддержку с их стороны, сформулировать взаимные интересы.

Вторая задача – это заниматься развитием легкой атлетики, нашим будущим, ближайшими резервами. Как я понимаю, ни того, ни другого не было сделано.

В конце июля пройдет Совет Международной федерации легкой атлетики. Чем нам аукнется внезапный уход Юрченко?
Ничем. Его уход никакого влияния ни на что и ни на кого не окажет.

Что нам грозит за то, что мы не выплатили до дэдлайна, 1 июля, пять миллионов долларов штрафа за «дело Лысенко»?
Не знаю, что грозит, но платить все равно придется. Понятно, что хочется увидеть горизонт всего этого дела, но для этого нам нужно общаться с чиновниками World Athletics, искать какие-то контакты. Потому что никакого доверия сейчас к нам ждать не приходится. А налаживание контактов – это долгая, тяжелая работа.

Но долг как-то можно реструктурировать?
Мне трудно сказать, для этого нужно знать ситуацию изнутри. Варианты могут быть разные, но важно сформулировать свою позицию, доказать, что она вполне резонная. Но для этого нужно постоянно разговаривать. Иначе ничего не будет.

Наши представители смогут сформулировать свою конструктивную позицию на предстоящем Совете World Athletics?
Нас туда никто не звал. Это рабочее заседание высшего органа, а представителя России сейчас в Совете нет по всем известным причинам (представителем от России в Совете был Михаил Бутов, однако после дисквалификации ВФЛА членство России в Совете было приостановлено. - прим. ред.).

Какие настроения в отношении России сейчас могут преобладать в Совете World Athletics?
Как я уже говорил, доверия к нам сейчас мало. Это самое главное. Но с другой стороны, всем надоела эта ситуация и все хотят ее разрешения. Но, к сожалению, мы каждый раз даем какой-то повод, чтобы ее не разрешить. Например, «дело Лысенко» самый вопиющий повод.

Велика вероятность, что ВФЛА вообще исключат из членов World Athletics…
Не все так просто. В России есть сильные спортсмены, никто не хочет терять их для мировой легкой атлетики. И не стоит забывать, что Россия была одним из учредителей ИААФ. Есть и еще причины, может, не такие веские, но они есть.

Станислав Поздняков призвал всех к консолидации, чтобы, наконец, всем вместе выбрать на должность президента ВФЛА достойного человека. Вы такого человека видите?
Это и есть самый трудный вопрос. Пока только понятно, что согласно Уставу ВФЛА, внеочередные выборы президента должны пройти в течение 60 дней.