Дмитрий Смит: Хочу верить, что киберспорт поможет оставить политику за рамками спорта

22-25 декабря в Парке науки и искусства «Сириус» прошла конференция «Киберспорт 2030», организованная Федерацией компьютерного спорта России и Научно-технологическим университетом «Сириус».
Дмитрий Смит: Хочу верить, что киберспорт поможет оставить политику за рамками спорта
25 декабря 2021 09:00
автор: Павел Мхеидзе

«Советскому спорту» удалось пообщаться с ключевой фигурой российского киберспорта, одним из первых российских киберспортсменов, в 1990-х лидером клана Orky, неоднократным чемпионом и призером турниров по StarCraft, сооснователем и президентом ФКС России Дмитрием Смитом.

- Первый же вопрос, который тревожит всех любителей компьютерных игр: когда же наконец шутеры станут киберспортивной дисциплиной в России?
- Хороший вопрос! Мы рассчитываем, что это произойдет максимально быстро. Сейчас правильно называть шутеры тактическим трехмерным боем, не важно, из танка ты стреляешь или из автомата Калашникова. Мы уже провели несколько раундов общения с министерствами, и мне кажется, пришли к пониманию. Надеюсь, что данная дисциплина довольно быстро, в ближайшие два месяца, станет частью киберспорта России. Но человек предполагает, а бог располагает…

- Бытует мнение, что «стрелялки» приводят к агрессии у детей и подростков. Проводились ли вами какие-либо исследования в данном направлении?
- Да, мы привыкли, что нас просят доказать, что мы не верблюды. Поэтому мы сами проводили исследования, изучали опыт наших зарубежных коллег, и утверждаем следующее – в играх, конечно, бывает всякое, но в том, что касается киберспорта, насилию места нет. Максимум, о чем можно говорить, это про спортивную агрессию, а она присуща любому виду спорта. Более того, ни один бизнес без дозированной агрессии не построишь. И киберспорт учит эту агрессию дозировать.

Если же говорить про игрушки в целом, могу привести такую статистику. В США молодежная преступность всегда вызывает очень сложные эмоции, и она там крайне велика. Там существует статистика за последние 10 лет, которая отражает количество преступлений, совершенных молодежью, а также увлечение компьютерными играми, в том числе и так называемыми «стрелялками». Видно, что преступность очень сильно падает, в то время как увлечение играми растет. То есть эти два графика наглядно показывают, что связь тут обратная – люди свою агрессию выплескивают в играх, а не переносят в реальную жизнь.

Все случаи трагедий, которые нам известны, мы пристально изучаем, и могу сказать, что с нашей точки зрения у нас достаточно аргументов для того, чтобы продемонстрировать – игры не являются их причиной. Если человек теряет связь с реальностью и уходит в какой-то свой мир, он обычно бежит не куда-то, а откуда-то. Значит, здесь у него что-то было плохо.

Каждый трагический случай имеет свои реальные причины. Понятное дело, что гораздо легче сказать «вот он поиграл, и с ним что-то случилось», чем разобраться, какие проблемы были в семье, школе, на работе, и так далее. Но всегда же легче на что-то свалить. Я скажу честно: 15 лет на нас постоянно валили, постоянно были истории, что у виновника трагедии давно были проблемы там, там, там, а еще он играл. Сейчас у нас достаточно доказательной базы, чтобы дать отпор любому такому диванному аналитику, поэтому больше мы не позволяем и не будем в будущем позволять пытаться все списывать на компьютерные игры, и уж тем более на киберспорт. Еще раз повторюсь, в компьютерном спорте нет места насилию, здесь есть спортивная агрессия, и он учит эту агрессию дозировать.

- Вы четко разграничиваете киберспортсменов и геймеров. Но может ли простой любитель компьютерных игр сам вырасти в профессионала?
- Дело не в том, человек самоучка или его воспитала система. Здесь вопрос в комплексном подходе. Если человек играет время от времени для развлечения, или, не дай бог, по ночам, он в лучшем случае так отдыхает, а в худшем теряет свое здоровье. Киберспорт это система. Если мы возьмем определение спорта, это не только участие в соревнованиях, но и подготовка к ним. Мы постоянно говорим, что тренировка состоит из трех частей. Первая часть это, безусловно, практика, когда спортсмен оттачивает свои механические навыки, потому что в некоторых играх скорость движения рук сумасшедшая. Например, в Starcraft есть игроки, которые производят до 400 осмысленных действий в минуту. Есть теоретическая часть – любой соперник имеет свой стиль, свои слабости, которые надо изучить и уметь их использовать. В тоже время есть у оппонента и сильные стороны, надо быть готовыми дать отпор. Теорию очень сложно переоценить.

Следующая часть - это физическая подготовка. «В здоровом теле здоровый дух» - это не просто слова, это аксиома для всех спортсменов. Профессиональный атлет - это человек, который зарабатывает деньги своим телом, у него тело - это инструмент. Он следит за своей осанкой, за своим зрением, знает, как избежать появления туннельного синдрома и прочего. Что, кстати, неплохо было бы знать всем людям, работающим с компьютером. Поэтому первое - это техника безопасности. Второе - это накачка своего инструмента, чтобы он был на пике формы, и как раз здесь нам на помощь приходит классический спорт. Мы не изобретаем велосипед, даже в шахматах есть в системе подготовки физические нагрузки. Мы ничем принципиально не отличаемся, у нас тот же самый подход – мы берем отработанные методики и интегрируем в свою систему подготовки.

Так, большинство профессиональных команд имеют не только тренеров, но и фитнес-инструкторов, спортивных психологов. И отвечая на вопрос – может. Он может заниматься самостоятельно в спортзале, может самостоятельно смотреть обучающее видео и образовываться, пандемия нас многому научила в плане самостоятельности. Но, естественно, гораздо лучше, если с тобой работает живой тренер, это эффективнее. Конечно, есть самородки, которые могут сами пройти этот путь. Единственное, чего человек не сможет самостоятельно, это получить самопомощь с точки зрения спортивного психолога.

Победа нашей команды Team Spirit на International 2021 показала, что роль спортивной психологии очень сильно недооценивают. В финальной игре ребята играли с китайской PSG.LGD, именитейшими спортсменами. То есть о том, чтобы их победить, было вообще страшно подумать. А наши не просто победили, они при выборе стартовых персонажей отдали китайцам именно тех, с которыми соперники играют хорошо, и сделали так потому, что они знали, как именно китайцы будут играть, и как им противостоять.

Для такого поступка надо иметь очень сильный внутренний стержень, а выковать его как раз помогает психология. Ну вот вы себе представьте, вы играете против чемпиона на пике формы. Да еще и даете ему самый лучший спортивный инвентарь. Этот момент очень показательный и не единственный, который доказывает, что работа психолога очень сильно недооценена. Сейчас очень многие киберспортивные команды берут себе спортивного психолога. Да, человек может заниматься спортом самостоятельно, если только делает это системно, соблюдая все три составляющие подготовки – практика, теория и физическая культура.

- Вы вспоминаете боевое виртуальное прошлое?
- К сожалению, как в старые добрые времена уже не получается, спортивная старость у нас наступает очень рано. Когда мне исполнилось 25 лет, я уже понял, что голова у меня еще соображает, как надо действовать, а вот руки не успевают. Это категорически неприятное ощущение. Но у меня есть сын, я ему показываю разные игры, например, Clash Royale, Brawl Stars, то, во что мы вместе с ним можем поиграть. Но помимо игр он у меня занимается футболом, тхэквондо, сейчас у него челлендж – 5 раз на одной руке отжаться. Стараюсь соблюдать свои же правила.

- Хотели бы вы, чтобы сын стал профессиональным киберспортсменом?
- На самом деле, это сложный вопрос. Если бы ему было лет 18, то да, хотел бы, потому что сейчас киберспорт вышел на такой пиковый уровень, когда человек, оказавшись в нем, может получить не только сиюминутную отдачу от своих результатов, но и очень хорошие перспективы в будущем. Но сыну сейчас 8, и что будет через 10 лет - я не знаю. Может быть, появится какая-то более перспективная история. Я не ставлю себе задачу вырастить из сына чемпиона, мне хочется, чтобы он… Это, конечно, избитый термин – гармонично развитая личность, но для меня он значит, что у сына должны были навыки и скиллы, которые позволят ему иметь максимально широкий выбор в этой жизни. И коммуникативные, и технические, полный набор этих умений можно получить благодаря занятию системным киберспортом.

При этом тебе не обязательно быть профессиональным игроком – в целом наша Федерация занимается именно массовым спортом, для того чтобы показать, что это современная физическая культура, сплав новых технологий и старого принципа «в здоровом теле здоровый дух». Поэтому я хотел бы, и, собственно, подталкиваю сына к тому, чтобы он занимался компьютерным спортом помимо всего остального. Но я, наверное, был бы против, если бы он сказал: «Папа, знаешь, я вот хочу стать чемпионом и выиграть International. Помоги мне, я хочу тренироваться!» Все-таки чемпионами становятся единицы, этот долгий и упорный труд. Ну и, конечно же, удача и талант.

- Нет ли опасности для классических видов спорта? Ведь детям намного интереснее играть в игры, чем заниматься физическими упражнениями, и они в юном возрасте не видят различий между киберспортом и геймингом.
- Я не согласен с подобным постулатом. На примере моего сына не могу сказать, что ему интереснее играть в компьютер, нежели в футбол, или что он больше захочет посмотреть вместе со мной соревнования по Clash Royale, нежели с дедушкой фигурное катание. Здесь другая проблема – мотивация. Дети берут пример со своих родителей. Если мама с папой сидят в телефоне или в компьютере любую свободную минуту, конечно, дети будут брать с них пример. «Если ты сидишь в играх, почему мне нельзя? Зачем ты меня заставляешь заниматься физкультурой, бегать, прыгать, скакать, когда я тебя вижу лежащим на диване с телефоном в руках?»

Почему ребенок должен делать то, что не делают его родители? Как говорится, не воспитывайте своих детей, они все равно будут похожи на вас, воспитывайте себя. Мы проводили исследования, и люди, которые занимаются нашим видом спорта, не играют в игры, а именно занимаются киберспортом, в полтора раза чаще занимаются классическими видами спорта. А поскольку мы говорим про детей, у них энергия, им хочется двигаться, хочется попробовать себя в разных направлениях. Поймите, моя позиция – ребенка перегрузить невозможно! Главная задача - дать ему разноплановые задания, чтобы у него было и куда голову приложить, и обязательно физические нагрузки. Разумеется, не выматывать его, в таком случае человек спит плохо, а для ребенка это вообще катастрофа. Дети априори хотят физической активности, просто дайте ему возможность и пример для подражания, и все.

- Какой путь развития киберспортсменов сейчас у нас в стране?
- У нас есть школьная лига, в которой участвуют дети с 14 лет – по действующему законодательству, в соревнованиях можно принимать участие с этого возраста. Возможно, постепенно мы сможем снизить это ограничение, но это позиция министерства здравоохранения. Хороший принцип – семь раз отмерь, один отрежь, пока коллеги не будут убеждены, что это не во вред здоровью нации, это не будет разрешено. Поэтому только старшеклассники.

Дальше у нас есть студенческая лига, официально по нашему законодательству она может быть только одна, и она организована нашей Федерацией и российским спортивным студенческим союзом. Дальше идут соревнования массовые, региональные, межрегиональные, всероссийские, международные и так далее. Задача нашей Федерации выстроить некую систему подготовки спортсмена, лестницу, по которой он будет подниматься к вершине. Главное, чтобы ребенок, а в 14 лет это все-таки ребенок, выбирал себе направление и мог в нем двигаться. Ему должно быть понятно, как он может оказаться в фокусе внимания скаутов профессиональных клубов, как они вообще о нем узнают.

То, что, например, в Dota он имеет высокий рейтинг, это хорошо, но недостаточно, нужен турнирный опыт. Даже если человек самородок и смог в игре достигнуть потрясающих результатов, ему необходимо участие в соревнованиях. Я помню, когда пришел на первый турнир, еле занял пятое место. Хотя потом я побеждал всех в Starcraft, изначально было боязно, непривычно и непонятно, не было модели поведения в подобной ситуации, да еще куча раздражающих и отвлекающих факторов. Этот опыт необходим, наша задача дать его. Поэтому сперва школьная лига, потом студенческие соревнования и дальше, если человек понимает, что это его, он может уже уйти в полупрофессионалы или даже профессионалы. На сегодняшний день более 45 человек уже поднялись по этой лестнице и сейчас являются членами той или иной профессиональной команды.

- Очень большую популярность набрали бои без правил, в частности из-за умелого подогревания интереса публики на этапе подготовки боя – битва взглядов, треш-ток и тому подобные активности. В арсенале киберспорта есть аналогичная дисциплина – файтинг, не думали пойти по похожему пути привлечения аудитории?
- Кейс с ММА показывает, что спорт немногого стоит без шоу. Это и деньги, и внимание, и желание в него попасть для подростков, поэтому такое представление необходимо. Но мы делаем свое шоу, у нас немного другая история.

Здесь надо понимать, что мы скорее работаем в обратную сторону. Я искренне считаю, что киберспорт должен быть вне политики, оскорблений и прочих неправильных историй. Это спорт молодежи, детей, а они же очень обидчивые и, может быть, это даже кого-то покоробит, они еще и злопамятные. Если один ребенок другого обидел, то второй может обидеть его в ответ, и не обязательно в том же направлении. Делать для детей такую систему для подражания не стоит.

Немного уйдя в сторону, скажу: изначально киберспорт очень широк, с размытой географией. Мы стараемся увести детей в сторону от глобальных распрей, говорим им: «Вот смотрите, есть политика, а есть киберспорт». Например, ребята, которые выиграли International – там два человека с Украины. Есть другие команды, где вместе играют белорусы, казахи, киргизы, пожалуйста, и никаких проблем нет. Более того, есть команды, где вместе играют русские и французы, или поляки с русскими, и вполне дружно. Мы считаем, что киберспорт может стать той адекватной площадкой, которая позволит эту политику оставить за рамками спорта. Я хочу верить, что это возможно, хочу верить, что киберспорт сможет изменить текущее положение.

Возвращаясь к вопросу, с учетом таких наших глобальных целей, я не хочу давать повод дополнительный токсичности появиться в компьютерном спорте.