В России народ хлипче? Почему поляки разрешили заполнять арены на 25 процентов, а мы – только на 10
30 мая 11:30
автор: Дмитрий Кузнецов

В России народ хлипче? Почему поляки разрешили заполнять арены на 25 процентов, а мы – только на 10

Не только в РПЛ летом пустят на футбол зрителей. То же самое сделает и Польша.

ЧИНОВНИКИ ПЕРЕСТРАХОВЫВАЮТСЯ?

В Польше возобновили футбол, в пятницу прошли матчи чемпионата страны. Пока без зрителей на аренах, но это временное решение. С 19 июня ожидается возвращение болельщиков на трибуны при условии, что стадионы могут быть заполнены на 25 процентов. Допуск будет разрешен при соблюдении мер социального дистанцирования и дезинфекции. Новость пришла со ссылкой на премьер-министра страны Матеуша Моравецкого 29 мая.

А днем ранее наш Роспотребнадзор дал добро на игру со зрителями в РПЛ. Однако, в отличие от польских клубов, российским разрешено заполнять на своих аренах 10 процентов мест. Сравните: 10 и 25 процентов. Разница в 2,5 раза. Чем она обусловлена? Тем, что в Польше ситуация с пандемией лучше, чем в России?

На 29 мая у соседей действительно было всего 330 новых случаев заражения, у нас – больше восьми тысяч. Но надо учитывать, что и населения в Польше на сто с лишним миллионов меньше. Не факт, к тому же, что там делают так же много тестов, как в России. Однако дело, полагаю, не столько в цифрах статистики заболевших – разве можно предсказать, сколько носителей вируса может оказаться на конкретном футбольном матче? Ограничения вводятся, потому что есть опасность подцепить заразу, а процент заполняемости по идее должен отражать какие-то расчеты по безопасному нахождению людей в определенном месте. Вне зависимости от степени эпидемиологической ситуации. Потому что если допуск в принципе возможен, то дальше вступают в силу меры безопасности, а не статистика больных.

Например, в магазинах рисуют специальные красные линии через определенное расстояние, чтобы покупатели могли соблюдать социальную дистанцию. Так, наверное, должно быть и на футболе. Но что же получается: в Польше плотность зрителей на стадионах в 2,5 раза больше, чем в России. У них вирус передается на меньшее расстояние, народ покрепче или у нас чиновники в 2,5 раза перестраховываются?

Государство дало добро футболу в России летом со зрителями. Когда матчи, кто болен, кого потеряли

ШИРОКОВ НАМЕКАЕТ НА ПАРАД

Полагаю, что на самом деле никакие функционеры и специалисты сегодня не способны дать четких ответов на многие вопросы, которые поставил перед обществом коронавирус. В том числе и на те, что касаются нахождения людей в местах проведения массовых мероприятий. Очень многое зависит от того, готовы ли большие начальники в принципе идти на риск и брать на себя ответственность. Если такие смельчаки находятся, то процесс начинает сдвигаться с мертвой точки. Нельзя сказать, что действуют эти люди вообще наобум. Но и методички у них точно нет.

Так было, например, в Германии, которая первой из больших футбольных стран решилась на возобновление чемпионата. Помните, сколько критики пришлось услышать руководителям бундеслиги, когда они заговорили о рестарте турнира. Все это происходило на фоне отказов доигрывать свои чемпионаты такими странами как Франция и Нидерланды, а также нескольких случаев заболеваний у игроков немецких клубов. Вопрос решился положительно только при участии федерального канцлера Германии Ангелы Меркель, которая приняла мужское решение. А уже следом всем миром начали заявлять о возобновлении турниров другие страны, списывая как двоечники у немцев медицинский протокол по безопасности.

Вот и сегодня, когда мы неожиданно услышали, что футбол может быть со зрителями даже в такое время, все были крайне удивлены. На протяжении двух месяцев нам ежедневно твердили, что про болельщиков на спортивных мероприятиях следуют забыть на долгое время. Скорее всего, до того момента, как не будет создана вакцина от COVID-19 или, по крайней мере, действенное лекарство от него. Однако вдруг резко все поменялось. Почему?

Роман Широков на днях нашел свое объяснение такому повороту: мол, если парад возможен, то всем надо соответствовать – футбол со зрителями тоже как парад. В словах бывшего полузащитника сборной России можно при желании обнаружить тонкий троллинг с политическим подтекстом, тем более что рестарт РПЛ назначен на 21 июня, а парад – на 24-е. Но в Польше-то ничего подобного нет – ни парадов, ни политики в футбольных вопросах. Тем не менее, поляки продвинулись даже дальше нас в вопросах снятия ограничений.

Интрига на 10 процентов. «Ротор» и «Химки» могут превратить доигровку РПЛ в фарс

В МАГАЗИНЕ ПОКУПАТЕЛИ, А НА ФУТБОЛЕ – НЕТ

Все больше приходится склоняться к версии, что эти разрешения в большей степени зависят от человеческого фактора. Как только находятся смелые политики, послабления становятся возможными. Там, где таких людей нет, и чиновники предпочитают выждать, посмотрев на соседа, чем у него все закончится, решение вопроса стоит на паузе.

Кто прав? Никто пока не знает. Только время способно дать ответ. Осуждать кого-то за трусость в данной ситуации недопустимо, как и обвинять политиков в популизме и неосмотрительности.

Показательна, кстати, недавняя реакция на допуск в РПЛ зрителей гендиректора «Зенита» Александра Медведева. Сравните два его высказывания по этому вопросу, которые разделяют по времени пять с небольшим часов.

«Конечно, надо играть без зрителей. Не нужно совершать необдуманные поступки, которые могут привести ко второй волне заражений». Это – до того, как Роспотребнадзор дал добро на игру с болельщиками, ограничив заполняемость арен 10 процентами. А вот что было после. «Игра со зрителями критически лучше, чем без. Мы поддерживаем эту инициативу и готовы помогать».

Почувствуйте разницу, что называется.

Не думаю, что человек быстро переобулся и что им двигало исключительно желание не перечить большим начальникам (а решение было одобрено премьер-министром России Михаилом Мишустиным). Никто сегодня не знает, как на самом деле лучше поступить. Тот же Медведев, вероятно, полагает, что риск не оправдан, а руководители ЦСКА и «Спартака» Евгений Гинер и Леонид Федун, напротив, призывают зрителей вернуть. Это не значит, что бывший президент КХЛ не хочет заниматься вопросами допуска болельщиков на шикарную «Газпром Арену». Допускаю, что он так же, как и большинство из нас, не предполагал, что найдется тот, кто возьмет на себя подобные риски.

Футбол во многом просто стал заложником своей популярности и публичности. Ведь если разобраться, то разве поход на стадионы под открытом небом несет большую опасность заражения, нежели поездки в метро, поход в гипермаркет или на строительные площадки? Нет, не несет. Дело скорее в том, что общество воспринимает большой спорт исключительно как развлечение, а не как одну из сфер деятельности, где также зарабатывают деньги.

Хотя очевидно, что матчи со зрителями и без них – это две большие разницы в плане доходности мероприятия. Так почему тогда магазинам с покупателями работать можно, а футболистам – нет? Ведь зрители для футбола – это покупатели футбольного продукта.

Почему такое отношение к футболу сложилось в обществе? Потому что футбол сам дал для этого почву своими заоблачными трансферами, баснословными бюджетами и нереальными зарплатами суперзвезд. И стал постепенно ассоциироваться с предприятием, где не умеют и не хотят считать и экономить деньги. За что сейчас и расплачивается.