18 февраля 00:00
автор: Сергей Пряхин

Человек с другой планеты. Им в Турине был Евгений Плющенко, обогнавший ближайшего конкурента на 30 баллов

Как уже вчера сообщал «СС», россиянин Евгений Плющенко завоевал золото Олимпиады в мужском одиночном катании.

ТУРИН-2006. ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ
МУЖЧИНЫ. ПРОИЗВОЛЬНАЯ ПРОГРАММА

Как уже вчера сообщал «СС», россиянин Евгений Плющенко завоевал золото Олимпиады в мужском одиночном катании. Его преимущество над соперниками было не просто огромным – гигантским. Женя в Турине катался как бог.

Каждый, не попавший в призеры на Олимпиаде, несчастлив одинаково. Каждый, получивший медаль, счастлив по-своему.

БАТТЛ

Джеффри Баттл, только что дававший в смешанной зоне интервью журналистам, вдруг замолчал. Глаза белобрысого канадца, напоминающего Тома Сойера и Гека Финна в одном флаконе, сделались широкими, как два блюдца. На экране, куда был устремлен взгляд Джеффри, показывали улыбающегося Дайсуке Такахаши, последнего человека, который мог отобрать у Баттла бронзовую медаль.

Такахаши откровенно сорвал два элемента, но Баттл все равно не верил в свое счастье, пока японцу не выставили оценки. «Минутку, минутку», – бормотал он в диктофоны, хотя его соотечественники-журналисты и сами уже давно уставились в телевизор.

– О, боже! – наконец прошептал Баттл и закрыл лицо руками.

Японец стал восьмым. Канадец – третьим.

ЛАМБЬЕЛЬ

Стефан Ламбьель стоял, окруженный репортерами, и в третий раз только на моей памяти рассказывал про зебру, которой холодно зимой, но тепло летом. Объяснять идею своего полосатого костюма, в котором Ламбьель выходит на произвольную программу под музыку Вивальди «Времена года», швейцарцу приходится на каждом турнире.

Но этот раз отличался от остальных. Стефан каждую секунду кашлял и хлюпал носом. Кашлял, потому что приболел. А хлюпал просто от эмоций.

Ламбьель считался безусловным фаворитом в борьбе за второе место, даже несмотря на растяжение связок, заработанное на одной из последних тренировок перед Турином и смену короткой программы, которую пришлось «настраивать» всего за три недели, прошедшие с момента чемпионата Европы.

Однако когда Стефан, чемпион мира прошлого года, взошел на пьедестал, получил серебряную медаль Олимпиады, увидел флаг Швейцарии, поднимающийся под своды дворца «Палавела», он зарыдал.

– Это… Это… Я еще никогда не был так счастлив, – спустя десять минут после награждения Ламбьель пытался объяснить журналистам свои чувства.

В руках он держал плюшевую зебру, подаренную одним из многочисленных своих поклонников. Она была мокрой от его слез.

ПЛЮЩЕНКО

Евгений Плющенко не любит вспоминать прошлую Олимпиаду.

Очевидцы рассказывали, что в Солт-Лейк-Сити перед соревнованиями унять Плющенко, который горел желанием общаться, смеяться, говорить, было невозможно. Женя пытался отвлечься от мыслей о предстоящем старте, и успокаивать его порой приходилось всей командой. Алексей Ягудин, главный его соперник, вел себя иначе. Спустится в ресторан, буркнет всем «Здравствуйте», постучит ложкой о тарелку и идет в свой номер.

Кто смеялся на той Олимпиаде последним, знают все.

В этот раз Женя твердо знал, чего он хочет и как к этому идти. На вопросы журналистов он сразу отвечал «нет», даже не дослушав. Если вдруг Женя «давал слабину», то в смешанную зону прорывался тренер спортсмена Алексей Мишин, не имевший, к слову, туда доступа, и быстренько уводил фигуристов от любых вопросов прессы. Пресса страдала молча. Она тоже все понимала.

Илья Климкин, выступавший в произвольной программе за два часа до Плющенко, рассказал мне, что эмоции Женя старался беречь как никогда. Даже когда смотрел, как наши продувают в хоккей словакам и громят шведов.

– Наверное, Женя понимал, что в произвольной программе ему нужно только формально оформить свою победу. Но он также понимал, что нельзя много думать о предстоящем выступлении. Хоккей – это был способ отвлечься, – сказал в четверг Климкин.

Гораздо более мудрый способ, чем в Солт-Лейк-Сити.

На награждение первым выкатился Баттл, за ним – Ламбьель. Каждый из них буквально вылетал на лед, спеша поделиться с трибунами своей нежданной радостью. Плющенко вышел последним. Вышел походкой человека, знавшего, что он получил от судьбы то, что заслужил.

На пьедестале стояли трое. Плачущий Ламбьель. Ничего не понимающий Баттл. И Плющенко.

Он улыбался. Было в его улыбке что-то неземное.

КЛИМКИН

Удивительная вещь – Олимпиада. В первой, слабейшей, группе, открывавшей выступления одиночников в произвольной программе, оказались люди, которые вполне могли претендовать на медали. Например, немец Штефан Линдеманн, бронзовый призер ЧМ-2004 и ЧЕ-2005. Или китаец Ли Чженьян, ставший пятым на прошлогоднем чемпионате мира. Или француз Фредерик Дамбьер, занявший всего три недели назад на европейском первенстве четвертое место.

Все они завалили короткую программу. Просто не справились с нервами.

Илья Климкин тоже начал соревнования не слишком удачно. Восемнадцатое место после первого дня лишало всяческих иллюзий относительно попадания даже на подступы к пьедесталу.

– Силы кончились после тройного акселя, – объяснил он потом мне. – Ноги сразу стали ватными.

В произвольной Климкин начал с тройного акселя. Но оказался великолепен во всем. Кроме своего коронного «кораблика». Во время которого просто… сел на лед.

– Хотел поэффектнее прогнуться, – улыбался фигурист. – А оно вон как получилось.

Климкин был одним из немногих, кто не попал на пьедестал и остался доволен собой. В Турине по сумме он оказался одиннадцатым. Теперь его цель – следующая Олимпиада.

ЖУБЕР

Брайан Жубер после короткой программы занимал четвертое место. Его конкурентами были Вейр и Ламбьель. Но больше всего его злил Плющенко.

– Я не понимаю, за что судьи поставили ему 90 баллов в короткой программе, – француз, единственный фигурист, обыгравший почти здорового Плющенко в честной борьбе (дело было на ЧЕ-2004), был недоволен. – Его отрыв от остальных вовсе не так велик, как представляют арбитры.

В произвольной программе Плющенко сделал вместо тройного флипа двойной. И не дал больше ни одного повода к себе придраться. Жубер же сорвал четыре элемента.

– Я старался рисковать, но нынешняя система судейства не поощряет риск, – сопя носом, говорил в смешанной зоне француз.

ЛАЙСАЧЕК

От Эвана Лайсачека, серебряного призера чемпионата США, после короткой программы уже не ждали ничего сверхъестественного. Однако он сделал восемь чистых тройных прыжков и по сумме стал четвертым. Правда, похоже, не обрадовался:

– Я так много мечтал об Олимпиаде, так много работал. А получилось, что провалился там, где чувствовал себя увереннее всего…

ВЕЙР

– Как же так, Джонни? – один из российских журналистов обратился к американцу Джонни Вейру на чистом русском языке.

– Я не знаю, – грустно ответил он тоже по-русски. А пять секунд спустя добавил уже по-английски: – С вашим Плющенко бороться бесполезно. Это человек с другой планеты.

Вейр в первый день занял второе место. И наверняка рассчитывал подняться на подиум. Даже включил в программу четверной прыжок, который еще никогда не прыгал на соревнованиях. Но не вытянул.

Когда показали оценки, вежливый и обходительный Джонни выругался прямо в камеру.

СНОВА ПЛЮЩЕНКО

Когда Плющенко наконец вышел в смешанную зону, вокруг него суетились какие-то люди. Подсказывали, куда идти, протягивали для подписи какие-то бумаги, просто дотрагивались. Плющенко был совершенно спокоен.

– Женя, вы инопланетянин? – спросил я его.

Плющенко посмотрел на меня удивленно. Пожал плечами.

– Я есть хочу, – вдруг сказал он. – Аж живот сводит.

‑О том, как Евгения морили голодом в Русском доме,– на стр.6

ТУРИН. «ПАЛАВЕЛА»

16 ФЕВРАЛЯ

Мужчины. Сумма короткой и произвольной программ. 1. Плющенко (Россия) – 258,33 балла. 2. Ламбьель (Швейцария) – 231,21. 3. Баттл (Канада) – 227,59. 4. Лайсачек – 220,13. 5. Вейр (оба – США) – 216,63. 6. Жубер (Франция) – 212,89. 7. Савойе (США) – 206,67. 8. Такахаши (Япония) – 204,89. 9. Ван дер Перрен (Бельгия) – 197,39. 10. Мин (Китай) – 196,27. 11. Климкин (Россия) – 191,80.