V4x3 l 1443244704057

ПЕТР АВЕН. Многолетний президент «Альфа-банка», ветеран российского списка Forbes, вход в который начинается с «ярда» долларов, один из тех, кого по привычке величают олигархами, подразумевая сильных мира сего, недавно стал членом исполкома РФС. За два десятка лет знакомства мне приходилось беседовать с Петром Олеговичем на разные темы, но вот о футболе – впервые…

 Петр АВЕН

Родился 16 марта 1955 года.
Окончил экономический факультет МГУ (1977). Работал в Институте системных исследований АН СССР.
Министр внешних экономических связей РФ (1992), президент «Альфа-банка» (1994–2011).
Входит в Совет попечителей фонда поддержки олимпийцев России.
Член исполкома РФС.

СОЖЖЕННАЯ ФОРМА

– Вы за красных аль за белых, Петр Олегович?
– За красно-белых.
– «Мясной», словом.
– Ну да, спартаковский.
– И давно это с вами?
– Сколько себя помню. Отец был фанатиком «Спартака», ходил почти на все матчи основы, ездил в Тарасовку на дубль… Болел по-настоящему. Футболистом не стал, хотя судил игры на первенство Москвы, пока мама не сожгла его форму.
– У вас на глазах?
– Это случилось до моего появления на свет, но история подлинная. Мама сказала: «Хватит бегать со свистком, займись наукой. Купишь новую форму – и ее спалю». Кто знает, стал бы отец членкором Академии наук СССР, если бы продолжал отвлекаться на судейство? Но футбол не бросил, по-прежнему ездил в Тарасовку, дружил с некоторыми игроками.
– А вас когда приобщил?
– Помню, как отец слушал радиорепортажи Вадима Синявского в нашей коммуналке на Октябрьской площади. Это конец пятидесятых. Ровно на том месте, где сейчас высится памятник Ленину, раньше стоял двухэтажный дом. Внизу размещался магазин «Овощи–фрукты», а наверху – квартира без горячей воды и центрального отопления. Печку топили дровами. Когда я родился, отец купил комнату в этой коммуналке. Думаю, в ней было метров двадцать, может, чуть больше. Моя кроватка стояла слева от входа…
В 1958 году отца командировали на Всемирную выставку в Брюссель, потом он на несколько месяцев уехал на стажировку в Америку. Вернувшись в Москву, сразу купил двухкомнатную кооперативную квартиру на улице Дмитрия Ульянова и машину. Это был колоссальный рывок, полет в космос. Примерно тогда же у нас появился телевизор, также считавшийся предметом роскоши. Мы могли не только слушать футбол, но и смотреть его. Как, впрочем, и хоккей.
Почему-то врезалось в память: болельщики освистывают Анатолия Фирсова, перешедшего в ЦСКА из «Спартака». Кажется, это 1962 год. Я не мог понять, чем недовольны люди на трибунах, и отец мне объяснил.
– Что сказал?
– «Родной клуб предавать нельзя». Я хорошо запомнил эти слова.

КОРОБКА ГАВАНСКИХ СИГАР

– Отец брал вас с собой на стадион?
– Лет с десяти – регулярно. Обычно ходили втроем – отец, его младший брат и я. Валерий Петрович жив и здоров, по-прежнему старается следить за футболом. В его биографии есть занятный эпизод: дядя по профессии врач и в начале шестидесятых работал в московском «Динамо», хотя всегда был таким же фанатиком «Спартака», как и мой отец. Несколько раз дядя приводил к нам домой динамовских футболистов, в том числе легендарного Яшина. У моей мамы хранится коробка от гаванских сигар, привезенных дядей с Кубы, где он был вместе с командой. Еще Валерий Петрович приносил фотографии с автографами игроков…
– И от Льва Ивановича что-то осталось на память?
– Яшина не помню. Наверное, я слишком мал был. Хотя смутное чувство, что где-то видел дядю с Игорем Численко… Валерий Петрович не очень долго проработал в «Динамо», ушел из футбола, посчитав, что теряет там квалификацию: для практикующего врача больных маловато.
– А вы в детстве играть пробовали, Петр Олегович?
– Во дворе и весьма посредственно. Спортивных талантов у меня нет, это точно. Даже если бы захотел сделать футбольную карьеру, не получилось бы. Гонял мяч в свое удовольствие. Периодически занимаюсь этим и сейчас. Очень по-любительски, зато от души.
– С кем-то из игроков знакомство свели?
– По большому счету, нет. Хотя неоднократно встречался с Михаилом Гершковичем, пересекался с Титовым благодаря банку.
– Егор приходил к вам за кредитом?
– «Альфа» устраивала в Голландии футбольные матчи для VIP-клиентов. Мы специально арендовали на день стадион «Аякса». Возили с собой в Амстердам и футбольных звезд, в частности Вагиза Хидиятуллина и Егора Титова, которые усиливали команды сотрудников банка и клиентов. Происходящее на поле комментировал Виктор Гусев.
– Вы играли?
– И сына с собой брал, он тоже поучаствовал… Когда выходишь на зеленое поле и видишь трибуны, пусть даже незаполненные, испытываешь совершенно особенное чувство. По крайней мере, у меня так.

ПРИВЫЧКА – ВТОРАЯ НАТУРА

– А в «Лужниках» вас часто можно встретить?
– Если играет «Спартак» и я в Москве, всегда.
– Покупаете абонемент?
– Уже много лет. Пятнадцатый ряд в ложе
VIP-1, места 3 и 4… В юности не пропускал ни одного домашнего матча «Спартака». Сейчас удается выбраться лишь несколько раз за сезон. Как правило, туры играются в выходные, а я в эти дни редко бываю в Москве.
– Летаете к детям в Лондон?
– В том числе.
– Там ведь «Челси» есть.
– Ходил на «Стэмфорд Бридж», но не прикалывает. Мои футбольные пристрастия ограничиваются «Спартаком» и, пожалуй, российской сборной. Если не считать матчи совсем уж первого ряда типа «класико» «Реал» – «Барселона».
– Ездили?
– Был на двух-трех финалах Лиги чемпионов, на нескольких чемпионатах мира и Европы… Из игр с яркой вывеской как-то смотрел «Челси» – «Манчестер Юнайтед». Скорее, за компанию с сыном, который теперь болеет не только за «Спартак»,
но и за «аристократов».
– Сколько Денису?
– Уже восемнадцать. Время быстро летит…
– У сына абонемент на «Челси», как у вас на «Спартак»?
– Его друзья приглашают. Денис учился в одном классе с сыном Романа Абрамовича…
– Понятно. Вопрос снимается… А у вас в Москве какая компания?
– Постоянный спутник – Леня Богуславский, мой близкий товарищ, сегодня один из главных акционеров «Яндекса», крупнейший российский предприниматель в области Интернета. Иногда присоединяются Олег Сысуев, Володя Григорьев, Саша Мамут…
– Есть определенный ритуал?
– Ничего особенного. Если знаете, в VIP-ложе «Лужников» очень вкусные сосиски. Можем съесть по паре штук, выпить по рюмке-другой водки. Все.
– У Леонида Федуна скидку на абонемент не просите? Как ветеран спартаковского движения.
– Знаете, в нашем банке незыблемое правило: не пользоваться чужими скидками, чтобы не услышать в ответ просьбу снизить процентные ставки «Альфы». Платим ровно ту сумму, которая указана в ценнике. Пока вроде бы справляемся.

НЕСГОВОРЧИВЫЙ РОМАНЦЕВ

– А правда, что вы хотели купить «Спартак», Петр Олегович?
– Дважды тема возникала. Но я не единственный акционер банка и не мог самостоятельно принять такое решение.
– Вам ведь по карману оформить покупку не на «Альфу», а на себя.
– Сегодня – да, но мы говорим о времени, когда у меня подобной возможности еще не было. В какой-то момент уговорил партнеров, что приобретение «Спартака» – разумный шаг, наши маркетологи подтвердили: это правильная инвестиция с точки зрения продвижения банка. Мы даже выделили определенный лимит денег на сделку, но она не состоялась.
– Это когда происходило?
– Еще при Романцеве. Он был хозяином клуба. Мы встречались, пытались его уговорить. Не получилось. В конце концов «Спартак» достался Андрею Червиченко.
– Что не устроило Олега Ивановича?
– Я не понял. Поначалу он говорил, что продавать ничего не будет. У него ведь возникли сложности с оформлением прав собственности, история была мутная, непрозрачная. Клуб нанял нас как банк, мы помогли все очистить, привели дела в порядок, после чего Романцев стал легальным владельцем «Спартака». Действовали мы честно, не выдвигали предварительных условий: мол, поможем, если потом нам продадите. Не захотел – его право.
– Вы участвовали в переговорах?
– Два раза лично беседовал с Романцевым.
– Какое впечатление он произвел на вас?
– Несколько странное. Сложно было понять, чего же человек хочет в действительности. Мне он твердо заявлял, что «Спартак» не продается. А потом возник Червиченко…
– Как вы это восприняли?
– Спокойно. Мы часто хотим что-то купить, но не всегда выходит.
– Словом, на вашем отношении к команде это не отразилось?
– Никоим образом! Когда Червиченко решил уйти из клуба, мы снова делали подходы, но «Спартак» быстро оказался в руках «ЛУКойла» и Федуна, что, в общем-то, логично. Андрей работал в «ЛУКойле», был плотно связан с компанией…
– Больше к вопросу не возвращались?
– В последние годы, когда я мог бы позволить себе такую сделку, не прибегая к помощи партнеров, тема продажи «Спартака» не поднималась. По-моему, пока это не входит в планы Федуна.

КАМЕНЬ В ОГОРОД ФЕДУНА

– Жалеете, что игрушка не вам досталась?
– Если говорить серьезно, я твердо убежден: у «Спартака» не должно быть одного хозяина. В крайнем случае, коллектив собственников. В идеале же надо проводить IPO, чтобы команда стала по-настоящему народной. Даже если бы мне, паче чаянья, удалось купить клуб, не остался бы его контрольным акционером, обязательно пригласил бы еще кого-нибудь. Я за коллегиальный стиль принятия решений. И касается это не только футбола. Вопрос фундаментальный.
Когда появляется хозяин, исчезают критика и оппонирование, все хотят понравиться начальнику и начинают ему поддакивать. На мой взгляд, это неправильно. И для бизнеса, и для жизни. Мне не нравятся семьи, где жена не может противоречить мужу, не понимаю, как управлять компанией, в которой один говорит, а остальные слушают… Такие системы чаще всего работают плохо, неэффективно.
– Похоже на камень в огород Федуна.
– Леонид Арнольдович мне крайне симпатичен. Умный, приятный, адекватный человек, для «Спартака» делает очень много, тратит свои немалые деньги. Нельзя не быть ему благодарным. Но модель управления, выбранная им, на мой взгляд, попросту непродуктивна. Я неоднократно говорил Лене об этом. Как и о том, что он взял на себя большие риски. Когда «Спартак» играет плохо, полстраны ненавидит Федуна. Зачем ему это нужно? Если бы в руководство клуба входило несколько человек, они делили бы ответственность. Опять же возникла бы борьба идей, столкновение мнений.
Повторяю, более правильной мне видится ситуация, при которой контрольный пакет акций в руках болельщиков. Плюс ядро из трех-четырех влиятельных совладельцев, обязанных учитывать мнение народа. Такая конструкция значительно устойчивее.
– И что вам ответил Леонид Арнольдович?

– Сегодня он не готов к столь радикальным переменам.
Да, есть разные варианты управления футбольными клубами. Скажем, в «Челси» у Абрамовича полный контроль, но, при всем уважении к Роману Аркадьевичу, команда пока не добивается результатов, которых ждет хозяин. В первую очередь речь о победе в Лиге чемпионов. Сейчас вот последовала очередная отставка тренера, болельщики в резкой форме выражают недовольство…
С другой стороны, есть пример по-настоящему народных «Реала» и «Барселоны». Претенденты на пост президента клуба в этих футбольных грандах выдвигают свои программы, болельщики голосуют за идеи, становясь соучастниками принятых решений. Возникает совсем иное эмоциональное восприятие команд.
Уверен, схожая история рано или поздно произойдет со «Спартаком».
– Может, Федун хочет достроить стадион, повысить капитализацию клуба, чтобы продать его подороже?
– Относиться к футболу как к чистому бизнесу тоже неверно. Это более сложная конфигурация.
– Но вы готовы вложиться, купить «Спартак»?
– Сто процентов! Не думая ни секунды.
– И за ценой не постоите?
– Повторяю, мне чрезвычайно интересно было бы заняться этим проектом.
– А жена футбольную форму не сожжет, как когда-то сделала ваша мама?
– Надеюсь, этого не произойдет. Я действительно отношусь к футболу не как к хобби. Это нечто значительно большее. Недавно вот меня выбрали в исполком РФС…

НЕ ОСКУДЕЕТ РУКА ДАЮЩЕГО

– И вы благополучно прогуляли первое же заседание.
– Ничего подобного! Когда меня вместе с Сулейманом Керимовым и Владимиром Якуниным только утверждали, наше присутствие не подразумевалось, это не предусмотрено процедурой. А 6 марта я был.
Кстати, предложение войти в исполком я получил от Федуна. Чтобы, так сказать, усилить спартаковскую фракцию.
– Полагаете, сегодня она слаба?
– Лишним голос не будет. Но речь не о том, чтобы выхлопотать любимой команде какие-то преференции или бонусы. Дополнительно натягивать ничего не собираемся, главное – лишь бы не обидели. У меня и в жизни, и в бизнесе принцип простой: мы за честные и равные отношения со всеми.
– С Сергеем Фурсенко вы знакомы?
– Шапочно.
– РФС вправе рассчитывать на денежное вспоможение с вашей стороны?
– Не знаю. По крайней мере, об этом речь не заходила. Еще раз могу сказать, что готов давать деньги «Спартаку», но при иной конфигурации собственности, без контрольного акционера.
– А керимовский проект вам понятен?

– Не посвящен в детали, но идея ясна. Есть родная республика, большие амбиции, деньги – почему бы не сделать? Сулейман занимается важным проектом, «Анжи» много значит для Дагестана, вопрос лишь в верном балансе между покупкой звезд и развитием футбола в регионе.
Но рука дающего покуда не оскудевает. Вот Хиддинка привезли за безумные миллионы, что, понятно, вызывает у наблюдающих за процессом и оторопь, и раздражение.
– Помните, Money can’t buy me love? Более того, когда возникает ощущение, что все покупается, может произойти естественное отторжение. Пример «Челси» убеждает: не все определяется деньгами. Посмотрим, что получится у «Манчестер Сити», который палит сейчас еще больше, чем Роман Аркадьевич в свое время…
Откровенно говоря, мне подобная философия не близка. Да, чтобы усилиться, нужны серьезные вложения, но курс Федуна на развитие академии «Спартака», подготовку собственных молодых футболистов выглядит перспективнее, нежели трансферы дорогостоящих игроков из-за рубежа. Звезды сами по себе ничего гарантировать не могут.
Я давний и преданный поклонник Бескова, годы моей юности пришлись на время, когда в «Спартаке» работал Константин Иванович. Он обладал способностью рассмотреть талант в футболисте, раскрыть его лучшие качества, вырастить настоящего мастера. Ставка на своих учеников всегда выигрышнее.
Поддерживаю я и логику введения потолка зарплат для игроков, ограничений клубов на расходы. Неправильно стабильно тратить больше, чем зарабатываешь. Надо учитывать и реалии нашего футбола, где несколько топ-клубов – «Зенит», ЦСКА, «Динамо», «Анжи», «Спартак», «Локомотив» – способны жить на широкую ногу, а все прочие отнюдь не жируют. Гонка бюджетов
ни к чему хорошему не приведет.
– А к лимиту на легионеров как относитесь?
– Я либеральный экономист, всегда ратую за рынок и свободную конкуренцию. В принципе, лимит не может быть вечным. Кто лучше играет, тот и должен выходить на поле. Независимо от паспорта. Другой вопрос, что нельзя в один момент отменить правило, по которому жили долгое время. Нужен переходный этап. Скажем, Россия вступила в ВТО в конце 2011 года, а полностью перестроит экономику под международные требования лишь к концу нынешнего десятилетия. Так и с лимитом на легионеров. Надо идти к отмене постепенно. Лучше плохой, но стабильный закон, чем его постоянное изменение.
До 2018 года я точно ничего не трогал бы. Если потом ослаблять или отменять лимит, известно об этом тоже должно быть заранее – году в 2015‑м. А внезапные изменения – беда. Нечестно и непродуктивно.
Конкурентную среду нужно создавать и поддерживать. Пока же видим, что клубы сманивают друг у друга российских футболистов, выбор которых на рынке ограничен. Предлагают увеличение зарплаты в три-пять раз, по сути надламывая психику молодым ребятам. Нечто подобное происходит и в бизнесе, в банковском секторе, когда начинается соревнование зарплат и специалистов перекупают у конкурентов неоправданно высоким жалованием. Это неправильно. И сильные команды только так – деньгами – не создаются.

ИГРА ВПОЛНОГИ

– Полагаете, наши игроки переоценены?
– Не знаю. Интуитивно кажется, что да, но для аргументированного ответа надо изучить вопрос.
– Разве не показатель – лучшие наши футболисты, пытавшиеся закрепиться в сильных европейских чемпионатах, возвращаются домой не солоно хлебавши?
– Соглашусь с вами. Это следствие недостаточной конкуренции, слишком разного класса команд. В английской Премьер-лиге люди бьются на поле от первой до последней минуты. В каждом матче. Наши к такому не готовы. Аршавина называют игроком эпизода, хотя, на мой взгляд, эти слова можно адресовать практически всем
отечественным футболистам. Их хватает максимум на матч, но никак не на сезон. Объяснение простое: в не слишком напряженном чемпионате России сильные клубы зачастую побеждают соперников на классе, играя вполноги. Отсутствие конкуренции расслабляет и развращает. И сегодня отмена лимита на легионеров эту ситуацию только усугубит. Завтра, может, все будет иначе, но пока так.
Если же нет конкуренции, заставить постоянно пахать может только тренер-тиран, но таких в нашем футболе я не вижу. Нет Тарасова.
– С Карпиным вы знакомы?
– Встречались пару раз. На меня он произвел позитивное впечатление. На мой взгляд, Валерий – очень порядочный человек, много думающий о «Спартаке». Изначально он не был готов тренировать команду. С другой стороны, и я часто брал на работу людей, которым требовалось время, чтобы выйти на должный уровень. Уверен, Карпин обладает набором качеств, позволяющих ему стать первоклассным тренером.
– А желание усидеть на двух стульях сразу?
– Думаю, временное явление. Рано или поздно Валерий оставит административный пост и сосредоточится на непосредственной работе с командой. Это ведь так интересно! Честно скажу, если бы в свое время не пошел изучать экономику, а потом не оказался в бизнесе, попробовал бы себя на поприще футбольного тренера. На мой взгляд, эта профессия – одна из самых привлекательных. И необязательно тренировать команду мастеров. Возиться с мальчишками, растить из них мастеров тоже замечательно!
Помню, в юности постоянно размышлял, кого на месте Бескова поставил бы в основной состав, кем усилил бы команду по ходу матча… Мы с отцом много об этом говорили, обсуждали варианты. Меня это всегда интересовало… До слез расстраивался, если «Спартак» проигрывал. Сейчас, конечно, не плачу, но по-прежнему сильно переживаю.
– Любимые игроки у вас были?
– Федор Черенков. Лидер с большим отрывом. Особое явление, уникум! Думаю, девять из десяти спартаковских болельщиков моего поколения скажут вам то же самое.
С Федором вас жизнь сводила?
– Не видел его вне футбольного поля. И, откровенно говоря, не стремился. Давно усвоил правило: не надо знакомиться с художниками, чьи картины покупаешь, с писателями, которых читаешь. Совершенно ни к чему. У кумиров своя жизнь, у почитателей их таланта – своя. Любуйся живописью, наслаждайся прозой или поэзией, болей за симпатичного тебе игрока, поддерживай его на трибуне, но сближаться необязательно.
– Чтобы не разочароваться?
– А о чем нам, по большому счету, говорить? Мы из разных миров. Спрашивать у профессионала, как он забил гол или смешал краски на мольберте? Мне хватает удовольствия от соприкосновения с результатами труда мастеров. Я помню прекрасную игру Черенкова и его товарищей – этого вполне достаточно.
– Не возникает чувства, что раньше все было лучше: деревья выше, воздух чище, футбол искреннее?
– Это очевидно. Смысл повторять банальности? Да, сегодня всё, включая спорт, стало технологичнее. Меньше эмоций, больше расчета. Но и сума-сшедшего ритма, как, допустим, в матчах «Челси» с «Манчестером» или «Барселоны» с «Реалом», прежде нельзя было представить. Скорости существенно возросли, зрелищность тоже.
– А количество договорняков в российском футболе?
– Такие вопросы невозможно обсуждать на уровне интуиции. Надо оперировать фактами, но не думаю, что ситуация стала хуже, чем, скажем, в восьмидесятые годы прошлого века. Договорняки были всегда. Впрочем, это не значит, что их нельзя победить. Бороться необходимо. Противодействие коррупции – фундаментальный вопрос. На последнем исполкоме РФС Сергей Фурсенко подтвердил: факты нарушения подписанного Кодекса чести будут пресекаться на корню, выжигаться каленым железом.
– Для начала надо поймать кого-нибудь на горячем.
– Как я понял, политическая воля есть, теперь необходим конкретный механизм для воплощения благих намерений в жизнь.
– Если «Спартак» попадет под раздачу?
– Значит, так и будет. Но этого, уверен, не случится.
– Ваша команда, как и английская королева, – вне подозрений?
– Она попросту не участвует в подобных играх. Это было исключено при Бескове, невозможно при Романцеве, немыслимо и сегодня. Даже обсуждать нечего.

ПРОГНОЗ НА ЗАВТРА

– Интересно, есть матч спартаковцев, который стоит для вас особняком?
– Их много, долго перечислять. Первое, что приходит на память, – игра с киевским «Динамо» в 1989 году, когда Валерий Шмаров на последней минуте забил «золотой» гол.
– Вы были в «Лужниках»?
– В тот момент уже жил в Австрии, находился в длительной командировке.
– Смотрели в записи?
– Живьем. В Вене транслировали советское телевидение.
– Аборигенов криками не распугали?
– Обычно не особо буйно реагирую на перипетии матча, держу себя в рамках, но в тот момент эмоции обуздать было трудно. А как по-другому? Разве вы вели себя иначе?
– Я, знаете ли, находился за линией фронта, болел за киевлян.
– Тогда, извините, праздник выдался не на вашей улице…
Кстати, с динамовцами в отличие от спартаковцев однажды я познакомился.
– Поскольку они не являлись вашими кумирами?
– Чистая случайность, совпадение. В 1978 году проводил летние каникулы в Крыму и в гостинице оказался соседом киевлян, которые приехали на сборы в Ялту. В нашей компании был парень, лично знавший Олега Блохина и Леонида Буряка. Помню, мы сидели на пляже и разговаривали.
– Признались, что болеете за «Спартак»?
– Динамовцы отреагировали совершенно спокойно.
– Раз уж об Украине заговорили… Ваш прогноз на Евро, Петр Олегович?
– Условно-оптимистический. Из группы должны выйти.
– Поедете поболеть за наших?
– Возможно, слетаю в Варшаву на матч Россия – Польша и точно на финал в Киев.
– А билеты?
– Мы ведь покупаем для клиентов банка. Это не проблема. Я уже заказал на всю семью.
– И жену возьмете?
– Лена привыкла, что смотрю футбол, иногда составляет компанию. Мы с ней ездили и на чемпионаты мира, и на Евро… Надеюсь, на этот раз вернемся домой в хорошем расположении духа.
– Если «Спартак» к тому времени его не испортит. Вы согласны, что «Зенит» – чемпион?
– Это мы еще поглядим…

Все об РФПЛ ЗДЕСЬ

Связанные материалы: